Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Легендарный ЗРК С-75: первый бой

На боевом счету ЗРК С-75 – более 1300 самолетов противника

Зенитно-ракетный комплекс С-75 Wikimedia
Зенитно-ракетный комплекс С-75

7 октября 1959 года впервые в мире была успешно выполнена боевая стрельба по самолету-противнику зенитным ракетным комплексом. Советский ЗРК С-75 разработки НПО «Алмаз» в окрестностях Пекина уничтожил двухмоторный разведчик RB-57В американского производства на высоте 20,6 тыс. м. Самолет принадлежал ВВС Тайваня. «Газета.Ru» проанализировала первые результативные боевые стрельбы ЗРК С-75.

Ровно 58 лет назад, 7 октября 1959 года ЗРК С-75 ПВО и ВВС народно-освободительной армии Китая уничтожил американский самолет-разведчик RB-57В. Это был первый в мире самолет, уничтоженный зенитной управляемой ракетой.

Реклама

Двухмоторный дальний разведчик RB-57D был американского производства и представлял собой копию разведывательного варианта британской «Канберры». Самолет принадлежал ВВС Тайваня. Летчик Ван Инцинь выпрыгнул с парашютом, однако пилот погиб.

Чтобы скрыть наличие в Китае новейшей по тем временам зенитной ракетной системы, китайское и советское руководство договорились не давать о сбитом самолете открытого сообщения в печати. Однако когда тайваньские СМИ сообщили, что RB-57D потерпел аварию, упал и затонул в Восточно-Китайском море во время учебно-тренировочного полета, агентство «Синьхуа» 9 октября распространило в ответ следующее сообщение:

«7 октября в первой половине дня один чанкайшистский самолет-разведчик американского производства с провокационными целями вторгся в воздушное пространство над районами Северного Китая и был сбит военно-воздушными силами Народно-освободительной армии Китая».

Впоследствии над Китаем огнем ЗРК С-75 было сбито еще несколько самолетов, в том числе три высотных разведчика U-2 фирмы «Локхид». Несколько пилотов попали в плен. Лишь только после этого разведывательные полеты над территорией континентального Китая окончательно прекратились.

Развалился прямо в воздухе

Первый в СССР перевозимый ЗРК С-75 с ракетами В-750 (1Д) был принят на вооружение в СССР в ноябре 1957 года. В следующем году в обстановке строжайшей секретности в Китай по просьбе руководства этой страны было отправлено пять зенитных ракетных комплексов, технический дивизион и более 60 зенитных управляемых ракет В-750 (1Д).

Первые учебные стрельбы после переучивания китайские ракетчики провели в апреле 1959 года в пустынной местности в 40 км к северо-востоку от уезда Чжунвэйсянь при помощи советских специалистов. 19 апреля самолет Ту-4НМ на высоте 8 тыс. м в этом учебном центре сбросил парашютную мишень с уголковым отражателем. После выхода самолета из зоны поражения ЗРК мишень была обстреляна и поражена зенитным ракетным дивизионом ВВС КНР. Обломки парашютной мишени упали на землю. Затем китайскими ракетчиками на полигоне в пустыне Гоби были выполнены учебные стрельбы по ракетам-мишеням типа Ла-17. Они прошли успешно, и все пять расчетов поразили цели.

К 5 сентября 1959 года все пять зенитных ракетных дивизионов заступили на боевое дежурство по охране воздушного пространства Китая. Командующий ВВС и ПВО НОАК генерал Чен Цзюн доложил министру обороны и правительству КНР о готовности зенитных ракетных войск к выполнению боевых задач по противовоздушной обороне Пекина.

7 октября 1959 года самолет-разведчик RB-57D ВВС Тайваня взлетел с аэродрома на территории Формозы. Средства радиолокационной разведки Китая в 9.41 обнаружили этот самолет еще над морем в 50 км от Тайбэя. В 10.03 расчеты ПВО доложили вышестоящему командованию, что вражеский самолет пересек береговую черту материкового Китая на высоте 18 тыс. м. Над городом Нанкином он поднялся на высоту 19,5 тыс. м, затем пролетел Цзинань и приблизился к Пекину. В 11.15 он был на удалении 700 км от столицы. Истребители-перехватчики ВВС НОАК КНР поднялись в воздух, но достать вражеский самолет на такой высоте они не смогли.

Зенитные ракетные дивизионы, дислоцированные на прикрытии столицы КНР, были приведены в готовность к выполнению боевой задачи. Станция наведения ракет СНР-75 5-го дивизиона обнаружила цель на дальности 115 км и высоте 20,3 тыс. м. Самолет-нарушитель шел с набором высоты.

При входе RB-57D в зону поражения по самолету был открыт огонь очередью из трех ракет с темпом 6 секунд. На дальности 41 км стартовала первая ракета, на дальности 40 км — вторая, 39 км — третья. Все три ракеты поразили цель. Боевой расчет 5-го дивизиона зафиксировал подрывы всех изделий в окрестностях RB-57D.

От полученных повреждений самолет-разведчик ВВС Тайваня начал разваливаться прямо в воздухе. Его обломки упали на юго-востоке уезда Тунсянь. Летчик ВВС Тайваня Ван Инцинь выпрыгнул с парашютом, но часть строп была перерезана, возможно, осколками ракеты. Пилот упал в 100 м к северо-западу от обломков самолета. Умирающего летчика спасти не удалось. В карманах обнаружили удостоверение пилота ВВС Гоминьдана.

«Салют» над Свердловском

По бортовому номеру самолета № 5643 китайцы позднее установили, что RB-57D был построен в США в июле 1955 года, а в 1958 году его передали ВВС Тайваня. Самолет находился в 4-й эскадрилье 6-й авиагруппы 5-го объединенного отряда, размещенного на авиабазе Таоюань.

До этого он совершил 15 полетов над континентальной частью Китая. Общий налет самолета-разведчика составил 836 часов. За 8-9,5 часов полета RB-57D мог пролететь до 6,8 тыс. км, с высоты 18-20 км четырьмя фотоаппаратами производил аэрофотосъемку полосы шириной до 70 км и протяженностью до 4 тыс. км. В июне 1959 года этот самолет дважды пролетал над Пекином и не был перехвачен.

Первая в мире успешная боевая стрельба по самолету-противнику в Китае явилась лишь началом очень богатой боевой биографии зенитного ракетного комплекса С-75.

16 ноября 1959 года под Сталинградом ЗРК С-75 уничтожил летевший на высоте 28 тыс. м американский автоматический дрейфующий аэростат разведывательного назначения.

1 мая 1960 года над Свердловском был сбит самолет-разведчик U-2 ВВС США. 27 октября 1962 года во время Карибского кризиса над Кубой был уничтожен U-2 майора Рудольфа Андерсена, пилот погиб.

На уничтожении U-2 под Свердловском следует остановиться особо. 1 мая 1960 года прямо на глазах у жителей Свердловска и его городов-спутников, шествующих в стройных колоннах на традиционной первомайской демонстрации, зенитной управляемой ракетой был сбит высотный самолет-разведчик U-2 ВВС США, пилотируемый летчиком Фрэнсисом Гарри Пауэрсом.

Свердловчане все это поначалу приняли за праздничный салют. Только на следующий день из сообщений газет и радио стало известно, что на самом деле случилось в районе населенного пункта Косулино, недалеко от столицы Урала.

По официальной версии, пресечь полет самолета-разведчика удалось первой же ЗУР, выпущенной зенитным ракетным дивизионом, которым командовал майор М.Р. Воронов. Лишь в конце 1980-х годов всплыли факты, говорящие о том, что в этой истории не все так гладко.

Начнем с момента, когда самолет Пауэрса пересек границы ответственности 4-й отдельной армии ПВО (командный пункт — город Свердловск). U-2 Пауэрса, пройдя через город Троицк, развернулся на северо-запад. В зону огня зенитных ракетных дивизионов, стоящих на прикрытии города Челябинска, самолет-разведчик не входил, а направился на север, на город Кыштым.

Следующей точкой на маршруте нарушителя был Челябинск-40 (ныне город Озерск). Этот объект Минсредмаша прикрывали четыре зенитных ракетных дивизиона С-75 37-й зенитной ракетной бригады (город Кыштым). Но 1 мая 1960 года два из них находились на полигоне, где получали более совершенную модификацию ЗРК С-75 «Десна» и выполняли практическую стрельбу по парашютной мишени.

Один дивизион этой бригады (совхоз Худайбердинский) всего лишь сопровождал цель: U-2 был вне зоны поражения, пролетая на удалении 34 км от его стартовой позиции. А в дивизионе, располагавшемся в непосредственной близости от Кыштыма, оказалась неисправна станция наведения ракет (СНР).

В дальнейшем цель вошла в зоны поражения 5-го (станция Полдневая) и 6-го (станция Щелкун) зенитного ракетного дивизиона 57-й зенитной ракетной бригады. Нарушитель пролетал между двумя этими дивизионами. В тот момент от 5-го дивизиона до U-2 было всего 16,5 тыс. м.

6-й дивизион оказался не готов к открытию огня из-за неисправности на СНР-75. Всего лишь сгорел предохранитель в блоке питания передатчика по одной из плоскостей обзора воздушного пространства. Но пока произвели замену, стрелять было уже поздно — цель вышла из зоны поражения.

5-й дивизион из-за задержек по чисто субъективным причинам только в 8.46 обстрелял самолет-нарушитель на высоте 19,6 тыс. м вдогон одной ракетой (вторая ЗУР по вине технического дивизиона оказалась неисправна). Третью ракету пускать уже не требовалось — цель окончательно покинула зону поражения. В то время правила стрельбы ЗРК С-75 даже не предусматривали обстрела целей вдогон.

Пуск ракеты 5-го дивизиона был произведен, когда U-2 уже начал удаляться. На 53-й секунде наведения выдалась команда на ближнее взведение радиовзрывателя ракеты (команда К3), и спустя несколько секунд операторы и офицер наведения доложили о срыве сопровождения цели по трем координатам.

Стрельба по самолету Пауэрса выполнялась в режиме АC (автоматическое сопровождение цели по трем координатам — угол, азимут, дальность). После подрыва боевой части ракеты подполковник Новиков автоматически доложил на командный пункт бригады о срыве сопровождения.

Потом, оценив обстановку вместе с офицером наведения и операторами ручного сопровождения, которые после доклада о срыве стали сообщать об изменении параметров и характеристик цели, повторно доложил на командный пункт бригады с некоторой неуверенностью в голосе: «По всем признакам цель поражена».

На экранах индикаторов операторы РС (масштаб 5 км) увидели, как вместо контрастной и четкой отметки от самолета образовывается облако от обломков (вряд ли их было много, если U-2 еще планировал до полного разрушения порядка 15 км) машины и остатков подорвавшейся ЗУР. На пункте бригады докладу подполковника Новикова не поверили. Ведь цель не стала падать камнем вниз, а меняя маршрут, пошла со снижением на северо-восток от Свердловска и потом вообще пропала.

Никаких поворотов (об этом много говорилось впоследствии), которыми U-2 якобы ушел от ракеты, не было. Да и совершить энергичный маневр со значительными перегрузками, чтобы увернуться от ЗУР, самолет Пауэрса просто не мог по своим тактико-техническим характеристикам.

Вполне вероятно, что если бы не открыл огонь дивизион подполковника Новикова, U-2 даже не вошел бы в зону поражения 2-го дивизиона 57-й зенитной ракетной бригады (и.о. командира — майор Воронов), который дислоцировался рядом со станцией Косулино.

Пройдя зону поражения этого дивизиона, Пауэрс вошел бы в зону поражения следующего — 4-го дивизиона этой же бригады (командир — майор Шугаев), стартовая позиция — село Старые Решеты.

Слово «посмертно» опустили

Но майору Шугаеву судьба уготовила в этой истории совсем иную роль. Как вспоминал сам Воронов, нарушитель, как будто предчувствуя опасность, летел, минуя зону поражения 2-го дивизиона, и вдруг, свернув, пошел прямо на зенитный ракетный дивизион с нулевым курсовым параметром. Тогда и был произведен пуск ракеты дивизионом майора Воронова.

В 8.43 с Кольцова была поднята пара дозаправленных МиГ-19, которые по тревоге прилетели с аэродрома Большое Савино (город Пермь). Пилотировали истребители капитан Айвазян (ведущий) и старший лейтенант Сафронов (ведомый).

В 8.55 с командного пункта поступил приказ открыть огонь по самолету-нарушителю тремя ракетами. Однако машина Пауэрса (точнее — то, что от нее осталось) в тот момент находилась на дальней границе зоны поражения ЗРК С-75 «Двина» (а именно эта модификация комплекса состояла на вооружении дивизиона Шелудько). Поставленная боевая задача была выполнена. Облако обломков обстреляли еще тремя ракетами. Но цели на экранах индикаторов по-прежнему никто не наблюдал.

А в это время пара МиГ-19, обойдя Свердловск с востока по предполагаемому маршруту цели, возвращалась на аэродром Кольцово со стороны Первоуральска. Самолеты проходили через зону поражения, где их, разумеется, обнаружили и взяли на сопровождение.

Трудно сказать, что было в тот день неисправно. Или где что-то получилось не так. Пишут разное: или у ракетчиков не работала аппаратура опознавания, или коды опознавания не сменили на истребителях. Скорее всего, на командном пункте у руководителей просто не было уверенности, что самолет-нарушитель сбит. Новикову не поверили. Воронов не доложил об уничтожении цели, как и Шелудько. Хотя последний стрелял просто так — для успокоения души.

Но доклад о том, что цель поражена, так и не поступил. Впоследствии ракетчики оправдывались тем, что пилоты МиГ-19 не поставили их в известность, когда взлетели. После сообщения майора Шугаева о группе целей в составе двух самолетов было решено, что один из наших истребителей гонится за нарушителем.

На всякий случай решили обстрелять и эту пару. С КП дали команду: «Цель уничтожить!» Ничего не подозревающий Айвазян в тот момент приступил к резкому снижению, чтобы совершить посадку на аэродроме Кольцово, а Сафронов не успел повторить маневр сослуживца.

Классически, тремя ракетами его машину сбивает 4-й дивизион майора Шугаева. МиГ-19 старшего лейтенанта Сафронова упал в Дегтярске, небольшом городке на юго-западе от Свердловска, на глазах у демонстрации трудящихся. Местные жители утверждают, что летчик до последнего уводил от населенного пункта самолет: он врезался в лесополосу на городской окраине.

В итоге в ходе стрельбы по Пауэрсу дивизионами 57-й зенитной ракетной бригады было израсходовано восемь ракет. Сбиты самолеты U-2 и МиГ-19. Старший лейтенант Сафронов погиб. Пауэрсу повезло больше. Американец остался жив, так как боевая часть ЗУР взорвалась позади пилотируемого им самолета и двигатель, словно щит, закрыл летчика.

Сейчас трудно сказать — поразил машину Пауэрса Новиков, выпустив вдогон одну ракету, или Воронов — тоже одной, но ведя огонь в куда более выгодных условиях. Хотя в принципе попасть могли оба. Поэтому нельзя не предположить, что так и произошло.

Руководству Вооруженных сил из этой ситуации нужно было как-то выкручиваться. Поэтому и появилась версия — «первой ракетой, могучим ударом». Все остальное начали подтягивать именно к такой последовательности событий. Виновных не нашлось. Многие получили награды — майор Воронов, капитан Шелудько, военнослужащие их дивизионов, офицеры командного пункта. Первым в списке значился старший лейтенант Сафронов. Приписку «посмертно» опустили.

В войсках на эту тему впоследствии не рассуждали. Даже в вузах, где готовили офицеров Войск ПВО, первомайский бой никогда подробно не разбирался и не анализировался, хотя и был более чем поучителен.

А зенитный ракетный комплекс С-75 и на этот раз продемонстрировал высокие боевые характеристики. В целом на счету этого поистине легендарного ЗРК числится более 1300 самолетов противника, сбитых в разного рода войнах и вооруженных конфликтах в 1960-1980 годах. Автор этого текста и сам в течение трех лет командовал зенитным ракетным дивизионом С-75М3 «Волхов».