Пенсионный советник

Крестьяне заплатят за климат

Сельхозпроизводители смогут рассчитывать на господдержку лишь в том случае, если застрахуют свой будущий урожай от катастрофических рисков

Глеб Климентьев 01.04.2011, 18:28
ИТАР-ТАСС

Сельхозпроизводители смогут рассчитывать на господдержку лишь в том случае, если застрахуют свой будущий урожай от катастрофических рисков. Такое положение содержится в законодательных поправках Минсельхоза, направленных в правительство. Обязательное страхование противоречит нормам Гражданского кодекса, говорят эксперты.

Минсельхоз подготовил поправки ко второму чтению законопроекта о сельскохозяйственном страховании, рассказала в пятницу министр сельского хозяйства Елена Скрынник. Положения вводят «принципиально новые подходы» к нему, отметила она. Законопроект должен стимулировать сельхозпроизводителей страховать свой урожай, в первую очередь от катастрофических рисков, подобных прошлогодней засухе и пожарам.

«Самое главное в том, что закон устанавливает стандарты страхования и оценки ущерба с тем, чтобы гарантировать страховые выплаты сельхозорганизациям», — подчеркнула Скрынник. Так, для укрепления системы предлагается создать профессиональное объединение страховщиков, которое будет поддерживать платежеспособность всей системы «даже в случае банкротства одного из поставщиков услуг».

Страхование урожая от катастрофических рисков имеет государственную поддержку, напомнила Скрынник. Сельхозпроизводитель будет оплачивать только 50% страховки, остальное возьмет на себя государство. На эти цели в этом году из бюджета будет потрачено 5 млрд рублей, сообщила министр.

Но Минсельхоз заготовил не только стимулы. Со вступлением в силу закона другие виды господдержки будут предоставляться сельхозпроизводителям только при наличии полиса от катастрофических рисков, предупредила Скрынник. В министерстве рассчитывают, что эти меры окажутся достаточно убедительными.

Принятие закона сократит расходы бюджета в случае чрезвычайных ситуаций, снизит стоимость страхования, а застрахованные площади увеличатся с 20% до 50–70%, обрисовала перспективы министр.

Фактически сельхозпроизводителям навязывают обязательное страхование, говорят эксперты, осуждая идею привязывать страховку к получению предприятиями госсубсидий. «Ни в одной стране мира, которая добилась успехов в сельском хозяйстве, нет обязательного страхования. Попытки ввести его всегда заканчивались крахом либо бюджета, либо самой системы», — говорит гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка Дмитрий Рылько.

Сейчас тарифы на этот вид страхования составляют от 3% до 10% от стоимости будущего урожая. Для сравнения: тариф при страховании имущества предприятий составляет 0,1–0,5%. Такую разницу страховщики объясняют высоким риском гибели урожая, а также низкой культурой производства в хозяйствах.

По оценкам экспертов, при страховании с государственной поддержкой ставки могут достигать 6–7%. Большинство агрофирм просто не могут себе позволить изымать деньги из оборота для оплаты взносов, которые страховщики требуют сразу и в полном объеме.

«Меры по минимизации возможных убытков сельхозтоваропроизводителей в виде страхования только от катастроф не могут считаться эффективными», – соглашается руководитель сельскохозяйственного направления в компании «Альфастрахование» Евгений Храбсков. Согласно статистике, повторяемость катастрофических рисков происходит примерно один раз в десять лет.

Страхование нужно, но не в таком виде, сходятся во мнении эксперты. В СССР было всего лишь 25% территории с нерисковым земледелием (в США, например, эта цифра составляет 75%). После распада страны значительная часть таких территорий отошли Украине. «Получается, что россиянам приходится вести сельскохозяйственную деятельность на территориях с рискованным земледелием», — говорит начальник управления активами БКС Николай Солабуто. Поэтому им нужно совершенствовать механизмы работы, привлекать средства, а банкам для выдачи кредита нужна уверенность в финансовой стабильности аграриев.

По мнению экспертов, расчет страховых выплат должен включать специфику сельхозугодий. «У сельхозпроизводителей должен быть выбор программ. То, что подходит одному, неприемлемо для другого», — соглашается Рылько.