Слушать новости

Ракка: жизнь в руинах под обстрелом

Битва за «столицу» ИГ* идет уже три месяца

Прошло почти три месяца, как Сирийские демократические силы (СДС), поддерживаемые США, начали штурм города Ракка на севере Сирии. Захолустный по всем показателям ближневосточный город стал местом одной из самых драматичных битв с начала нового тысячелетия. Среди городских руин все еще живут, а, вернее, выживают несколько десятков тысяч местных жителей.

За три месяца боев с отрядами Исламского государства (ИГ, террористическая организация, запрещенная в России) силы СДС совместно с подразделениями армии США смогли взять под свой контроль 45 процентов кварталов сирийской Ракки. Причем это самые оптимистичные оценки самих штурмующих. Террористы на своих сайтах и в социальных сетях утверждают, что у них отбито не более трети города. Операция в Ракке носит более закрытый для журналистов характер, чем операция по освобождению иракского Мосула. На позиции курдов и их союзников, штурмующих сирийскую «столицу» ИГ, попадает не столь много журналистов. Поэтому каких-либо детальных независимых оценок операции просто нет.

Однако уже сейчас можно говорить, что разрушения в Ракке по своим масштабам будут не меньше, чем в Мосуле. В последних числах августа телеканал CNN показал видеосъемку кварталов, где идут боевые действия. Они разрушены не меньше, чем «старый город» Мосула, где происходили самые ожесточенные бои по ходу освобождения иракского города.

Представители СДС в разговоре с журналистом Reuters признались, что штурм остающихся под контролем боевиков ИГ кварталов будет «долгим и тяжелым». Никто не может сейчас уверенно назвать сроки окончания операции в Ракке.

Первый город Халифата

Ракка была провозглашена столицей ИГ, так как именно она стала первым городом, полностью перешедшим под контроль террористической организации. В январе 2014-го боевики выбили из города отряды антиасадовской Сирийской свободной армии (ССА). Правительство Сирии потеряло контроль над городом раньше — весной 2013-го. С начала нестабильности в Сирии весной 2011-го город Ракка и одноименная область долгое время были оплотом действующего правительства. Там не было вооруженных стычек полиции и армии с противниками действующего правительства. Не происходило никаких антиправительственных акций.

В городе также проживала многочисленная русскоговорящая община. Она состояла, преимущественно, из женщин из бывших республик СССР, вышедших замуж за сирийцев, и их детей. В 2010-ом в городе даже был открыт Русский культурный центр. В городе действовали христианские церкви, суннитские и шиитские мечети.

Сама по себе Ракка считалась в масштабах Сирии захолустьем. Никаких значимых крупных производств, как в Дейр-эз-Зоре или Хаме, никаких объектов всемирного культурного значения, как в Пальмире или Алеппо.

Из исторических достопримечательностей там сохранялись лишь невпечатляющие руины средневековой крепости и типичные для Ближнего Востока старинные каменные ворота. До войны в путеводителях по Сирии подобные достопримечательности даже не упоминались. Население города составляло 220 тысяч человек.

Бегство сирийской армии из Ракки весной 2013-го напоминает бегство иракских правительственных сил из Мосула летом 2014-го. По словам очевидцев, сирийская армия «просто исчезла» за ночь, и на рассвете в городе боевики антиправительственных группировок уже меняли государственные флаги на флаги ССА. О спешном отступлении силовиков не знали даже губернатор провинции Ракка и руководитель местного отделения партии «БААС» (правящая в Сирии партия). Они попали в плен боевиков. Впервые антиправительственным силам удалось захватить функционеров столь высокого уровня.

Вместе с ССА в Ракке появились исламские радикалы. Они уничтожили шиитскую мечеть Увайс-аль-Карни, построенную на деньги Ирана. Христиан принудили к формальному принятию ислама.

В начале 2014-го сторонники ИГ и боевики ССА начали выяснение, кому должна принадлежать власть в городе. Бои продолжались полторы недели. В итоге террористы полностью взяли под свой контроль город. Когда ИГ захватило Мосул и многочисленные военные трофеи в июне 2014-го, то именно в Ракке радикалы провели свой первый военный парад. Город стал позиционироваться в качестве столицы провозглашенного государства террористов. Хотя многие ключевые структуры организации на самом деле располагались в Мосуле.

Между руинами и бомбами

В отношении того, сколько боевиков ИГ остаются сегодня в Ракке, оценки штурмующих сильно расходятся. Представители СДС называют цифру три-четыре тысячи боевиков. Спецпредставитель президента США в Сирии Бретт Макгурк полагает, что в городе находятся две тысячи радикалов.

Важно отметить, что среди боевиков большое количество иностранцев.

Немецкий журналист Юрген Тоденхофер, единственный журналист-немусульманин, посетивший Ракку и Мосул, пока они были под полным контролем ИГ, писал впоследствии, что в Ракке боевики говорили о большом количестве иностранцев в своих рядах. В Ираке они оценивали пропорции так: 70 процентов боевиков — местные выходцы, 30 процентов — приезжие из других государств. В Сирии была обратная ситуация: в рядах ИГ 70 процентов иностранцев и 30 — местных уроженцев. Один из радикалов даже пожаловался немецкому журналисту, что если бы в Ракке провели выборы, то подавляющее большинство местных жителей проголосовали бы за президента Сирии Башара Асада.

Свернуть оборону и «затеряться», притвориться мирными жителями иностранцам практически невозможно. Поэтому им ничего не остается, как сопротивляться до конца.

Численность сил СДС (основу их составляет ополчение сирийских курдов), штурмующих Ракку, по данным англоязычного сайта Military.com, составляет 30-40 тысяч бойцов. К ним надо прибавить еще спецподразделения армии США, также принимающие участие в операции. Представитель Пентагона Джефф Дэвис официально объявил об участии американцев в боях за сирийскую «столицу» ИГ еще в начале июня, когда штурм города только начинался.

Авиация США и их союзников проводит регулярные бомбардировки кварталов, контролируемых террористами. Причем, по сообщениям сирийских правозащитников, американцы используют в том числе запрещенные рядом международных соглашений вооружения — например, кассетные бомбы и бомбы, начиненные белым фосфором.

Так, в начале августа замглавы сирийского отделения «Красного полумесяца» Дина аль-Асад рассказала, что США сбросили не менее 20 бомб с белым фосфором на здание госпиталя в Ракке. Об использовании запрещенных авиавооружений сообщала и международная организация Human Rights Watch.

По данным ООН, в «столице» ИГ в настоящее время остаются до 25 тысяч мирных жителей. В конце августа британское издание The Guardian опубликовало рассказ одного из горожан о том, в каких условиях сейчас находится гражданское население в контролируемых боевиками ИГ кварталах.

Централизованное водоснабжение и электричество были прекращены на вторую неделю штурма города. Жители с риском подорваться на минах, попасть под авиабомбы или огонь снайперов выходят из укрытий, чтобы добыть воду, еду или топливо для электрогенераторов в уже разрушенных домах. Совсем немногие местные имеют доступ к телефонной связи или интернету. Они находятся в информационной изоляции и не очень понимают, что происходит за пределами города. Автор материала уверен, что не менее 1300 гражданских жителей были убиты с начала операции в сирийском городе.

31 августа Верховный комиссар ООН Зейд Раад аль-Хусейн заявил, что гражданское население «платит неприемлемую цену» в битве за Ракку. ООН имеет подтвержденную информацию, что только в августе не менее 151 мирного жителя погибло от авиаударов и обстрелов наземных сил штурмующих. «Атакующие силы, вероятно, не в состоянии соблюдать принципы международного гуманитарного права, избирательность и соразмерность», — возмущался Верховный комиссар ООН.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть