Энергия без хартии

Россия официально отказалась от ратификации Договора к Энергетической хартии

ИТАР-ТАСС
Россия официально отказалась от ратификации договора к Энергетической хартии. По мнению экспертов, это не случайно сделано в день, когда Владимир Путин подписывает соглашение с Турцией по «Южному потоку». Россия еще раз напоминает Европе, что в вопросе экспорта энергоносителей будет жестко отстаивать свои интересы.

Россия не намерена ратифицировать договор к Энергетической хартии (ДЭХ), а также протокол к ней, касающийся энергоэффективности и соответствующих экологических аспектов, несмотря на то, что в декабре 1994 года в Лиссабоне эти документы были подписаны от имени России.

В четверг Министерство иностранных дел РФ уведомило об этом правительство Португалии. Распоряжение об уведомлении было подписано премьер-министром Владимиром Путиным.

В течение 15 лет, прошедших со дня подписания хартии, Россия с каждым годом оставляла ее главным лоббистам — европейцам — все меньше шансов, что когда-нибудь ее ратифицирует. В бытность свою президентом РФ Владимир Путин неоднократно заявлял, что это противоречит экономическим интересам России.

Главным пунктом договора к Энергетической хартии было «обязательство государств-членов облегчать транзит энергетических материалов и продуктов через свою территорию в соответствии с принципом свободы транзита». Фактически это означало, что Россия, ратифицировав ДЭХ, должна была бы позволить свободный транзит среднеазиатского газа через свою территорию в Европу. Для российских властей это было абсолютно неприемлемо, в этом случае мы получали бы только транзитную плату за среднеазиатский газ и не могли бы контролировать газовые потоки. Сейчас Россия сначала закупает газ у Казахстана, Узбекистана и Туркмении и лишь затем продает его в Европу — уже как свой.

Кроме того, Энергетическая хартия предполагает, что при поставках российского газа «Газпром» должен продавать его на границе стран-потребителей с тем, чтобы дальнейшей продажей занимались уже собственные газовые компании страны, закупающей газ. Это также крайне невыгодно для «Газпрома», так как монополия сама пытается выйти на конечного потребителя, то есть получить доступ на внутренний рынок стран-партнеров.

Но до последнего времени официальных отказов от ратификации не было. Власти РФ говорили, что хартия не устраивает Россию «в данном виде», даже предлагали свою разработку, названную «Концептуальный подход к новой правовой базе международного сотрудничества в сфере энергетики». Фактически это был российский вариант Энергетической хартии.

Теперь же Россия ясно дала понять, что ДЭХ ратифицировать не намерена. «Момент для официального заявления выбран очень верно, — отмечает Александр Разуваев из ИК «Галлион капитал». — Россия таким образом четко обозначила свою позицию на фоне российско-турецких переговоров в Анкаре, одним из важнейших пунктов которых является согласие Турции на пропуск через свою территорию российского газопровода «Южный поток».

Дело в том, что за последний месяц весьма значительно изменился баланс сил в противостоянии «Южный поток» — «Набукко». До недавнего времени «Набукко» воспринимался Россией как некий виртуальный проект, у которого нет ни сырьевой базы, ни четкого плана, напоминает заместитель гендиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин. Однако в июле было подписано межправительственное соглашение по «Набукко», и проект начал обретать реальные черты, вот-вот может начаться строительство. В то же время у «Южного потока» возникли серьезные проблемы — Болгария, где после парламентских выборов к власти пришли правоцентристы, начала говорить о моратории на российско-болгарские проекты, в том числе — «Южный поток».

«И сам визит Путина в Анкару и заявление об отказе ратифицировать ДЭХ — это реакция на усиливающиеся позиции «Набукко», — уверен Макаркин. — Уведомление португальского правительства говорит том, что борьба между двумя газопроводами входит в более жесткую фазу».

Хотя отказ от хартии напрямую на реализацию проекта «Набукко» никак не повлияет, официальный отказ четко дает понять, что теперь наши власти будут вести переговоры с Европой по вопросам экспорта энергоресурсов с максимально жестких позиций.