«Я не виновен»: Гон рассказал, почему он сбежал из Японии

Карлос Гон заявил, что докажет свою невиновность

Бывший глава концерна Nissan Карлос Гон после своего побега из Японии 31 декабря встретился с журналистами в Ливане и ответил на их вопросы, которые касаются его дела. В частности, он заявил, что не виновен по всем пунктам обвинения, которые приписывает ему японская прокуратура. Тем не менее власти Японии считают, что несмотря на все его заявления, сам побег бизнесмена из страны, в то время как он находился под подпиской о невыезде, является преступлением.

В Бейруте бывший глава концерна Nissan Карлос Гон провел пресс-конференцию, на которой заявил, что собирается доказать свою невиновность по всем пунктам обвинения.

«Я невиновен по всем пунктам обвинения, которые предъявлены мне. И я намерен добиться справедливости», — заявил бизнесмен.

На встрече с журналистами он предоставил документы, которые связаны с обвинениями японской стороны, которая утверждает, что он проводил финансовые махинации, не задекларировав должным образом размеры своего вознаграждения в 9 млрд иен (более $80 млн), когда он был председателем совета директоров Nissan с 2010 по 2018 год. Вместе с тем ему предъявлены и другие обвинения. В апреле прошлого года его освободили под залог, но ему нельзя было выезжать до следующего судебного заседания, которое должно было состояться весной 2020 года из страны.

Тем не менее в конце декабря 2019 года предприниматель бежал из Японии в Ливан. По некоторым данным, Карлос Гон покинул страну на частном самолете. Его погрузили на борт воздушного судна в крупногабаритном ящике для перевозки музыкальных инструментов. Однако во время пресс-конференции несмотря на настойчивые расспросы журналистов, бизнесмен так и не рассказал, как именно он покинул страну.

Вместо этого он объяснил, почему решил бежать. «Я бежал не от правосудия, а от несправедливости», — заявил Гон. Он добавил, что те меры, которые приняты в Японии для обращения с обвиняемыми, «нарушают базовые принципы гуманности», передает CNN.

Предприниматель рассказал, что следователи добивались, чтобы он дал чистосердечное признание, угрожая ему в случае отказа. «Признайся, и все закончится. Если ты не признаешься, мы возьмемся не только за тебя, но и за твою семью», — такие советы, по словам Гона, давали ему сотрудники правоохранительных органов Японии, отмечает «Российская газета».

Бизнесмен раскритиковал японские власти за то, что они жестоко с ним обращались и не давали видеться с родными во время проведения расследования. Он также отметил, что его допрашивали по восемь часов в день без присутствия адвокатов, передает издание. Гон обратил внимание, что ему также было запрещено общаться с прессой долгое время. Власти Японии объясняли это тем, что «могут быть выдвинуты новые обвинения».

«Совпадение ли то, что за день до моей пресс-конференции японская прокуратура выдала ордер на арест моей жены, Кэрол?.. Вот как это работает», — рассказал Гон. Японская прокуратура получила ордер на арест его супруги Кэрол 7 января. Она подозревается в даче ложных показаний.

В то же время экс-глава автоконцерна связал предъявленные ему обвинения с попыткой сместить его с должности, дабы помешать объединению Nissan и Renault. По его мнению, очевидно, что его бывшие коллеги были обеспокоены стремительно падающей производительностью Nissan, передает «Российская газета». Гон объяснил, что сотрудники концерна якобы вступили в сговор с японским правосудием, чтобы «убрать» его и помешать слиянию компаний.

«Поэтому они решили, что лучший способ спасти компанию — это избавиться от меня», — уверен сбежавший предприниматель.

Вместе с тем, по словам Гона, его адвокаты не могли ему пообещать ничего утешительного в вопросе его наказания, которое может последовать, если его признают виновным по всем обвинениям. В частности, защита заявила, что судебный процесс может затянуться на долгие года – приблизительно пять лет. «Нетрудно было понять, что мне придется либо умереть в Японии, либо бежать», — цитирует Гона The Wall Street Journal.

Когда у него спросили, как он, будучи разыскиваемым преступником, намерен доказать свою правоту и то, что его не должны преследовать, предприниматель ответил, что и раньше справлялся с «невыполнимыми миссиями».

После заявлений Гона во время выступления перед журналистами, прокуратура Токио заявила, что побег бизнесмена из страны может сам по себе считаться преступлением. «Заявления, которые он сделал во время пресс-конференции, не смогли оправдать его поступки», — приводит слова властей агентство Reuters.