Пенсионный советник

С самоуправлением в России покончено

Попытка поставить под партийный контроль самоуправление приведет к дальнейшему отчуждению власти и общества

Александр Кынев 31.10.2008, 11:41

Членство в той или иной партии из права гражданина превращается в обязанность для всех, кто хочет иметь какое-то отношение к органам управления и участвовать в выборах.

Не успели все российские регионы окончательно перейти к смешанной избирательной системе на выборах в регионах законодательных собраний (последней в октябре это сделала Кемеровская область), как начался другой процесс.

Власть одной рукой стимулирует переход от смешанной к уже полностью пропорциональной системе на региональном уровне, другой внедряет смешанную (а кое-где и полностью пропорциональную систему) уже на муниципальном уровне.

17 октября Госдума РФ приняла в первом чтении поправки в законы «Об основных гарантиях избирательных прав» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ», согласно которым выборы депутатов в городских округах и муниципальных районах должны проходить по смешанной системе.

Проект еще летом внесли депутаты от «Справедливой России». А осенью президиум генерального совета «Единой России» рекомендовал всем региональным и местным отделениям и фракциям партии в представительных органах внести предложения по введению смешанной системы на выборах административных центров российских регионов. В итоге законопроект «эсеров» поддержали все фракции. Учитывая такое единодушие, не приходится сомневаться, что он станет законом — уж больно выгоден партийным чиновникам.

Это решение — замечательный пример того, что независимо от партийных лозунгов на практике представители наших т. н. партий думают не об интересах избирателей, а своих собственных.

Главный аргумент выступлений конкретных политиков в пользу принудительного введения партийных списков на муниципальных выборах: партия получит больше возможностей провести своих депутатов. То, что в результате выхолащивается сам смысл местного самоуправления именно как самоуправления жителей определенной территории, похоже, никого не интересует.

Вслед за отменой выборности населением глав местных администраций (число таких случаев растет) и переходом к практике их найма депутатами теперь и самих народных избранников на местах пытаются включить в партийные вертикали. Таким «косвенным» путем явно пытаются поставить процесс избрания местных руководителей под еще больший контроль.

Госдума и ведущие партии все дальше залезают в вопросы местного самоуправления, все серьезнее лишая их политической самостоятельности и навязывая им жестко регламентируемый вариант избирательной системы. Хотя статья 12 Конституции РФ однозначно говорит о том, что органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти. Выборы местного самоуправления — это выбор власти из состава самих жителей, причем власти, которая решает сугубо локальные проблемы и не имеет идеологической составляющей по определению. Органы МСУ — это представители местного сообщества, обладающие высокой личной репутацией и вызывающие максимальное доверие. Подавляющее число членов местных сообществ беспартийные. Но все эти доводы просто игнорируются.

Впрочем, надо признать, что «партизацией» органов МСУ занялись не сегодня, к решению этой задачи потихоньку подступались давно.

Еще в конце 2005-го — начале 2006 года для «возможного использования в работе по совершенствованию регионального законодательства о выборах» появился подготовленный Центризбиркомом «модельный» проект закона «О выборах депутатов представительного органа муниципального района». Для «снижения вероятности нерезультативных выборов» предлагалось использовать смешанную избирательную систему с образованием единого пропорционального избирательного округа и одного единого мажоритарного избирательного округа. Именно описанию этой системы и была посвящена основная часть законопроекта. И,

хотя выбор конкретного варианта избирательной системы — мажоритарной, пропорциональной, смешанной — на выборах органов местного самоуправления все эти годы оставался за самим регионом, настойчивые «рекомендации» центра многими региональными законодателями были восприняты как прямое указание к действию.

Единственный регион России, ранее использовавший смешанную избирательную систему на выборах представительных органов МСУ, — Красноярский край: там с середины 1990-х по партийным спискам избиралась часть советов городов краевого подчинения (Красноярск, Канск, Ачинск, Минусинск и др.). Первоначально по смешанной системе в Красноярском крае избирались представительные органы 16 муниципальных образований (во всех городах краевого значения, а также в двух закрытых административно-территориальных образованиях). Но уже на выборах 2000–2001 годов 7 городов отказались от смешанной системы, и выборы проводились в них только по мажоритарной системе.

Однако после 2004–2005 года внедрение партийных списков на муниципальных выборах стало активно расширяться. К началу 2006 года они использовались на выборах в 53 муниципальных образованиях 8 субъектов. В 2006–2007-м к этому перечню добавились Сыктывкар, Рязань, Владивосток, Ногинский район Московской области. Полностью пропорциональная система была введена в г. Волжский Волгоградской области, г. Махачкала и множестве иных муниципальных образований Дагестана. На выборах 12 октября 2008 список дополнили Ставрополь, Электрогорск Московской области, 70 муниципальных образований Тверской области и ряд районов Якутии.

В Ставропольском крае, где «Единая Россия» проиграла региональные выборы в 2007 году, после разгрома группы сторонников бывшего мэра Ставрополя Дмитрия Кузьмина и возбуждения против него уголовного дела было решено решить вопрос о власти в областном центре «на корню». Но решать его через суды и отмены выборов пришлось почти полтора года. В начале июня 2008 года новый губернатор Валерий Гаевский внес в краевую думу проект закона «О некоторых вопросах проведения выборов в органы местного самоуправления», фактически навязав Ставрополю пропорциональную систему.

В Якутии был принят закон, предусматривающий проведение выборов по смешанной или полностью пропорциональной системе по усмотрению самих муниципальных образований. Хотя какой был смысл вводить партсписки в малонаселенных удаленных районах, где, очевидно, ни о каких реально действующих партийных организациях говорить не приходится, — загадка инициаторов этого странного эксперимента. Показательно, что в итоге почти везде в Якутии было зарегистрировано всего по 2 партсписка или лишь в двух районах «нашелся» 3-й список.

Если принятый Госдумой законопроект станет законом, то что-то похожее на «якутский сценарий» будет твориться в большинстве муниципальных образований.

То, что многие сельские районы в стране имеют лишь несколько тысяч жителей и с советских времен в глаза не видели партийцев (если не считать сменяющие друг друга «партии власти»), авторов законопроекта, видимо, не пугает.

Не секрет, что в лучшем случае отделения большинства политических партий существуют в административных центрах субъектов федерации и крупнейших городах (но и там зачастую являются фиктивными). В малых же городах, уже не говоря о сельских районах, никаких партий (кроме созданной административным путем «партии власти») просто нет. По закону о политических партиях партийные отделения официально регистрируются только на уровне субъектов федерации. Даже этот уровень регистрации большинство партий поддерживают с трудом, учитывая материальные и технические издержки для сдачи огромного числа требуемой законом отчетности.

Введение партийной составляющей на выборах там, где партий просто нет, приведет как минимум к росту политической коррупции.

Когда гражданам, намеренным баллотироваться (а это во многом местный малый и средний бизнес), придется искать «посредника с печатью», фактически покупать у партийных бюрократов документы для возможности участвовать в выборах в конкретном муниципалитете. То, что это будет происходить, не вызывает сомнений: спрос рождает предложение. Как максимум это приведет к тому, что муниципальные выборы будут все больше попадать в зависимость от воли исполнительной власти. По закону о политических партиях они полностью зависимы от контролирующих и регистрирующих органов, при известном желании можно ликвидировать любую партию или конкретную региональную организацию или сменить её руководство, что неоднократно делалось в последние годы. Этот «короткий поводок» партийными чиновниками прекрасно осознается, и цензура, и самоцензура относительно того, кого можно, а кого нельзя выдвигать кандидатами в депутаты, чтобы не нажить себе неприятностей с начальством, несомненно, также будет иметь место.

И то, что закон пока формально дает право на выдвижение списков на уровне МСУ и представителям общественных объединений, имеющим по своим уставам право на участие в выборах и зарегистрированным не менее чем за год до выборов, мало меняет картину. Эта маленькая дверка захлопнется с той же легкостью, с какой в свое время были отменены избирательные блоки, голосование «против всех», повышен заградительный барьер. Уже не говоря об общем подходе нынешней российской власти к правам общественных объединений, постоянному ужесточению правил их регистрации и, как следствие, растущей зависимости их от государства.

Несомненно, что введение пропорциональной или смешанной системы на муниципальном уровне не только выхолащивает смысл местного самоуправления, но и фактически лишает все более значимое число граждан права на политическое представительство, усложняет их право избрания в органы МСУ.

Если пропорциональная система на выборах Государственной думы касается амбиций нескольких тысяч граждан, стремящихся стать федеральными депутатами и фактически лишающихся возможности на самовыдвижение, на выборах областных законодательных собраний речь уже идет о десятках тысяч человек. Но выборы органов местного самоуправления — это права уже не десятков, а сотен тысяч, миллионов граждан, не желающих обращаться к посреднику ради права решать местные проблемы.

Попытка поставить под партийно-государственный контроль самоорганизацию локальных сообществ не приведет ни к чему, кроме как к еще большему усилению отчуждения между властью и обществом.