«Так и осталось неясным, почему именно терроризм»

Мосгорсуд вынес приговор националистам из «Автономной боевой террористической организации»

В общей сложности 70 лет колонии строгого и общего режима получили члены так называемой «Автономной боевой террористической организации» за серию поджогов зданий ФСБ, опорных пунктов полиции и подготовку нескольких терактов. Молодых националистов судили по статье «терроризм», несмотря на протест их адвокатов, которые считают квалификацию уголовного дела чрезмерной и политически мотивированной.

В четверг Мосгорсуд вынес приговор в отношении десятерых молодых националистов, которые, по версии следствия, являлись участниками так называемой «Автономной боевой террористической организации» (АБТО). В организации, которая, как считало обвинение, создавалась для того, чтобы оказывать влияние на миграционную политику государства, входили девять молодых людей и одна девушка: Иван Асташин, Кирилл Красавчиков, Богдан Голонков, Александр Бокарев, Андрей Мархай, Григорий Лебедев, Максим Иванов, Игорь Зайцев, Ярослав Руднев и Ксения Поважная. Зайцев и Руднев слушали приговор рядом со своими адвокатами: на протяжении всего расследования дела, которое длится с 2010 года, они находились под подпиской о невыезде. Их подельники, включая лидера АБТО Асташина, судебные слушания провели в «аквариуме».

Первоначально членам АБТО вменялась порча чужого имущества (ст. 167 УК), но перед истечением срока заключения по ней статью переквалифицировали: в начале 2011 года молодых националистов уже подозревали в хулиганстве (ст. 213 УК).

Вскоре праворадикалам предъявили новое обвинение. В Следственном управлении Следственного комитета по Москве, где велось расследование дела АБТО, решили, что фигуранты дела своими действиями хотели повлиять на государственную политику, поэтому их должны судить за терроризм (ст. 205 УК).

На суде самое строгое наказание обвинение потребовало для Кирилла Красавчикова — 16 лет колонии строгого режима за поджоги торговых палаток, принадлежащих выходцам с Кавказа, жилого дома, где жили приезжие, и отделений полиции. Для лидера АБТО Ивана Асташина, который обвинялся в подрыве автомобиля Lexus, подготовке теракта на Восточной ТЭЦ в Перово, изготовлении и хранении взрывчатых веществ, прокурор попросил 15 лет колонии строгого режима. Для остальных фигурантов уголовного дела обвинение потребовало меньшие сроки.

Подруге Асташина Ксении Поважной, которой вменялась организация теракта на ТЭЦ в Перово и поджог УФСБ по юго-западу Москвы, прокурор запросил 11 с половиной лет колонии общего режима. Александра Бокарев, по мнению обвинения, должен был отсидеть 14 лет, Богдан Голонков — девять с половиной лет, Григорий Лебедев — пять с половиной лет, а Максим Иванов и Андрей Мархай — по пять лет. К Зайцеву и Рудному гособвинители были снисходительнее, попросив для первого четыре года условно с испытательным сроком в пять лет, а для второго — восемь лет условного заключения.

Оглашение приговора проходило в режиме повышенных мер безопасности.

Помимо судебных приставов за порядком в зале суда следили несколько сотрудников ОМОНа, вооруженные автоматами Калашникова. За поведением подсудимых в «аквариумах» наблюдали полицейские, которые периодически сменяли друг друга. Впрочем, как-либо повлиять на процедуру приговора националисты не могли, даже если бы очень захотели. Все три с лишним часа, которые судья Милехин зачитывал приговор, праворадикалы провели в наручниках. Участники АБТО были спокойны: перед началом заседания они улыбались и активно переговаривались. Когда судья начал зачитывать приговор, они умолкли: их лица стали серьезные и сосредоточенные. Заполнившие зал суда родители и друзья националистов вели себя на удивление тихо, лишь изредка обмениваясь мнениями по поводу приговора.

Судья сразу заявил, что считает доказанной вину националистов практически по всем составам преступлений, которые вменялись праворадикалам на этапе следствия.

Поджоги палаток, опорных пунктов полиции, зданий ФСБ Милехин называл не иначе, как террористическими актами. Он напомнил обо всех девяти терактах, которые совершили участники АБТО с 2009-го по начало 2010-го. Первым объектом атаки стало здание УФСБ по Юго-Западу Москвы: в ночь на 20 декабря 2009 года, в День работников органов госбезопасности, Асташин, Мархай, Поважная, Иванов и Лебедев кинули несколько бутылок с зажигательной смесью. Акцию у здания УФСБ националисты снимали на видео. Содержание этой записи, которая начинается со слов «С днем чекиста, ублюдки!», суд счел средством пропаганды экстремистских идей националистов. 28 декабря 2009 года Голонков, Красавчиков и Бокарев подожгли отдел полиции в подмосковном Лосино-Петровском, а через несколько дней — палатку с работавшими там выходцами с Кавказа. В январе 2010 года националисты подожгли дом, где проживали приезжие из Средней Азии. В конце января участники АБТО решили снова поджечь полицейский участок, бросив «коктейль Молотова» в Чкаловское ОВД в Москве. После это Иван Асташин привел в действие самодельное взрывное устройство под автомобиль Lexus. Февраль 2012 года отметился новыми поджогами: Красавчиков и Голонков сожгли в Лосино-Петровском кафе «Садко». Первого участника АБТО — Красавчикова — поймали через несколько дней после этой акции: националисты подожгли палатку в Москворечье-Сабурово, но были задержаны сотрудниками ЧОПа.

Судья Павел Милехин практически полностью удовлетворил запросы обвинения.

Относительный гуманизм был проявлен лишь к Ксении Поважной. С нее были сняты обвинения в подготовке теракта на ТЭЦ в Перово и хранении взрывчатых веществ как недоказанные. Услышав это, Поважная заметно повеселела и даже покраснела, обернувшись в сторону соседнего «аквариума», где на нее, улыбаясь, смотрел Иван Асташин. Он был признан виновным практически во всем, что ему вменялось. Асташину предстоит провести в колонии строго режима ближайшие 13 лет, Красавчикову — 12 лет, Бокареву — 11 лет, Поважной — 8 лет, Мархаю — 10 лет, Лебедеву — 6 лет. Бокдану Голонкову предстоит провести 11 лет в колонии общего режима. Не повезло Ярославу Рудному. Несмотря на позицию обвинения, которое попросило для него условный срок, суд арестовал участника АБТО в зале суда, назначив ему 6 лет строго режима. Единственным, кто получил условный срок, оказался Игорь Зайцев: он приговорен к 4 годам условного заключения. Все без исключения участники АБТО восприняли приговор спокойно. Некоторые националисты смотрели в сторону родственников и улыбались. Только Иван Асташин демонстративно повернулся спиной к судье, но после замечания от сотрудника полиции, занял первоначальное положение.

Адвокаты осужденных с приговором категорически не согласны и намерены обжаловать его в Верховном суде. «Судья не дал оценку, почему он не судит их по другим статьям УК. Так и осталось неясным, почему именно терроризм», — сказал «Газете.Ru» адвокат Кирилла Красавчикова Олег Филипов. По его мнению, судья, зачитывая приговор, по сути, «повторил обвинительное заключение».