Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Амир Магас

11.06.2010, 15:07

В ингушском Малгобеке живьем взят преемник Басаева, назначенный после его гибели военным амиром моджахедов Кавказа, второй в «имарате Кавказ» человек после Доку Умарова — Магас, он же Али Тазиев, он же Магомед Евлоев. Это прежде всего заслуга нового президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова плюс в значительной степени нового главы ФСБ республики Владимира Гурбы.

Реклама

Этот арест продолжает череду громких успехов, среди которых поимка Рустамата Махаури (этот тот, чьи люди мочили русских в Ингушетии) и ликвидация Саида Бурятского и Анзора Астемирова.

Этот арест показывает, что на Кавказе от лидера зависит все. Был Мурад Зязиков — и омоновцев расстреливали на улицах, а власть говорила: это самоубийство; ФСБ была представлена в республике залетными отрядами палачей, которые сидели в бетонных бункерах и заскакивали в Ингушетию, как в лес на зверей поохотится: кого убьют — тот и террорист.
Стал Юнус-Бек Евкуров — и, несмотря на гигантские проблемы, на коррупцию в Москве, благодаря которой не берущий денег президент не может купить решение насущных для государства (не для него даже) вопросов, ситуация резко изменилась. Мочат тех, кого надо, — жестко, но метко.

Важно иметь волю. Where there's a will, there's a way.

Поимка Магаса помимо бесчисленных бонусов в виде информации, которую из него вытряхнут (понятно, какими способами), влечет за собой, однако, и определенную проблему, которая заключается в том, что Магас, он же Али Тазиев, он же Магомед Евлоев, руководил терактом в Беслане.

Еще раз: я полагаю, что именно Магас, который незадолго до этого был назначен Басаевым командующим ингушским сектором «кавказского фронта», командовал Бесланом и ушел из школы вечером 2-го числа, накануне штурма, по приказу Басаева, сберегая себя, как наиболее ценный кадр, для будущих битв.

Более того, я полагаю, что вся последующая упорная работа «следствия» по Беслану имела целью фальсифицировать этот факт. Следствие упорно доказывало, что боевиков было 32 и что они поместились в один «ГАЗ», вмещающий 25 человек, хотя, скорее всего, боевиков было две группы в двух «ГАЗах» и одной группой командовал Руслан Хучбаров (Полковник), а другой — как раз Али Тазиев (Магас).

Вопрос на засыпку: если было две группы и одной командовал Полковник, а другой командующим всем Ингушским сектором — кто был главный?

После Беслана о нем долго не было ни слуху ни духу: власти, объявившие, что он убит в Беслане, не спешили признаться в ошибке, Басаев тоже не спешил, чтобы за Магасом не началась слишком уж сильная охота, и все испортило само ингушское МВД после убийства замглавы МВД Джабраила Костоева, местного Малюты Скуратова. МВД заявило, что знает, кто убил Костоева: это сделал Магас.

После гибели Басаева Магас занял его место военного амира, став по иерархии лидером номер два после Умарова, а по численности подчиненных — вообще номером один. (В этот момент Ингушетия благодаря зязиковым, костоевым и залетным зондеркомандам из ФСБ превратилось в главное убежище боевиков.)

Вранье насчет роли Магаса в Беслане — не единственная фальсификация в том, что касается громких терактов.

Очень похоже, что такая же история случилась и в «Норд-осте». Официально руководителем теракта в «Норд-осте» считается Мовсар Бараев — племянник Арби Бараева. Каким образом чеченец с гор смог выступить организатором технически сложного теракта в центре Москвы, как он смог организовать транспорт, жилье, связь — непонятно.

Между тем даже на пленках, на которых Бараев дает интервью, рядом с ним сидит еще один человек с закутанным лицом, с которым Бараев советуется, как со старшим. Это Абубакар, Руслан Эльмурзаев, настоящий организатор «Норд-оста», начальник службы безопасности Прима-банка.

Эльмурзаев, московский чеченец, организовал все, начиная от денег (он просто взял кредит в «Прима-банке») и кончая людьми (которые были оформлены в Прима-банке охранниками) и транспортом — боевики очень удобно разъезжали на инкассаторском броневичке. По крайней мере двое людей Эльмурзаева ушли из «Норд-оста», а возможно, ушел и он сам. Именно по этой причине его роль особенно не пиарили.

Уже одно то, что ФСБ не вычислило подготовки теракта, ведущейся среди бела дня не в горах, а в московском банке, курируемом боевиками, есть позор. Но то, что было дальше, вообще не укладывается ни в какие рамки. Можно было бы ожидать, что через пятнадцать минут после штурма Дубровки Прима-банк разнесут по клочкам.

Ничуть не бывало: банкиры мирно сбежали с деньгами клиентов, ЦБ ввел в банке временную администрацию, и главу этой-то временной администрации номинальный хозяин банка Баркинхоев бил прямо в кабинете года полтора спустя после «Норд-оста». Это при том, что в материалах дела, в 124-м томе, есть докладная записка Баркинхоева Мовлади Удугову с отчетом, кому из сотрудников «охраны» банка сколько на теракт выделено.

Истории Эльмурзаева и Магаса — это низшая точка падения профессионализма спецслужб. Тем драгоценней, что даже при нынешнем режиме есть офицеры, способные выполнять свой долг перед Россией и вести на Кавказе кажущуюся все более обреченной битву против наступающего исламского фундаментализма.

Ведь отметим одну страшную черту. Ни один из убитых или арестованных новых лидеров джихада — бурят Саид Бурятский или кабардинец Анзор Астемиров — не является чеченцем. Ни один из них не сражается за независимость Чечни. Все они сражаются за «имарат Кавказ».