Пенсионный советник

За Родину! За Черчилля!

В российский прокат выходит фильм «Дюнкерк» Кристофера Нолана

Кадр из фильма «Дюнкерк» Warner Bros. Pictures
Кадр из фильма «Дюнкерк»

В российский прокат выходит «Дюнкерк» Кристофера Нолана — мастер-класс патриотического блокбастера от автора «Темного рыцаря» и «Интерстеллара», посвященный «Чуду при Дюнкерке» — спасательной операции союзников во время Второй мировой войны.

В 1940-м году английские, бельгийские и французские войска были заперты немецкой армией в городе Дюнкерк. Спустя несколько дней ожесточенных боев по воле Уинстона Черчилля к месту блокады были подтянуты британская авиация и частные корабли, которые совместно осуществили эвакуацию личного состава войск антигитлеровской коалиции.

Реклама

В ее ходе было спасено более трехсот тысяч военных. Позднее в Великобритании этот инцидент получил имя «Чудо при Дюнкерке», поскольку причины, по которым немцы не уничтожили силы поддержки, и сегодня остаются предметом ожесточенных споров историков.

Около четверти века назад молодой режиссер Кристофер Нолан задумал фильм, посвященный Дюнкерской эвакуации, известной под названием «Операция «Динамо».

Он собственноручно (без обычного соавтора — брата Джонатана) написал сценарий, но лишь сейчас, став одним из самых высокооплачиваемых режиссеров мира, получил возможность его поставить. Сюжет фильма «Дюнкерк» более или менее исчерпывается приведенным выше сухим описанием исторических событий. Да, здесь снялись звезды — Том Харди, Киллиан Мерфи и Кеннет Брана, — но «Дюнкерк» — это, пожалуй, самый авторский из больших фильмов Нолана. Актеры здесь далеко не главное.

Еще до выхода фильма было известно, что картина снимается в расчете на формат IMAX, и при просмотре эта затея выглядит стопроцентно оправданной.

Кадр из фильма «Дюнкерк» Warner Bros. Pictures
Кадр из фильма «Дюнкерк»

Первые сцены фильма обозначены титрами — мол, море, воздух. Это не главы, как можно подумать, а точки зрения, с которых будут показаны события. При этом время обзора с этих позиций различно: в первом случае — неделя, во втором — день, в третьем — час. Соответственно, действие (что понятно далеко не сразу) здесь развивается в некотором смысле по законам античного эпоса — не параллельно, а последовательно. Так же как оно развивается, например, в гомеровской «Илиаде».

Идея Нолана, очевидно, и заключалась в том, чтобы создать на основе исторических событий, известных всякому британцу, современный эпос.

И этот замысел полностью реализован.

«Дюнкерк» действительно заслуживает просмотра на самом большом экране из возможных. В фильме минимум компьютерной графики, а потом водные и особенно воздушные бои в кинотеатре производят совершенно ошеломительное впечатление. Это безусловно новый уровень военного кино, такой Вторую мировую мы еще точно не видели. Отчасти это заслуга оператора Хойте ван Хойтема, отчасти — звукорежиссера, но прежде всего, конечно, постановщика, который очевидно очень тщательно руководил процессом. Воздушные бои, бескрайнее море, солдаты, выбирающиеся из нефтяного пятна, — все это правда стоит увидеть. Другое дело, какими средствами и жертвами достигнут эффект погружения.

Когда утихнут первые восторги (фильм уже собрал первый урожай восхищенной критики), станет ясно, что «Дюнкерк» — идеальная иллюстрация для всегдашних в случае с Ноланом претензий в бездушии.

Разумеется, его новый фильм — идеальный (с точки зрения темы) патриотический блокбастер.

Кадр из фильма «Дюнкерк» Warner Bros. Pictures
Кадр из фильма «Дюнкерк»

Причем британский — США появятся на Западном фронте только в 1944-м. С другой стороны, собственно человеческому фактору в «Дюнкерке» уделено минимум внимания. Режиссера занимает не столько стратегия, сколько поэтическая реконструкция и — даже больше — воздействие на рецепторы зрителей.

Выстрелы прошивают барабанные перепонки, струнные композитора Ханса Циммера не смолкают буквально ни на минуту. Перед премьерой Нолан говорил, что ему хотелось передать ощущение суеты и паники, и эти ощущения действительно чисто физиологически возникают у человека в зрительном зале.

Именитые артисты (включая экс-участника бой-бэнда OneDirection Гарри Стайлза) нужны скорее для создания дистанции и предотвращения настоящей паники. Исключением здесь служит лишь герой Марка Рэйланса — мирный британец, решивший отправиться на своем катере на подмогу сородичам. Однако его роль прописана столь же слабо, как и прочие, а значит, не создает центростремительного притяжения, которое могло бы пойти на пользу драматургии.

По сути «Дюнкерк» — это идеальные, очень дорогие «28 панфиловцев» — высокобюджетная инсталляция во славу британского оружия.

Российским кинематографистам тут, конечно, есть чему поучиться. И сделать это, несомненно, стоит: аналогичный фильм, допустим, про Курскую дугу мог бы стать лидером мирового проката — учитывая, что в случае этого сражения речь шла о противостоянии несколько большего количества боевых единиц, чем пятерка самолетов и пара эсминцев.