Пенсионный советник

Защитник силовиков, олигархов и чиновников

Россияне считают президента Путина проводником интересов силовиков, олигархов и государственной бюрократии

Александр Артемьев 09.08.2012, 20:06
Олигархи почти догнали силовиков в качестве референтной группы Путина, свидетельствует опрос ИТАР-ТАСС
Олигархи почти догнали силовиков в качестве референтной группы Путина, свидетельствует опрос

Владимира Путина россияне все в большей степени считают проводником интересов силовиков, олигархата и чиновничества, а вовсе не «простых людей» — рост скептических настроений фиксируют социологи «Левада-центра». Однако разрыв властей и народа пока не приводит к качественным изменениям в «путинском большинстве»: среди малообеспеченных, малообразованных и проживающих в небольших населенных пунктах большинство россиян и не ожидают, что власти будут защищать их интересы, и рассчитывают на сохранение статус-кво.

Президент Владимир Путин видится россиянам куда более далеким от народа, чем еще на исходе его второго президентского срока, свидетельствуют результаты опроса «Левада-центра», предоставленные «Газете.Ru» в четверг. Респондентом было предложено ответить на вопрос, какие слои населения выражает, на их взгляд, нынешний президент, причем отметить можно было несколько из представленных вариантов.

Россияне считают президента Путина проводником интересов в первую очередь силовиков (43%), олигархов (39%) и государственной бюрократии (32%).

На протяжении обоих первых сроков Путин и в президентство Медведева первым по популярности ответом неизменно было признание, что нынешний глава государства защищает интересы силовиков.

В феврале 2000 года вариант ответа «силовики» был самым популярным (28%), но все же по популярности он спорил с вариантом «Путин – защитник интересов «простых людей» (25%). Уже к октябрю того же года защитником силовиков его считали 54% респондентов, и это был исторический максимум – в течение следующих девяти лет цифры снижались. Но после октября 2009 года в Путине защитника силовиков признавали всего 27% россиян (и все равно это был самый популярный ответ), но затем этот показатель вновь пополз вверх.

До середины первого срока едва ли не важнее была его привязка к «ельцинской семье» — но затем первая тройка устоялась. Место «семьи», которая, как считалось, посадила Путина в президентское кресло, заняли олигархи. Впервые они выходят на второе место в июне 2003 года и практически не выходят из первой тройки групп, на которые, по мысли россиян, ориентируется Путин.

Лишь однажды, в августе 2007 года, в разгар «путинской стабильности», перед самым началом предвыборной мобилизации, «олигархи» (18%) отступили, пропустив вперед не только «простых людей» (24%), но и бюрократию (19%). В этот самый период, рассуждает замдиректора «Левада-центра» Алексей Гражданкин, «путинское большинство, в основном состоявшее (и состоящее сейчас) из малообеспеченных, малообразованных слоев, живущих на периферии, на волне экономического благополучия стало прирастать и другими социальными группами».

С октября 2009 года отсылки к «олигархам» пошли вверх (22%), в октябре 2010 – январе 2011 годов доля таких ответов фиксировалась на уровне 26%, но после декабрьских выборов в Госдуму она резко прибавила в весе, достигнув в январе 2012 года 36%. «В январе 2011 года стало понятно, что выход из кризиса если и состоялся, то состоялся не для массового избирателя и не для среднего класса, которые оказались в недостаточной степени обеспечены защитой, а для «своих» — бюрократии, сращенной с олигархией, и всего того класса людей, кто сосредоточен наверху», — объясняет Гражданкин.

Популярность ответа «олигархов» на вопрос, чьи интересы защищает Путин, в июле 2012 года побила исторический максимум – 39%.

Это уже в пределах статистической погрешности с первым по популярности вариантом ответа – силовиков. «События декабря 2011 – марта 2012 годов, — утверждает социолог, — привели к росту отчуждения правящего класса со стороны наиболее активного — экономически и политически — населения, которое начало выдвигать политические требования».

Третьей составляющей воображаемого путинского большинства с середины его второго срока был «средний класс», который «Левада-центр» определял как «людей с доходом выше среднего». С середины 2006 года и до самого января этого года от 24 до 27% респондентов заявляли, что Путин защищает интересы «среднего класса».

Впервые за шесть лет «средний класс» не попал в тройку тех групп, чьи интересы, по мнению россиян, защищает Путин.

Всего за полгода «средний класс» спустился с третьего места сразу на пятое. В январе этого года 27% опрошенных называли людей с доходами выше среднего в числе опекаемых Путиным, месяц назад таковых было уже 21%. «Пошла реакция в том числе и на нынешнее закручивание гаек, и, хотя общественные настроения имеют долгий лаг, вся совокупность политики третьего путинского срока продемонстрировала, на кого ориентированы интересы властей», — говорит Гражданкин.

Разрыв между властями и обществом подчеркивает и неуклонное с 2007 года сокращение доли тех, кто считает, что Путин защищает интересы «простых людей» — служащих, рабочих, тружеников села, как расшифровывает этот термин «Левада-центр».

Сейчас в Путине защитника «простых людей» видят лишь 14% россиян.

В самом начале президентства Путина, в феврале 2000 года, когда он только исполнял обязанности главы государства, доля видевших в нем защитника «простых людей» была максимальной – 25%, но уже через восемь месяцев эта цифра сократилась едва ли не вдвое – до 13%. Затем на протяжении семи последующих лет она колебалась в диапазоне от 15 до 18%, пока не достигла очередного пика в 24% в августе 2007 года. Затем тенденция стала обратной. Путин стал все меньше ассоциироваться с простыми людьми: в октябре 2009 года это уже был 21%, в октябре следующего года – 20%, в январе этого – уже 18%.

При этом качественной трансформации «путинского большинства», роста скептических отношений в нем не произошло, отмечает Гражданкин. «Мы существуем не в западной политической системе, когда человек голосует за того, кто, как он ожидает, будет защищать его интересы. Средний российский избиратель защищает статус-кво и действует согласно логике «пусть они воруют и обогащаются, лишь бы меня не трогали», — говорит социолог.

Ситуация с Дмитрием Медведевым в целом повторяет картину изменений общественного мнения в отношении Путина. «Медведев – это эхо Путина», — судит по социологическим наблюдениям Гражданкин. Разница заключается только в том, что третьему президенту страны удалось освободиться от имиджа ставленника и защитника интересов «ближайшего окружения Путина», согласно опросам, лишь на самое короткое время.

Все три первых года президентства Медведева большинство россиян считали его в первую очередь защитником окружения Путина (от 45% в феврале 2008 года до 26% — в августе 2010 года). Только на протяжении 2011 года этот вариант ответа уступал по популярности «олигархам».

Причем в январе 2011 года россияне уже было поверили в то, что Медведев перестал обслуживать интересы своего предшественника, — тогда этот вариант ответа набрал всего 18%. 25% опрошенных считали, что Медведев защищает интересы олигархов, 22% — среднего класса, 21% — государственных чиновников и бюрократии и 19% — силовиков. «В 2011 году наблюдался рост ожиданий новой независимой политики Медведева, но чем больше очарование, тем больше и разочарование», — говорит Гражданкин.

В октябре прошлого года, когда в тандеме уже свершилась рокировка и на президентские выборы пошел Путин, независимость Медведева была поставлена под сомнение: 31% опрошенных ответили, что третий президент защищает интересы олигархата, и уже 30% — окружения своего предшественника. В июле этого года таковых было уже 39%.

Другая значимая метаморфоза, произошедшая с оценками групп поддержки Медведева, –

за последние девять месяцев доля полагающих, что Медведев защищает интересы «среднего класса», «простых людей» и в еще большей степени — культурной и научной элиты, а также интеллигенции, значительно снизилась.

По сравнению с октябрем 2011 года доля ответов «средний класс» сократилась с 23 до 15%, «простых людей» — с 12 до 9%. Падение в группах «культурная и научная элита» и «интеллигенция» — почти вдвое (13:7 и 12:6 соответственно). «Попытки зажать рот слишком многим говорящих, — оценивает Гражданкин последние инициативы Госдумы по ужесточению законодательства о митингах, неправительственных организациях, возвращении клеветы в Уголовный кодекс, — они улавливаются и массовым респондентом. Сейчас внутреннее разочарование интеллигенции, а это 10–15% населения, совпадает с тем, как массовый избиратель видит ее в отношениях с властью».

Опрос «Левада-центра» проводился 20–23 июля 2012 года среди 1601 респондентов, проживающих в 45 регионах страны. Статистическая погрешность составляет 3,4%.