Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт
`

После Кубы в Мьянму

Мьянма открывается иностранцам

Карина Романова, Алексей Топалов 21.03.2016, 12:44
Новым президентом Мьянмы стал кандидат от оппозиции Тхин Чжо Soe Zeya Tun/Reuters
Новым президентом Мьянмы стал кандидат от оппозиции Тхин Чжо

Смена режима в Мьянме — новый этап инвестиционной гонки, в которой в перспективе смогут принять участие США и страны ЕС. С Китаем, крупнейшим инвестором Мьянмы, уже соперничают Сингапур, Таиланд, Япония. Россия в этом денежном соревновании участвовать пока не спешит.

Победа оппозиции на президентских выборах в Мьянме будет иметь далеко идущие последствия. Новый президент страны Тхин Чжо — кандидат от оппозиционной Национальной лиги за демократию (НЛД), возглавляемой лауреатом Нобелевской премии мира Аун Сан Су Чжи.

Тхин Чжо стал вторым президентом после того, как в 2010 году прекратился более чем 50-летний период правления военного режима, и седьмым — с момента обретения страной независимости в 1962 году.

Однако с учетом того, что в 2011 году пост главы страны получил отставной генерал Тейн Сейн, в прошлом чиновник военного правительства, Тхин Чжо стал первым гражданским президентом.

В должность избранный президент вступит не раньше апреля, но он уже занялся подготовкой к формированию нового правительства.

Новое руководство — новые инвестиции

Из-за продолжительного санкционного режима до последнего времени в Мьянму, привлекательную своими природными богатствами и расположением страну, вкладывались в основном азиатские компании (преимущественно китайские и тайские) и лишь немногие западные. Но в 2010–2011 годах произошла частичная демократизация страны, и вместе с политическими изменениями стали происходить и экономические. Иностранным компаниям разрешили арендовать государственные земли, местным — передавать права на бизнес иностранцам под руководством Мьянманской инвестиционной комиссии, также были ослаблены ограничения на перевод денежных средств.

Меры принесли свои результаты: уровень иностранных ПИИ увеличился многократно, что демонстрирует существующий интерес к стране. Если в 2009–2010 годах их объем составил $0,3 млрд, то в 2010–2011 годах он резко вырос — до $20 млрд.

Всего с 1988 года общий объем одобренных иностранных ПИИ на текущий момент составляет $59,9 млрд, следует из данных Директората инвестиций и управления компаниями Мьянмы (DICA). Больше всех вложили КНР ($15,5 млрд), Сингапур ($12,3 млрд; в основном это международные инвестиционные компании), Таиланд ($10,3 млрд), Гонконг ($7,3 млрд; включая корпорации с бизнесом в Китае) и Великобритания ($4,1 млрд; учитываются Виргинские и Бермудские острова). Далее идут Республика Корея ($3,5 млрд), Малайзия ($1,7 млрд), Нидерланды ($1 млрд), Индия ($0,7 млрд) и Вьетнам ($0,7 млрд). В совокупности инвестиции стран ЕС составляют $1,7 млрд.

В числе ближайших задач руководства Мьянмы — привлечение средств на развитие страны. За последние шесть лет в Мьянму было вложено $38 млрд иностранных инвестиций, но этого недостаточно, поскольку инфраструктура требует основательной модернизации.

Вопрос только в том, какие зарубежные государства будут вкладывать в страну при новом президенте и правящей партии.

К примеру, в текущем финансовом году на первое место вышли компании из Сингапура (то есть инвестиционные компании) с 45 проектами на $3,49 млрд, КНР опустилась на второе место, вложив «только» $0,7 млрд в 37 проектов, а на третьем оказались Нидерланды с тремя проектами на $0,44 млрд.

США и страны ЕС поддерживали Аун Сан Су Чжи во времена правления хунты, поэтому в будущем в случае нормализации отношений компании из этих государств смогут активнее инвестировать в страну. До последнего времени японские компании не были достаточно активными в Мьянме, но сейчас эта тенденция также меняется, причем как со стороны частного капитала, так и со стороны государственного. Лидер НЛД запрашивала финансовую помощь в Японии, которая по многим политическим вопросам находится ближе к США, чем к Китаю.

Поэтому Китаю, для которого Мьянма — одно из важных направлений для сохранения энергобезопасности страны, возможно, придется побороться за проекты с другими инвесторами. В итоге Мьянма может стать еще одним пунктом политического и экономического противостояния. А противостоять есть за что.

Газовый коридор и неизведанная нефть

Мьянма изобилует природными богатствами — минералами, плодородными землями, лесами, пресной водой, рыбными ресурсами, есть месторождения драгоценных камней.

Но одним из основных секторов, который привлекает больше всего инвестиций, является добыча полезных ископаемых. Мьянма — важный добытчик и поставщик данного ресурса. Согласно «BP Statistical Review of World Energy 2015», на текущий момент доказанные запасы газа в стране составляют 300 млрд кубометров. В 2014 году объемы добычи газа в стране составили 16,8 млрд кубометров, или 15,2 млн тонн в нефтяном эквиваленте. В основном добытое идет на экспорт: в 2014 году было экспортировано 12,7 млрд кубометров газа, 9,7 млрд из которых поступили в Таиланд, а оставшиеся 3 млрд — в Китай.

Запасы и объемы добычи по сравнению с другими странами пока невелики, но сейчас ведется активная геологоразведка и разработка месторождений.

К примеру, две нефтегазовые компании, английская BG Group и австралийская Woodside Energy, вложили более $1 млрд в исследование и разработку двух глубоководных и двух месторождений на шельфе. Еще $1,7 млрд с теми же целями было инвестировано корейской Daewoo. Инвестирует в сектор и французская Total, добыча которой с двух блоков, по данным компании, составляет 8 млрд кубометров ежегодно.

Но главное — это, конечно, наличие инфраструктуры. Через всю Мьянму проходит газовая магистраль мощностью 10–12 млрд кубометров газа в год, соединяющая офшорные месторождения и глубоководный порт со столицей одной из южных провинций Китая Куньмином.

Объем инвестиций в этот проект, который полностью был оплачен за счет государственной нефтяной компании China National Petroleum Company (CNPC), составил $2,5 млрд.

Сообщалось также о предложениях CNPC построить в Мьянме терминал сжиженного газа.

Нефтяной сектор Мьянмы пока существенно отстает в развитии от газового, говорится в обзоре управления энергетической информации США (EIA). В числе причин — международные санкции, малый уровень иностранных инвестиций, низкий уровень технического развития отрасли. В 2014 году уровень добычи нефти и конденсатов с двух месторождений составил всего 21 тыс. баррелей в день, чего недостаточно даже для внутренних потребностей, поэтому страна является нетто-импортером нефти.

Но по мере налаживания отношений между Мьянмой и другими странами интерес к сектору растет. Китайская CNPC пытается завершить строительство нефтепровода стоимостью $2,45 млрд, который идет параллельно существующему газопроводу. За последние пять лет местное правительство активно проводило лицензионные аукционы. В 2013 году, когда состоялся последний тендер, между иностранными и бирманскими компаниями было разыграно 36 лицензионных блоков — 16 на суше и 20 на шельфе. В их числе были и компании США. Uncoal, дочерняя компания американской Chevron, выиграла офшорный участок, обязавшись вложить в блок $228 млн.

Однако часть инвесторов беспокоят низкие цены на нефть.

Так, в декабре прошлого года тайская PTT Exploration and Production (PTTEP) успела продать несколько долей на оперируемых ею блоках японской Mitsui Oil Exploration и тайской Palang Sophon Offshore, сообщало издание Myanmar Times. Новые проекты компании пока отложены в целях экономии.

Великая энергетика и инфраструктура

Другим сектором, привлекающим больше всего зарубежных средств, является энергетика. В нем, возможно, будет завершена одна из самых спорных для Мьянмы — Мьисоунская дамба.

Ее строительство началось в 2009 году, но спустя два года было приостановлено руководством страны из-за протестов местных жителей, которым пришлось переселяться. Руководство КНР рассчитывает на возобновление данного проекта стоимостью $3,6 млрд, учитывая, что он прошел все процедуры по получению разрешений, обращают внимание в китайском МИДе.

И власти Китая явно будут настаивать на продолжении строительства, учитывая, что около 90% выработанной энергии (по данным «Синьхуа», всего вырабатываться будет до 29,4 млн кВтч в год) будет поступать в Китай, пишет Reuters.

На развитие Мьянмы могут быть привлечены не только средства частного сектора и госкомпаний, но и госзаймы, что стало возможным благодаря приходу к власти НЛД. Например, сейчас японские власти рассматривают возможность предоставления ссуды на возведение инфраструктуры и градостроение.

Как сообщает Japan Times, правительство Синдзо Абэ предложило официальную помощь в целях развития Мьянмы в размере почти $900 млн как в виде кредитов, так и в безвозмездном формате. Интересно, что Япония надеется утвердить план помощи до того, как это сделают другие страны, отмечают источники издания.

Вместе с этим японские компании будут участвовать в модернизации инфраструктуры аэропортов, поскольку существующая работает на пределе. Группа инвесторов, в числе которых японская корпорация JGC и сингапурская Changi Airport Group, будет строить новый международный аэропорт около Янгона, крупнейшего города страны. Проект оценивается в $1,5 млрд. Предполагается, что около половины его стоимости будет покрыто за счет официальной помощи со стороны Японии.

Железными дорогами в Мьянме планируют заниматься китайские инвесторы. Первоначально предполагалось строительство линии вдоль нефте- и газопровода за $20 млрд, но оно также было отложено из-за возражений общественности и экологов. Поэтому вместо этого проекта был предложен другой, еще более крупный, железнодорожный путь, соединяющий сразу четыре страны в рамках экономического коридора Бангладеш — Китай — Индия — Мьянма. Идеи по строительству железнодорожных путей были и у тайских компаний.

Особые экономические зоны растут в прогрессии

И это все не считая открытия особых экономических зон, которые открываются при поддержке властей Японии и Таиланда, где свое производство открывают компании этих стран. Например, в ОЭЗ «Тилава» пришли такие компании, как Mitsubishi, Marubeni, Sumitomo. Инвесторы планируют производить автомобильные запчасти и строительные материалы. В этой же зоне, к слову, планирует открыть завод американский поставщик упаковки для еды и напитков Ball Corporation, который уже договорился о сотрудничестве с крупными пищевыми компаниями.

Готовится к запуску тайско-мьянманская ОЭЗ «Давэй», открытию которой помогли японские средства.

В конце 2015 года в особой экономической зоне «Кьяукпью» конкурс на выполнение двух проектов — строительство индустриального парка и глубоководного порта — выиграла группа инвесторов из пяти китайских и одной тайской фирмы во главе с китайской CITIC, сообщало издание China Daily.

Иностранные инвесторы уже начали вкладываться даже в пищевую промышленность. К примеру, японский производитель напитков Kirin Holding в прошлом году приобрел за $560 млн 55% крупнейшей пивной компании страны Myanmar Brewery. Японский холдинг решил сделать ставку на Мьянму, потому что в самой Японии потребление пива в последние годы стало заметно снижаться.

Россия вкладываться не спешит

Россия, судя по всему, участвовать в инвестиционной гонке в Мьянме пока не торопится. По официальным данным DICA, в 2008/09 финансовом году российские инвесторы вложили в два мьянманских проекта $94 млн. Ни до, ни после, несмотря на планы различных компаний, других проектов (даже с предполагаемыми инвестициями) в статистике директората не значится.

Из российских капитальных вложений в Мьянме наиболее известен чугуноплавильный завод «Тяжпромэкспорта», который ныне принадлежит «Ростеху». Постройку предприятия ориентировочной стоимостью €143 млн должны были закончить еще в 2010 году, но из-за неверных подсчетов на него было выделено только €121,5 млн, поэтому производитель столкнулся с убытками. Для завершения проблемного проекта ведомства даже намеревались выдать предприятию субсидию. В октябре 2015 года был завершен первый этап строительства.

Что касается торговли, то в первые три квартала 2015 года товарооборот России и Мьянмы составил $94,8 млн, на Мьянму пришлось 0,02% внешнеторгового оборота России, а на Россию — 0,4% оборота Мьянмы.

По планам Минэкономразвития, товарооборот между странами к 2017 году должен вырасти до $500 млн.