Пенсионный советник

«Мы не могли править Аксенова»

Продюсер Денис Евстигнеев о сериале «Таинственная страсть»

Игорь Карев 31.10.2016, 15:42
__is_photorep_included10294001: 1

Продюсер Денис Евстигнеев рассказал «Газете.Ru» об экранизации романа Василия Аксенова «Таинственная страсть», об образах и исторической достоверности и о том, что по книге и сериалу не стоит изучать историю.

Конец 50-х. Молодой врач Ваксон (Алексей Морозов) прямо с большого поэтического концерта уезжает по распределению в небольшой северный город. Он встречает девушку Ралиссу (Юлия Пересильд), молодые люди влюбляются друг в друга — и, кажется, готовы пожениться. Но режиссер заезжей съемочной группы обещает Ралиссе помочь с лечением ее мамы, и девушка уезжает с ним в Москву. Вскоре в Москве оказывается и Ваксон, который по вечерам пишет рассказы — одну из его работ принимают в журнал «Юность».

В Москве Ваксон знакомится с пятеркой поэтов — Нэллой Аххо (Чулпан Хаматова), Яном Тушинским (Филипп Янковский), Антоном Андреотисом (Евгений Павлов), Робертом Эром (Александр Ильин), Кукушем Октавой (Алексей Агопьян) и становится частью этой группы.

Правда, есть еще сотрудник КГБ Круглов (Алексей Барабаш) — ему очень нужно, чтобы Ваксон следил за семьей друзей своих родителей Репиных, глава которой (Георгий Тараторкин) связан с секретными разработками. И дочь Репина Мирра (Юлия Хлынина), которая очень влюблена в Ваксона. И Ралисса, с которой Ваксон постоянно пересекается и которую не может забыть.

Ваксон (Алексей Морозов) в сериале «Таинственная страсть» Пресс-служба Первого канала
Ваксон (Алексей Морозов) в сериале «Таинственная страсть»

На Первом канале начинается показ сериала «Таинственная страсть».

Он снят студией «Русский проект», режиссером картины стал Влад Фурман («Куприн. Яма»), а сценарий написала Елена Райская («Однажды в Ростове»). «Таинственная страсть» — экранизация одноименного романа Василия Аксенова, который назвал его беллетризованными мемуарами. Писатель описывал свою жизнь, свои отношения со знаменитостями, но своих знакомых называл придуманными прозвищами, которые, впрочем, легко было расшифровать: Роберт Эр — это Роберт Рождественский, Белла Ахмадулина стала Нэллой Аххо, Евгений Евтушенко — Яном Тушинским, Андрей Вознесенский — Антоном Андреотисом, а Булат Окуджава — Кукушем Октавой. Себя Аксенов вывел в романе как Ваксона, а подобный ход объяснил тем, что был не уверен в графической схожести портретов, и недоверием к жанру мемуаров. Накануне премьеры фильма «Газета.Ru» побеседовала с продюсером «Таинственной страсти» Денисом Евстигнеевым о том, насколько легко было переносить на экран воспоминания Василия Аксенова.

— Насколько сериал «Таинственная страсть» — экранизация романа Василия Аксенова?

— Это абсолютная экранизация. Только под этим словом мы должны понимать не подстрочник романа, а адаптированную для кино литературу. У Аксенова не так много сюжета, а кино его требует. Поэтому мы с Еленой Райской, автором сценария, в первую очередь выстроили сюжет, а все остальное бережно взяли из книги. Например, проходящая через весь фильм тема любви главного героя к Ралиссе придумана нами, а все воспоминания Аксенова про реальных людей, которые и есть герои этого фильма, — это все от него. Тут мы ничего не выдумывали.

Понимаете, слава богу, эти выдающиеся люди, герои книги, живы, и мы не имеем права что-то говорить о них. А вот Аксенов имеет такое право.

Правда, в сериале — в отличие от книги — временной промежуток ограничен — от 1957 года, Фестиваля молодежи и студентов, до 1968-го, ввода войск в Чехословакию, когда, по нашему мнению, окончательно закончилась оттепель.

— Кто все-таки главный герой фильма?

— Конечно, Ваксон. От его лица рассказывается эта история, именно он и история его любви — основа сюжета.

— Вы росли в семье выдающихся людей, наверное, знали героев этого романа. Не стали добавлять в сценарий личных впечатлений или воспоминаний о них?

— Да, я знал многих главных героев книги, но свои воспоминания не использовал. Хотя воспользовался, так сказать, административным ресурсом и пригласил мою маму сняться в роли главного режиссера театра «Современник». Сначала мы планировали другую актрису, но она не смогла принять участие в фильме, и в итоге решили, что будет лучше всего, если мама сама себя сыграет. И совершенно неважно, что ее героине в то время было не столько лет, сколько сейчас. Это образ.

Продюсер фильма Денис Евстигнеев (слева) Пресс-служба Первого канала
Продюсер фильма Денис Евстигнеев (слева)

— Не боитесь критики?

— Знаете, есть этакие «письма трудящихся», в которых разбираются неправильные погоны, одежда и все подобное. Конечно, погоны — это очень важно, но также важно понять, что по такому фильму, как «Таинственная страсть», нельзя изучать историю.

Это не исторический, а образный фильм, который показывает портрет эпохи, написанный участником событий. Не нами.

Мы не могли править Аксенова и не хотели этого делать ни в коем случае. Мы шли за ним, и в фильме есть вещи, которые не укладываются в хронологию. Например, у нас Высоцкий играет Гамлета, который был поставлен в 1971 году.

— Позже временных рамок сериала?

— Да. Или стихи, которые сочиняют и произносят в фильме наши герои, — они тоже написаны позже тех событий, которые показаны в фильме. Но эти стихи настолько прекрасны, что мы не могли их не использовать. Так что это не наша забывчивость.

— В сериале действительно хронология настолько перепутана, что до правды практически не докопаться.

— Я надеюсь, что правда будет в другом — в том, как эта эпоха выглядела и что она родила.

— По какому принципу вы отбирали актеров на главные роли?

— Мы сразу решили, что не пойдем по пути фильма «Высоцкий. Спасибо, что живой» — с его невероятным гримом. При нашем телевизионном производстве мы просто не смогли бы этого сделать физически. Поэтому мы решили отталкиваться от образа. Понимали, что, например, Филипп Янковский не похож на Евтушенко. Но это такой высокий человек, нервный, худой, скуластый, резкий, эпатажный. Таким он и появляется в сериале, и в этом похож на своего прототипа.

То, что героев в книге и фильме зовут не так, как в жизни, а теми именами, что придумал для них Аксенов, дало нам еще одну возможность не делать портретного грима.

Сначала мы сняли маленький 20-минутный фильм, чтобы посмотреть, не ошиблись ли мы в выборе актеров. Из тех, кто снимался в этом «пилоте», поменялось несколько артистов — например, Андреотиса-Вознесенского в фильме сыграл Евгений Павлов, а не тот артист, которого мы изначально планировали. А многие остались, в том числе Алексей Морозов, сыгравший Ваксона — главного героя. Алексей — умный, интеллектуальный актер. У нас в кино, к сожалению, это уже ушедшее амплуа.

— Из-за невостребованности?

— Не знаю, может, оно и не востребовано. Но вот когда нужно, их не найдешь. Поэтому Алексей, мне кажется, самый подходящий артист на эту роль.

— Стихи в сериале читают сами актеры?

— Да, конечно. Но к песням Булата Окуджавы это не относится, потому что невозможно повторить его интонацию. Мы приглашали артистов, которые Окуджаву почти имитируют, но это оказалось не то. И после долгих переговоров с Ольгой Владимировной Окуджавой мы пришли к согласию, что петь у нас будет сам Булат Шалвович. Что касается Высоцкого, то Сергей Безруков поет его песни просто фантастически.

— В начале сериала мне показалось, что Аксенова в возрасте играет сам Василий Аксенов. Вы специально добивались такого эффекта?

— Леонид Кулагин, замечательный артист, действительно очень похож на Василия Аксенова. Мы придумали эту роль специально для «пилота», чтобы своим комментарием он объяснял какие-то вещи. Но этот прием оказался таким удачным, что мы решили оставить его и для большого фильма.

— А как отнеслись к «Таинственной страсти» те, кто был прототипом героев книги Аксенова, а потом — и сериала?

— Были те, кто стали нашими партнерами, — например, Екатерина Рождественская сразу отнеслась доброжелательно, как и ее замечательная мама, Алла Борисовна Киреева, которая, к сожалению, недавно скончалась. А были люди, которые восприняли идею сериала, мягко говоря, скептично, — и я их отношение тоже понимаю. Но надо сказать, что когда речь зашла о покупке прав на стихи, они не стали перекладывать свое отношение к фильму на этот процесс. И я за это им чрезвычайно благодарен. Я понимаю, что, наверное, мы их не удовлетворим, это невозможно сделать. Мы снимаем про их жизнь, которую они знают лучше нас, и она наверняка была другой. И если я скажу, что я совсем не нервничаю, думая, как они воспримут «Таинственную страсть», это будет неправда.