Пенсионный советник

«Максим сказал: «Сейчас придет мясо»

В Санкт-Петербурге судят эмо и гота, которые расчленили и съели свою подругу

Никита Зея (Санкт-Петербург) 25.03.2010, 19:01
Пятый канал

В Санкт-Петербурге судят эмо и гота, которые утопили в ванной, а потом расчленили и съели свою подругу. 16-летняя Карина Будучьян была влюблена в одного из подсудимых, рассказала суду ее мать, которая после гибели дочери несколько месяцев провела в клинике неврозов.

Первое заседание суда присяжных по «делу готов-каннибалов», как его окрестила пресса, состоялось в четверг, 25 марта. На скамье подсудимых 20-летние Максим Главатских и Юрий Можнов.

Обвинение считает, что 19 января прошлого года они утопили в ванной 16-летнюю Карину Будучьян. Расчленили труп девушки, запекли его в духовке с картошкой, луком, приправами и съели.

До начала заседания в коридоре то и дело появлялась гособвинитель Светлана Ефименко. Прокуратура Петербурга отрядила на процесс одного из опытнейших сотрудников: Ефименко работает в ведомстве не один год, она подполковник юстиции, к тому же недавно стала бабушкой и была полна обвинительного энтузиазма. Именно ей судья предоставил возможность первой обратиться к жюри. Стало понятно, что в прокуратуре Петербурга наконец сделали выводы, как следует общаться с присяжными. Выступление Ефименко напоминало речь опытного вузовского лектора, который меняет интонацию, выделяет отдельные слова и с неподдельно-трагической искренностью обращается к слушателям.

«Главатских и Можнов реализовали свой преступный замысел, заранее распределив роли, — сказала заседателям обвинитель. — В ванную комнату, где лежала в ванне Карина Будучьян, зашел Максим Главатских. Он разделся и сел на Карину сверху, удерживая ее ноги под водой. Затем он трижды чихнул — это был условный знак для Можнова, который вошел в ванную и стал удерживать голову Карины под водой, пока она не перестала подавать признаков жизни. Затем часть тела Карины они запекли в духовке с луком и приправами. И даже после этого совершили кражу, цинично не побрезговав девичьей одеждой, украшениями и мобильным телефоном».

Судя по лицам присяжных, они не очень сильно впечатлились рассказом, поэтому обвинитель завершила свою речь, прибегнув к понятным эпитетам: «Это чудовищное и грязное дело повергло в шок не только наших граждан. Оно вызвало возмущение в Германии, Швеции, Англии».

Сторона защиты в обращении к присяжным отреагировала на пояснение прокурора: «Прошу вас независимо определить степень виновности подсудимых, — призвал заседателей Сергей Литвинов, адвокат Главатских. — Обороты «чудовищное и грязное дело» не совсем уместны».

После этого перед судом присяжных выступила потерпевшая — мать Карины Надежда Будучьян. Ей было трудно говорить, она то и дело делала паузы: «Карина была честным, добрым, отзывчивым человеком. Вся моя жизнь строилась вокруг Карины. Когда я узнала, что случилось, просто тихо умирала, не могла больше жить. Три месяца мне пришлось провести в клинике неврозов. Она была лучшей ученицей в своем 11-м А классе, никогда не вступала ни в какие неформальные молодежные группы. Не была ни эмо, ни готом».

По словам матери, 19 января 2009 года Карина пришла из школы и отправилась расклеивать объявления в районе одной из станций метро Петербурга. Так она зарабатывала карманные деньги. Девушка сказала матери, что у нее осталась небольшая пачка объявлений с выходных. Вечером после работы Карина позвонила матери со своего мобильного. Она сказала, что ей надо сделать доклад к уроку истории, а поскольку дома нет выхода в интернет, она останется ночевать у своей подруги.

«Я сказала: лучше ты получишь двойку, только приезжай домой, — сбиваясь на плач, объяснила Надежда Будучьян. — Она мне ответила: «Мамочка, не волнуйся, в 7 утра я буду дома, у меня есть голова на плечах».

«Я попросила ее передать телефон ее подруге, с которой она собиралась оставаться. Поговорила с ней, и это меня успокоило, ведь я знала ее раньше», — добавила потерпевшая.

На следующий день Карина домой не пришла. Мать безрезультатно обзвонила всех ее знакомых и пошла в милицию. О гибели дочери она узнала только через две недели из СМИ.

«Я могу объяснить все произошедшее тем, что Карина была влюблена, — сказала суду Надежда Будучьян. — В человека, который сейчас сидит на скамье подсудимых. Это была ее первая любовь. Она хотела соответствовать тому кругу, где находился он. Она писала ему стихи. После ее гибели я нашла их в ее компьютере. Ребенку было 16 лет. В этом возрасте они не разбираются в людях. Кроме первой влюбленности и школы у нее ничего не было. Как женщина, я могу ее понять. О Главатских и Можнове я услышала только после гибели Карины. Эти люди украли мою жизнь, счастье, моих внуков, в моей жизни больше нет ничего». На этом месте ее прервал судья: «Извините, это все эмоции, мы должны определять только факты».

После потерпевшей слово предоставили свидетелю со стороны обвинения — Инне Бондарь, студентке специального факультета Петербургского университета МВД. Она рассказала, что с Главатских и Можновым ее за несколько месяцев до убийства Карины Будучьян познакомила подруга. Главатских выглядел «очень эстетично», сразу ей понравился, он никогда не бил девушек, ни с кем не ссорился, и в нем она никак не могла заподозрить убийцу.

«19 января 2009 года мы гуляли компанией, — рассказала Инна Бондарь. — Зашли в магазин вместе, купили джин-тоник «Блейзер» и пошли домой к Главатских. Вернее, в квартиру, которая принадлежала Зиновьевой и где жил Главатских. В квартире были я, Максим Главатских, Катя Зиновьева, Юрий Можнов и Ксюша. Потом был звонок от девушки Максиму на мобильный. Он с ней разговаривал, объяснял, как пройти к дому.

Поговорив с девушкой, Максим сказал: «Сейчас придет мясо».

Насколько я знаю, по их словам, Максим Главатских причислял себя к готам, а Юрий Можнов — к эмо. У них и клички были: Мася, он же Шерри, и Эмос. Но тогда разговоров о готах у нас не было. Говорили о музыке».

Свидетельнице Инне Бондарь показался странным один факт. Она заявила, что после телефонного звонка Максим Главатских стал буквально выпроваживать ее и подругу из квартиры. При этом он включил воду в ванной. Когда она поинтересовалась у подруги — зачем, та ей ответила, что Главатских собирается вступить в интимную связь с девушкой, которая звонила, Кариной.

После выступления свидетеля ей из-за решетки задал вопрос сам Максим Главатских: «Скажите, у нас с вами были романтические отношения?» Бондарь замешкалась, но потом ответила: «Романтических не было. Связь была». Не исключено, что после такого ответа защита объявит свидетельницу заинтересованной стороной.

Когда приставы выводили подсудимых из зала суда, бабушка погибшей Карины Будучьян не удержалась и выкрикнула: «Людоеды, будьте вы прокляты!»

За подсудимыми уже захлопнулась дверь, и было непонятно, как они отреагировали на это проклятие. Во время заседания, за решеткой, и Главатских, и Можнов вели себя спокойно, лишь изредка переглядываясь.

Следующее заседание суд назначил на вторник, 30 марта. «Будут опрошены два свидетеля со стороны обвинения, если успеем, то и три, — сказал «Газете.Ru» Дмитрий Кузьмин, адвокат Надежды Будучьян. — Также суд рассмотрит письменные свидетельства, которые предоставило следствие».

В городской суд в четверг пришли десятки молодых людей, как друзья погибшей, так и сочувствующие подсудимым. «Сами знаете, влюбленная девка — это хуже всего на свете, мозгов и так нету, а тут любовь еще», — обменивалась впечатлениями после заседания суда группа молодых девушек.

Напомним, СКП по Петербургу обвиняет 20-летнего флориста ООО «Николь» Максима Главатских и его сверстника, неработающего Юрия Можнова, в убийстве и краже. Следователи установили, что «Главатских и Можнов, находясь в состоянии алкогольного опьянения, в ночь с 19 на 20 января 2009 года в квартире 135 дома 66 по проспекту Космонавтов в Петербурге с целью убийства знакомой им 16-летней девушки на почве личных неприязненных отношений поместили ее в ванну с водой и удерживали до остановки дыхания».

Убедившись в том, что потерпевшая мертва, обвиняемые расчленили ее труп, после чего часть тела и нижних конечностей съели, а остальные части тела вынесли из квартиры и выбросили на территории Московского района Санкт-Петербурга. После убийства они похитили фотоаппарат, мобильный телефон, плеер, две цепочки, ботинки, ремень, юбку, джинсы, футболку, жилетку, кофту и очки погибшей.