Большая война на Ближнем Востоке: что будет, если Иран закроет пролив

В случае закрытия Ираном Ормузского пролива США сразу развяжут войну

Тегеран заявил о готовности закрыть Ормузский пролив, если экспорт иранской нефти будет сдерживаться. Причем Иран, по словам официальных лиц, собирается сделать это открыто. Военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок проанализировал оперативно-стратегическую обстановку, складывающуюся вокруг одного из важнейших мировых торговых путей.

«Если мы решим закрыть для нефти эти воды, мы будем делать это открыто», — таким образом прокомментировал ситуацию начальник Генерального штаба Ирана генерал-майор Мохаммад Бакери государственному иранскому изданию Fars. Он уточнил, что «если мы решим блокировать проход через проливы, то мы достаточно крепки, чтобы делать это, во-первых, публично, во вторых, перекрыть вообще».

Технически Иран действительно может перекрыть Ормузский пролив. Это может быть сделано путем блокирования проливной зоны силами ВМФ Исламской республики (как действиями надводных, так и подводных сил), с помощью минных постановок, развертыванием в непосредственной близости от пролива частей и соединений военно-воздушных сил, ракетных войск и вплоть до передислокации на прилегающие к фарватерам острова артиллерийских подразделений.

Кроме того, Тегеран может решиться и на затопление на фарватерах крупнотоннажные судов и тем самым блокировать вход-выход из Персидского залива.

В свою очередь, при таком характере действий со стороны Ирана Вашингтон немедленно приступит к полномасштабным боевым действиям против Тегерана, и, в первую очередь, постараются деблокировать важнейшую для мировой торговли нефтью проливную зону и одновременно приступить к нанесению ракетно-авиационных ударов по объектам на всей территории Исламской республики.

Все созданные Ираном препятствия для судоходства в Ормузском проливе будут сравнительно легко преодолены военно-морскими силами США, начиная с боевого траления минных заграждений и заканчивая подрывом инженерными подразделениями Армии США затопленных судов. Несомненно, все варианты разблокирования фарватеров в американских штабах уже прорабатываются и необходимые для этого средства либо изыскиваются, либо уже доставлены на театр военных действий.

Что касается возможных союзников Вашингтона в этом конфликте, то, скорее всего, Соединенные Штаты поддержит Израиль. Но вот обозначат ли себя хоть каким либо образом другие возможные союзники Вашингтона по антииранской коалиции — тут больше вопросов, чем ответов.

Скорее всего, кроме Великобритании, никого из европейских стран Соединенным Штатам уговорить на войну с Ираном не удастся.

Но разблокировать Ормузский пролив Соединенные Штаты в состоянии и в одиночку, и причем в достаточно короткие сроки. Возможности военно-воздушных и военно-морских сил Америки, несомненно, позволят в течение нескольких суток восстановить судоходство на важнейшем мировом торговом пути, чтобы не делал Иран.

Ситуация, однако, может выглядеть иначе, если представить хотя бы на минуту, что Иран обладает хотя бы тактическим ядерным оружием. Предположим, в Ормузском проливе поставлено управляемое ядерное минное поле. По берегам и, главным образом, на островах пролива расположились батареи и дивизионы иранской дальнобойной артиллерии большой мощности, имеющие на оснащении ядерные боеприпасы. Ракетные войска Тегерана, представленные многочисленными носителями малой и средней дальности, взяли бы на прицел всю инфраструктуру США и их союзников, причем в этом случае важнейшим объектам антииранской коалиции угрожали бы не обычные осколочно-фугасные боевые части, а специальные заряды мощностью по 10-20 кт. А ВВС Ирана находились бы в готовности к боевым вылетам с подвешенными ядерными боеприпасами — хотя бы бомбами свободного падения.

В этом случае можно не сомневаться, что Пентагон не смог бы разблокировать Ормузский пролив, и США пришлось бы сесть с Тегераном за стол переговоров.

Поэтому для Вашингтона задача из задач — не позволить Ирану даже приступить к разработке собственного ядерного оружия, пока оно действительно не стало смертоносным. И опасность подобного промедления в США (и не меньшей степени в Израиле) осознают со всей возможной отчетливостью.

В настоящее время озвучиваются версии о возможности нанесения ограниченного ракетно-авиационного удара со стороны США и их ближайших союзников по ядерным объектам Ирана. И что якобы на самом деле все этим и ограничится.

На самом деле, не ограничится. Как ранее писала «Газета.Ru», теоретически ядерные объекты Ирана можно уничтожить ракетно-авиационными ударами. Проблема заключается в том, что Тегеран, несомненно, будет отвечать, причем ракетными ударами как по американским военным базам в регионе, так и по государствам-союзникам Вашингтона.

Это может взорвать весь Ближний и Средний Восток.

То есть ограниченными ракетно-авиационными ударами со стороны США дело явно не закончится. Все это может привести к большой войне. А вооруженные силы Ирана достаточно многочисленны — армия, Корпус стражей исламской революции, иранское ополчение «Басидж». То есть США придется проводить полномасштабную общевойсковую операцию. Насколько они готовы к этому — вопрос открытый.

Иными словами, развязать очередную войну в Персидском заливе Соединенные Штаты могут достаточно легко. Но вот ясных ответов, чем все это может закончиться, и каковы будут долговременные последствия подобных шагов, складывается впечатление, ни в Пентагоне, ни в Белом доме нет. Во всяком случае, пока еще никто из политиков в США не обрисовал хотя бы приблизительное, контурное видение послевоенного мира.

И нельзя не отметить следующее. Больше всего для нарушения режима нераспространения ядерного оружия за последние несколько десятилетий сделали именно Соединенные Штаты. Совершенно очевидно, что военная мощь Америки в настоящее время настолько велика, что она без труда справится с любым противником, тем более со сравнительно небольшим по территории и численности населения государством с объективно ограниченными военными возможностями. Причем это произойдет за достаточно короткий промежуток времени — от силы две-три недели.

И лидеры многих стран мира отчетливо осознают, что только обладание и угроза применения оружия массового поражения может помочь им сохранить государственный суверенитет и хоть как-то остановить Вашингтон. Наиболее показателен в этом плане пример Северной Кореи и ее лидера — Ким Чен Ына. Всего лишь несколько ядерных боеприпасов и крайне ограниченное количество носителей, находящееся в распоряжении главы КНДР, все-таки заставили США сорвать стоп-кран и воздержаться от начала боевых действий.

И тут надо сказать еще об одной важной детали. В то время как Ким Чен Ын угрожал сжечь США в пламени ядерного конфликта, северокорейский лидер активно запускал со своих полигонов разного рода ракеты-носители, причем траектория полета многих из них проходила над территорией Японии — ближайшего союзника США в регионе.

Казалось бы, почему бы на этом фоне Соединенным Штатом не продемонстрировать беспредельную эффективность своей противоракетной обороны морского базирования и в назидание Ким Чен Ыну и остальному миру сбить пару-тройку ракет северокорейского лидера. Однако этого на практике так и не произошло.

Одна из версий причин подобного «бездействия» может выглядеть следующим образом — у Соединенных Штатов нет (и тем более не было тогда) полной уверенности в 100% эффективности собственной противоракетной обороны. А один-два неуспешных перехвата и вовсе могли бы привести к полной дискредитации системы, на создание которой потрачены столь значительные средства американских налогоплательщиков.

А пока итог в целом таков — США, по сути дела, отступились от Ким Чен Ына.

Таким образом, вопрос, справятся ли США с роем иранских баллистических ракет средней и малой дальности, запущенных по американским объектам и инфраструктуре их союзников в Персидском заливе (портам, аэродромам, нефтяным и газовым терминалам) в случае широкомасштабного конфликта в регионе, остается открытым.

Михаил Ходаренок — военный обозреватель «Газеты.Ru». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Биография автора:

Михаил Михайлович Ходаренок — полковник в отставке.
Окончил Минское высшее инженерное зенитное ракетное училище (1976),
Военную командную академию ПВО (1986).
Командир зенитного ракетного дивизиона С-75 (1980–1983).
Заместитель командира зенитного ракетного полка (1986–1988).
Старший офицер Главного штаба Войск ПВО (1988–1992).
Офицер главного оперативного управления Генерального штаба (1992–2000).
Выпускник Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил России (1998).
Обозреватель «Независимой газеты» (2000–2003), главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» (2010–2015).