«Никаких подвижек»: Киев и Донбасс не могут найти общий язык

Почему переговоры по Донбассу не приносят результатов

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Диалог Киева, Донецка и Луганска в рамках трехсторонней контактной группы по урегулированию конфликта в Донбассе в очередной раз не принес каких-либо существенных результатов. Регулярные встречи все больше выглядят как имитация деятельности, поскольку Украина наотрез отказывается идти на сближение позиций с самопровозглашенными республиками. Недоговороспособности Киева способствует и рост объемов военной помощи со стороны Запада.

Представители Украины и самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик (ДНР и ЛНР) приняли участие в очередной видеоконференции трехсторонней контактной группы по урегулированию конфликта в Донбассе (ТКГ). Однако диалог в очередной раз не принес каких-либо существенных результатов.

«Несмотря на все прилагаемые нами и посредником в лице Российской Федерации усилия, к нашему недоумению, не происходит никаких подвижек:

украинские делегаты невнятно реагировали на обсуждение и утверждение конкретных мер, а координаторы от ОБСЕ по непонятным нам причинам и вовсе отстранились», — рассказала по итогу конференции глава МИД ДНР Наталья Никонорова.

На повестке дня стояло обсуждение таких вопросов как особый статус Донбасса, дополнительные меры контроля за прекращением огня, новые участки разведения сил, график противоминных мероприятий, обмен пленными.

И хотя, как отмечает Никонорова, сторонам удалось найти консенсус по отдельным статьям закона об особом статусе Донбасса, ключевой для ДНР и ЛНР вопрос о его имплементации в украинскую конституцию продолжается игнорироваться. Без этого, по словам представителя Донецка, дальнейшая дискуссия лишена смысла.

Причина регулярных провалов заседаний ТКГ тривиальна: стороны по-разному смотрят на лежащие в их основе минские соглашения. Донецк и Луганск стремятся соблюдать соглашения, поскольку их исполнение гарантирует прекращение боевых действий на в целом выгодных для них условиях: широкая автономия в составе Украины и амнистия для всех участников гражданского конфликта. Для Киева, судя по всему, это неприемлемо. Как отметил на прошедшей 8 июля пресс-конференции глава МИД России Сергей Лавров,

«украинская сторона категорически не хочет подтвердить минские договоренности, одобренные Советом Безопасности ООН».

Чтобы понять нежелание украинских властей соблюдать минские соглашения, достаточно посмотреть на время их подписания. Так, первый минский протокол, который впервые провозглашал перемирие, а также требовал от Украины принятия закона об особом статусе «отдельных районов Донецкой и Луганской областей», был подписан в сентябре 2014 года.

Этому предшествовали ожесточенные летние бои, результаты которых никак нельзя было трактовать в пользу украинской армии. Тогда тысячи бойцов ВСУ попадали в окружения в «южном котле», под Иловайском, Еленовкой и Амвросиевкой. Кроме того, шли ожесточенные бои в Донецком аэропорту, Луганский аэропорт полностью перешел под контроль ЛНР. В конце августа началось наступление ополчения на Мариуполь.

Аналогичная ситуация для украинской армии складывалась и перед подписанием вторых минских соглашений. В январе 2015 года вооруженные силы ДНР окончательно закрепились в Донецком аэропорту, снова началось наступление на Мариуполь. В феврале завязались ожесточенные бои в районе Дебальцева, всего за пару дней до подписания новых минских соглашений украинские войска снова попали в окружение.

По большому счету, Киев дважды подписывал минские соглашения ради немедленного прекращения боев, которые он проигрывал.

При этом националистически настроенная украинская общественность изначально давала понять, что считает Минские соглашения противоречащими национальным интересам страны. Их риторику теперь повторяет и власть: о невозможности имплементации отдельных пунктов минских соглашений, например, о внесении изменений в конституцию или предоставлении амнистии участникам боевых действий.

Украинская элита в целом и окружение президента Зеленского в частности говорит о необходимости пересмотра минских соглашений. Эта необходимость объясняется неактуальностью подписанного документа: мол, прошло пять лет, все изменилось.

«Сейчас 2020 год. Мы все еще не достигли мира [в Донбассе]. Поэтому мы считаем, что этот документ не просто можно, а нужно менять, ведь некоторые его пункты реализовать невозможно. Минские договоренности исчерпали себя и требуют перемен», — говорил в феврале экс-министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко.

Но на самом деле единственное, что изменилось за последние пять лет — боевое оснащение и уровень подготовки украинской армии.

Украинские власти использовали минские соглашения как передышку для перегруппировки и наращивания своих боевых возможностей, которое продолжается до сих пор. Например, 8 июля фракция демократов в палате представителей США призвала увеличить объем военной помощи для Украины на $25 млн. В общей сложности, согласно их предложению, Киев получит $275 млн, которые будут направлены на подготовку личного состава, закупку вооружений, развитие разведки.

А неделей ранее главнокомандующий Вооруженными силами Украины Руслан Хомчак заявил, что одна из бригад, которая будет выполнять задачи в Донбассе, проходит специальную подготовку по использованию американских ракетных комплексов Javelin. Он также заверил, Киев планируется усиление комплексами Javelin всех бригад в Донбассе. В 2014 и 2015 годах о поставках летального оружия на Украину не шло и речи.

Но даже если не учитывать летальные вооружения, объемы иностранной помощи на военные нужды Киева впечатляют. С 2016 года в стране действует комплексный пакет помощи НАТО, в подготовке украинских военнослужащих принимают участие специалисты более 10 государств, общая стоимость поставок нелетального снаряжения исчисляется в сотнях миллионов долларов.

Получается, что Киев подписывал минские соглашения, когда украинская армия находилась в окружении. Но когда у украинской армии появилось инструкторы из НАТО, материальная поддержка западных государств и американское летальное оружие, минские соглашения оказались устаревшими.

«Мы, конечно, ожидаем, что Германия и Франция как соучастники «нормандского формата» внесут свою долю ответственности за ту позицию, которую должен занимать Киев в отношении важнейшего документа под названием «Минский комплекс мер», — заявил сегодня Сергей Лавров.

Однако пока Москва «ожидает» участия Берлина и Парижа, реальное влияние на Киев оказывают действия Вашингтона. Правда, совсем не то, на которое рассчитывают в России. До тех пор, пока эта ситуация не изменится, ждать от Украины выполнения минских соглашений или каких-либо успехов на переговорах ТКГ не приходится.