Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Овсянка, барин: сериал «Шерлок в России», где Холмс обживает бандитский Петербург

Рецензия на сериал «Шерлок в России» с Максимом Матвеевым и Ириной Старшенбаум

Прослушать новость
Остановить прослушивание
На сервисе Start начался показ сериала «Шерлок в России», в котором легендарный сыщик из работ Артура Конана Дойла приезжает в Петербург XIX века, чтобы поймать Джека-потрошителя. Главные роли в шоу исполнили Максим Матвеев, Ирина Старшенбаум и Владимир Мишуков. Сценаристом выступил Олег Маловичко, работавший над «Методом», «Троцким» и хоррором «Спутник». Кинокритик «Газеты.Ru» Павел Воронков посмотрел два эпизода «Шерлока в России» и рассказывает, насколько удачной получилась эта поездка.

Приключения Шерлока Холмса — вещь довольно пластичная и весьма пригодная для пастиширования. За 130 лет франшиза обросла безграничным количеством фанфиков: еще при жизни Артура Конана Дойла гениального сыщика стравливали с «джентльменом-грабителем» Арсеном Люпеном (немецкий киносериал 1910 года). Встречи с Джеком-потрошителем вообще можно вынести в отдельный жанр (из особо удачного — квест украинской студии Frogwares). А по вине писателя Бориса Акунина Холмс, например, пересекался с российским коллегой Эрастом Фандориным (повесть «Узница башни»). Так что сериал «Шерлок в России», надо полагать, был вопросом времени.

В Россию Холмса (Максим Матвеев) приводит след Джека-потрошителя. Убийца проституированных женщин — конечно, русский, и выдал себя, в частности, бухарским пчаком и махоркой. Оставив раненого Ватсона дома, Шерлок перемещается в мрачноватый бутафорский Петербург конца XIX столетия, где быстро находит клонов Ватсона, Лестрейда и Ирен Адлер. Это доктор Карцев (Владимир Мишуков), проживающий на Бейкер… простите, Пекарской улице, начальник полицейского участка Трудный (Павел Майков), а также дама с неопределенным родом занятий по имени Софья (Ирина Старшенбаум). «Русский Мориарти» (термин из статьи на «Википедии») тоже имеется — в лице обер-полицмейстера Знаменского, которого изображает инфернальный Константин Богомолов в белом костюмчике с принтом под гжель (это лучшее и худшее, что есть в сериале).

Проект активно подсматривает у предшественников: например, у дилогии Гая Ричи с Робертом Дауни-младшим, откуда вполне бессовестно угнаны энергичный клиповый монтаж и полупьяные рукопашки. А также у комикса Алана Мура «Из ада» и его экранизации с Джонни Деппом, чей злачно-угрюмый антураж здесь моментально опознается. Это и есть, собственно, комикс — и сериал гораздо проще воспринимать, если временами пощипывать себя и напоминать об этом. Здесь шоу близко трилогии «Гоголь» с Александром Петровым, которую тоже продюсировал Александр Цекало с компанией «Среда», — но там, правда, было гораздо лучше со сценарием, так что щипать приходилось реже и не так больно.

При столь очевидной вторичности продукта (не в упрек) крайне странно выглядят попытки кого-то убедить в его полной оригинальности: во время онлайн-премьеры актеры и продюсеры наперебой твердили, что все совпадения случайны, Карцев не Ватсон, а Софья не Ирен, и так далее. Слоган на постере сообщает, что «дедукция тут бессильна», — так вот, тут почти все бессильно, если пытаться разглядеть в этом хоть что-то серьезное и свежее. «Шерлок в России», естественно, шоу откровенно посредственное, но во многом очаровательное, нужно лишь иметь в виду несколько вещей.

Скажем, отдельное удовольствие — наблюдать, как Матвеев постоянно забывает про английский акцент, чудовищно переигрывает (впрочем, не он один, при появлении Богомолова все вовсе меркнет) и еще зачем-то иногда страшно орет. Саундтреком для каретных вояжей по бандитскому Петербургу, часто оскорбительно солнечному, становится забористый афроамериканский хип-хоп конца нулевых (он проходит по категории «современная музыка»). Персонажи услужливо проговаривают вслух свою мотивацию, а самому Шерлоку в какой-то момент надоедает озвучивать собственные умозаключения («Я бы объяснил, но времени нет»), дальше иллюзия какого-то осмысленного отношения к делу окончательно улетучивается.

Адекватного детектива из этого всего, разумеется, не складывается. Текст Олега Маловичко («Метод», «Спутник») почему-то полон глупых дыр и несостыковок — во всяком случае, так обстоят дела с первым из четырех кейсов сезона (будет вертикальный процедурал), и хочется верить, что дальше ничего не улучшится. Единственное, с чем действительно сложно мириться, — это возмутительный сексизм. Оскорбительные обращения к проституированным женщинам, ладно, можно списать на приметы эпохи (она тут, к слову, едва ли опознается). Но стереотипные и в корне неверные суждения самого Холмса («Красивые женщины не дружат, но иногда вместе ненавидят этот мир») добивают возможность разглядеть в нем проницательного гения.

А он, к своей чести, будто и не пытается блистать умом (особенно при соприкосновении с русскими идиомами). Тому есть формальное объяснение: мол, это все образ, выдуманный Ватсоном. На деле же легендарный сыщик — не слишком уверенный в себе и склонный к самокопанию невротик с детской травмой, которая раскроется к финалу.

Подход, опять же, не новый и явно учитывает сериал с Бенедиктом Камбербэтчем, но раз уж на то пошло, «Шерлока в России» в целом стоит смотреть ради ровно двух вещей, не считая умопомрачительного гардероба Богомолова. Это, во-первых, занятная в нынешней геополитической ситуации история про хорошего англичанина, который ловит плохих русских (при этом еще постоянно напоминают, что мигранты в этой стране — в сущности никто). А во-вторых, конечно, важнейшая мысль о том, что Федор Михайлович Достоевский очень переоценен (Набоков уже что-то подобное заявлял).