Процесс по «новогородскому делу» сделали закрытым

Во вторник в Великом Новгороде состоялись предварительные слушания по так называемому «новгородскому делу». 22-летней обвиняемой Антонине Федоровой инкриминируется покушение на убийство собственной малолетней дочери. 13 мая сторона защиты заявила ходатайство о суде присяжных, а сторона гособвинения – о проведении слушаний в закрытом режиме. Обе просьбы участников процесса суд удовлетворил.

Прокуратура мотивировала свое ходатайство ссылкой на поступившее со стороны свидетеля (несовершеннолетнего ребенка) заявление о том, что он боится за свою жизнь. Кроме этого, прокуратура располагает заявлением отца мальчика, в котором утверждается, что на членов его семьи оказывается давление со стороны «журналистов» и «неизвестных лиц». Правда, по словам стороны защиты, ни адвокаты Федоровой, ни ее родственники, ни она сама за прошедший год ни разу не общались ни со свидетелем, ни с его отцом. Кроме того, защите дважды было отказано в очной ставке с ними. Муж Федоровой Кирилл Мартынов считает, что у обвинения просто нет доказательств вины его супруги, поэтому открытый процесс не пойдет прокуратуре на пользу. Напомним, что в апреле 2007 года прокурор Андрей Ефимов заявлял о том, что следствие располагает достаточными «доказательствами вины» Федоровой.

Помимо принятых ходатайств, суд установил, что отбор присяжных по делу начнется 9 июня. По мнению Мартынова, этот процесс может затянуться на какое-то время, поскольку «в Новгородской области кандидаты в присяжных не склонны являться по повесткам (один из худших показателей по России)». Поэтому дата первого закрытого для прессы слушания, по существу, пока неизвестна.

Напомним, что полтора года назад 2,5-летняя дочь Федоровой упала в лестничный пролет, выйдя на площадку коммунальной квартиры через незапертую соседями дверь. Мать, увидев пролезающую через прутья решетки девочку, пыталась схватить ее, но не успела. Девочка упала, но отделалась ушибами. Стоявший на площадке верхнего этажа 11-летний мальчик увидел, как Федорова пыталась схватить дочь, и рассказал милиции, что «одна девочка толкнула другую девочку». На основании этого единственного доказательства прокуратура Новгорода возбудила против матери ребенка уголовное дело по обвинению в умышленном убийстве.