«Помощь и поддержка»: во что обходится дружба с Киргизией

Дмитрий Медведев пообещал продолжение экономической помощи Киргизии

Россия и Киргизия — братья навек. В этом премьер Дмитрий Медведев заверил президента Сооронбая Жээнбекова. Но дружбу, судя по всему, придется скреплять рублем. Россия и раньше всегда поддерживала эту бывшую советскую республику и устраивала для киргизов режим благоприятствования. Но сейчас, скорее всего надо будет наращивать финансовую подпитку своему партнеру. Иначе у киргизов может случиться очередная цветная революция на почве нищеты. При этом России придется бороться за влияние в этой стране с Китаем, чьи ресурсы не сопоставимы с российскими.

Премьер Дмитрий Медведев прибыл в пятницу, 9 августа, в Киргизию, где встретился с президентом страны Сооронбаем Жээнбековым. Чиновники высокого ранга обменялись комплиментами. Медведев, в частности, сказал, что между странами складываются «продвинутые отношения», обе страны помогают друг другу.

«По мере возможности мы действительно стараемся оказывать помощь и поддержку нашему другу и партнеру — Республике Кыргызстан. Так будет и дальше, не сомневайтесь в этом», — заверил Медведев киргизского лидера.

Глава российского правительства выразил уверенность, что эти «встречи внесут свой вклад в копилку двустороннего партнерства» между странами.

В ответ Жээнбеков дал понять, что не сомневается в поддержке со стороны России.

«И вас в Кыргызстане знают, как настоящего друга, который вносит вклад в наше стратегическое партнерство. И мы считаем вас нашим близким другом», — ответил президент Киргизии.

Он поблагодарил Медведева за финансовую помощь, которую ранее Россия оказала Киргизии.

Напомним, речь идет о предоставлении Киргизии безвозмездной помощи на сумму $30 млн для поддержки государственного бюджета этой страны. Помощь была оказана в марте этого года, а в прошлом году Россия полностью списала госдолг Киргизии, который составлял $240 млн.

Между тем заверения в дружбе и продолжении финансовой поддержки не такие уж дежурные.

По крайней мере, для Киргизии, учитывая случившийся в эту пятницу, 9 августа, скандальный арест экс-президента Киргизии Азмазбека Атамбаева, правившего страной с 2011 по 2017 годы. Дело в том, что Атамбаев выстроил вполне приемлемые отношения с Кремлем, хотя иногда и позволял себе резкие высказывания в адрес российских инициатив.

Так, он говорил, что Евразийский союз не оправдал надежд киргизов. «Нам в экономическом развитии не стоит обманывать себя и надеться на союз. Не может быть надежным союз, который зависит от прихоти одного человека, даже если это самый великий человек в мире», — заявлял ранее Атамбаев.

Кого именно он называет «великим», Атамбаев не уточнил.

Дружба дружбой, а пошлины врозь

Сейчас действующие киргизские власти подозревают Атамбаева в коррупции и незаконном обогащении. На этой почве у бывшего президента возник конфликт с престолонаследником Жээнбековым. Итог разборок — Атамбаев сидит в СИЗО и призывает своих сторонников к бессрочной акции протеста с требованием отставки действующего президента.

На этом фоне действующей киргизской власти было важно услышать одобряющий месседж от Москвы. И они его услышали.

Правда, одно дело обещания, а другое — реальные дела. Например, повод для визита Медведева в Киргизию — заседание межправительственного совета Евразийского экономического союза. На этом заседании с подачи белорусской делегации обсуждалась острейшая тема, а именно — распределение дохода между странами ЕАЭС от ввозных пошлин при торголи с внешним миром.

Киргизия, например, получает всего 1,9% дохода от таких пошлин, Россия, как считается, в соответствии со своим вкладом, — более 85%. Медведев пообещал киргизскому президенту урегулировать этот вопрос.

«Надеюсь, окончательно договоримся по той проблеме, о которой вы только что сказали. Я имею в виду, вопросы распределения пошлин», — пообещал Медведев на встрече с Жээнбековым.

Но позднее выяснилось, что страны ЕАЭС не договорились о новом механизме распределения пошлин. Взяли «десятидневную паузу», уточнил глава Минфина РФ Антон Силуанов.

Но тем не менее Россия заинтересована в дружбе с Киргизией, в стабильности работы ее властных институтов. Например, российская военная база и аэродром в киргизском городе Кант (Чуйская область) считается гарантом поддержки российских интересов в Средней Азии.

Минус американская база

В Кремле не забывают, что в Киргизии совсем недавно действовала американская военная база «Манас». И закрыл ее, кстати, Атамбаев. Одного этого факта достаточно, чтобы продолжать финансовую подпитку Киргизии. И она продолжается. По традиции.

Тем более, что Киргизия избалована подачками от конкурирующих с Россией структур. Например, с 1995 года Киргизия получила от Евросоюза на реализацию различных программ, в частности ТАСИС и TRASECA, около 200 млн евро. Это не кредиты, а безвозвратная финансовая помощь. Деньги предназначались на институциональные и инфраструктурные реформы, укрепление демократии, реформирование образования, энергетики и коммуникаций.

Но после того, как в Киргизии в очередной раз сменилась власть, ей было предложено вступить в Евразийский союз. Решение откладывалось пять раз.

До тех пор, пока Москва не предложила «безболезненный» вариант вхождения Киргизии в Союз — $1,5 млрд. Был создан фонд развития с уставным капиталом в $500 млн. Еще столько же составил льготный кредит. При этом размер всего ВВП Киргизии составлял в 2014 году около $6,5 млрд.

Россия пошла навстречу Киргизии и тогда, когда нужно было поддержать ее безработных граждан. Промышленность никогда не была сильной стороной экономики Киргизии, даже в советское время. Сейчас тем более. Население живет в основном за счет выращивания овощей-фруктов и реэкспорта дешевых китайских товаров.

Остальные, кому не нашлось места и в этих сферах, – разъехались по всему миру в поисках работы. Неудивительно, что уровень безработицы в Киргизии очень низкий – всего 3,2% (по данным за июль).

Основной рынок труда для киргизских мигрантов – Россия. В недавние времена в России работало до полумиллиона киргизских гастарбайтеров. И это при всей численности населения в 5,5 млн. По итогам прошлого года в России из Киргизии приехало на заработки около 250 тысяч человек. Это четвертое место среди всех гастарбайтеров, окопавшихся в России — после граждан Украины, Белоруссии, Узбекистана.

В 2018 году для киргизов, которые нарушили сроки пребывания на российской территории, была проведена миграционная амнистия. Им была предоставлена возможность в течение двух месяцев вернуться на родину и затем сразу же въехать в Россию.

На почве нищеты

По объему денежных переводов из России на родину киргизы – третьи. По данным ЦБ, больше всего денег было переведено физлицами в Узбекистан ($4,1 млрд), Таджикистан ($2,6) и Киргизию ($2,4).

При этом средняя зарплата в самой Киргизии – $240, но маловероятно, что она отражает реальный уровень достатка в стране. А вот «минималка», показывающая сколько власти могут дать гражданам, составляет всего $17,6.

Ждать роста от киргизской экономики в ближайшие годы вряд ли стоит. Скорее, наоборот. В 2017 году ВВП страны вырос на 4,6%, в 2018-м снизился до 3,5%. Прогноз на этот год — 4%, но прогнозы пишутся, как известно, с большим запасом оптимизма.

Россия просто будет вынуждена поддерживать киргизский режим. Иначе у нашего евразийского партнера произойдет очередная смута с непредсказуемыми последствиями. На почве нищеты революции, как известно, случаются чаще всего. Хотя премьер Медведев и предупреждал киргизов, что уж кто кто, а уж они точно они исчерпали лимит на революции.

Кроме того, в усилении своего влияния на эту бывшую советскую республику заинтересован Китай, имеющей, кстати, общую границу с Киргизией длиной почти 1000 км. И Пекин охотно включил Киргизию в своей мега-проект «Нового шелкового пути» и легко кредитует Бишкек.

По данным Института мировой экономики, Киргизия уже входит в пятерку самых закредитованных Пекином стран. Наряду с такими антилидерами по уровню ВВП, как Джибути, Тонга, Республикой Конго.

Как подсчитали исследователи, объем долгов Киргизии перед Китаем составляет 30% киргизского ВВП. Для сравнения, соседний с КНР Казахстан задолжал Пекину менее 5% своего ВВП.