Арктика «зеленых» не приемлет

Сотрудники Greenpeace жалуются, что российские чиновники не дают им пройти в Карское море, где ведут геологоразведку компании «Роснефть» и ExxonMobil



Руководство Севморпути отказалось пускать ледокол Greenpeace Arctic Sunrise в Арктику

Руководство Севморпути отказалось пускать ледокол Greenpeace Arctic Sunrise в Арктику

Daniel Beltra / Greenpeace
Сотрудники Greenpeace заявили, что российская сторона не пускает их корабль в Арктику. Ледоколу организации уже три раза отказали в заходе на Северный морской путь. Экологи связывают препоны со своими планами установить наблюдение за специалистами «Роснефти» и ExxonMobil, которые готовятся к добыче нефти на шельфе в Карском море. В Минтрансе говорят, что «зеленые» не указали все данные в заявлении на проход.

Ледокол Arctic Sunrise, выкрашенный в зеленый цвет с надписью Greenpeace на борту, может быть заблокирован между Баренцевым и Карским морем на севере России. Участники экспедиции жалуются, что они не получили разрешения на заход в Северный морской путь. Администрация Севморпути уже трижды отказала ледоколу. Экологи связывают происходящее с желанием российских властей не допустить их к участкам, на которых специалисты «Роснефти» и ExxonMobil проводят геологоразведочные работы.

«Мы сейчас находимся на пути к мысу Желания, это северная оконечность острова Новая Земля. Вышли из норвежского порта Киркенес и прошли чуть меньше половины пути», — рассказал «Газете.Ru» координатор арктической программы «Гринпис Россия» Роман Долгов, находящийся на борту ледокола.

С Большой земли на судно можно дозвониться по спутниковому каналу связи. «Мыс Желания — это одна из двух-трех точек захода на Севморпуть. Мы планируем там оказаться к полудню в пятницу», — добавляет Долгов. Однако дальше в Карское море, которое является целью экспедиции, ледокол может не попасть.

Долгов рассказал, что организация высылала запросы в администрацию Севморпути заранее и соблюдая все правила. Первый отказ пришел еще 5 июля. В этом и во втором отказе говорилось, что в Севморпути якобы не поняли, какой у судна ледовый класс — параметр, показывающий способность судна проходить через лед разной толщины.

«Наше судно по всем параметрам соответствует классификации 1A1 по датскому классификатору DNV. Он признается международным сообществом. Мы классифицированы как ледокол. Наш класс соответствует примерно российскому классу Arc6 по регламенту Российского морского регистра судоходства, — объясняет Долгов. — В Севморпуть даже было направлено заключение от DNV, в котором были указаны параметры. В администрации Севморпути должны быть специалисты, которые знают классификацию DNV. Поэтому мы были, мягко скажем, в недоумении, когда получили третий отказ».

Согласно классу Arc6, судну разрешается самостоятельное плавание в разряженных однолетних арктических льдах при их толщине до 1,1 м в зимне-весеннюю навигацию и до 1,3 м — в летнее-осеннюю.

«У нас на борту есть даже ледовый лоцман, хотя, по его сведениям, там, куда мы идем, вообще нет какой-либо серьезной ситуации со льдом. Вероятно, мы вообще льда не увидим», — говорит Долгов.

В третьем отказе от ледокола потребовали предоставить данные по ледовому поясу судна. «Но в классификаторе DNV нет упоминания о ледовом поясе. Может быть, требование сформулировано нечетко, может, имели в виду толщину борта под ватерлинией», — рассуждает Долгов. Он пояснил, что в администрацию Севморпути было отправлено письмо с объяснением позиции Greenpeace. «Мы надеемся, что здравый смысл возобладает», — добавляет сотрудник организации.

Экологи предполагают, что их не хотят допустить в Карское море из-за их желания установить наблюдение за работами на нефтяном шельфе. По словам Долгова, там находятся три участка, на которых специалисты «Роснефти» и ExxonMobil проводят геологоразведку. «По всей вероятности, это продиктовано желанием не пускать нас в акваторию Севморпути. Наша позиция известна — мы выступаем против бурения на арктическом шельфе. Мы хотим посмотреть за подготовкой к бурению, определить возможные последствия для экосистемы, для флоры и фауны», — объясняет Долгов.

По его словам, экологи хотели лишь понаблюдать. «Мы хотели посмотреть на работу судов и оценить возможные последствия для окружающей среды. По нашим сведениям, там идет уже заключительная стадия геофизических и геохимических исследований. Но, помимо этого, наша позиция не меняется: мы считаем, что подготовительные работы — это ступень к нефтяному освоению шельфа и нефтяному бурению. И по сравнению с тем эффектом, который несет сейсморазведка и другие подготовительные работы, бурение несет более серьезную опасность региону. Оно неразрывно связанно с возможными аварийными ситуациями, которые из-за арктических условий более вероятны. Льды и отдаленность спасательных служб делают работы по предотвращению последствий минимальными по эффективности, если не нулевыми. Нигде в мире нет эффективных технологий по ликвидации нефтяных разливов в условиях замерзающих морей. Даже разлив небольшого объема будет нести необратимые последствия», — говорит Долгов.

Поэтому в письме от Greenpeace в администрацию Севморпути было указано, что право на мирный протест против бурения на шельфе гарантировано статьями 10 и 11 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которую Россия признает.

Иностранные представители Greenpeace говорят более резко: «Отказ пропустить ледокол Greenpeace — это неловкая попытка подавить мирный протест и избежать независимого наблюдения за подготовкой к добыче нефти в Арктике, — заявил координатор арктической программы Greenpeace Кристи Фергюсон с борта Arctic Sunrise. — Arctic Sunrise — отлично оборудованный современный ледокол со значительным опытом работы в Северном Ледовитом океане, причем его ледовый класс выше, чем у судов самой «Роснефти».

Фергюсон отметил, что решение о запрете принято вопреки нормам международного права и праву свободного судоходства. «Оно в очередной раз подтверждает взаимосвязь российских властей и нефтяных компаний», — добавил он.

Администрация Северного морского пути заявила агентству Associated Press, что за комментариями по ситуации с Arctic Sunrise следует обращаться в Минтранс России. В пресс-службе министерства «Газете.Ru» пояснили, что ответ последует в ближайшее время. Вскоре из Минтранса пришел ответ, в котором давалась ссылка на информацию от администрации Севморпути. Чиновники напомнили о приказе Минтранса России № 7 от 17.01.2013, который устанавливает правила плавания в акватории Северного морского пути. Согласно приложению №1, в заявлении на проход надо предоставить информацию о судне, рейсе, а также о ширине ледового пояса судна. «При подаче заявления на плавание в акватории Северного морского пути судна Arctic Sunrise заявителем не была предоставлена в администрацию Севморпути информация о ширине ледового пояса, что явилось причиной отказа в выдаче разрешения на плавание судна Arctic Sunrise в акватории Северного морского пути. Новые запросы в администрацию не поступали», — говорится в ответе Минтранса.

Компания «Роснефть» выразила свою убежденность в абсолютной безопасности работ на шельфе. «Высокотехнологичные решения, которые будут применяться при реализации арктических проектов, способны обеспечить максимальную экологическую безопасность работ», — пояснил «Газете.Ru» представитель компании Владимир Тюлин. По его словам, «Роснефть» проводит работы с соблюдением всех международных требований и экологических стандартов.

Представители «Роснефти» сообщили, что они не против наблюдателей на шельфе и предложили подарить Greenpeace телевизор, чтобы экологи могли не тратить деньги на экспедиции.

Компания открыта для независимого наблюдения за ходом работ и приветствует подобные инициативы, говорится в заявлении «Роснефти». Так, в июле за работами судна «Академик Федоров» в Карском море в течение недели следили несколько независимых наблюдателей в сопровождении съемочных групп федеральных каналов. «Если бы сотрудники Гринпис тратят все деньги организации на агитпроп и не имеют возможности следить за новостями, то «Роснефть» готова подарить организации хотя бы телевизор, чтобы и у Гринписа был доступ к объективной информации», — сказал Тюлин.

В Минприроде соглашаются с утверждениями экологов об опасности нефтяных разливов в Арктике. «Сегодня ни одна компания в мире не гарантирует, что в высоких широтах она ликвидирует последствия разливов нефти быстро и полностью», — говорил ранее замминистра Ринат Гизатулин.

С 1 июля 2013 года в России вступил в действие закон «О защите морей от нефтяного загрязнения». Он содержит требование к организациям, занимающимся добычей нефти на континентальном шельфе или на море и транспортировкой нефти, проводить в случае аварии ликвидацию разливов. Например, компания должна создать специальный резервный фонд и собственную аварийную службу. Также законом устанавливаются обязанности и финансовая ответственность по предупреждению и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов в морской среде, а также их последствий. Предусматриваются механизмы финансирования таких мероприятий, включая возмещение в полном объеме вреда, причиненного окружающей среде.