Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Небесный рейдер

В США присвоили имя стратегическому бомбардировщику нового поколения B-21

Александр Велович 26.09.2016, 13:29
Reuters

В начале прошедшей недели в США торжественно присвоили имя новейшему стратегическому бомбардировщику B-21. Перспективную машину дальней авиации назвали «Рейдер», в честь отряда американских летчиков, мстивших за нападение в Перл-Харбор. О многомиллиардной разработке американской оборонной промышленности для «Газеты.Ru» написал обозреватель журнала «Радиоэлектронные технологии» Александр Велович.

Новый стратегический бомбардировщик ВВС США B-21 получил имя «Рейдер». Об этом было объявлено на конференции по вопросам кибербезопасности Ассоциации ВВС в городе Нэшнл-Харбор, штат Мэриленд. По замыслу авторов, имя самолета отсылает к знаменитому рейду на Токио 18 апреля 1942 года группы бомбардировщиков В-25 «Митчелл» под командованием подполковника Джеймса Дулиттла. Это был первый налет американской авиации на Японию во время Второй мировой войны, ставший ответом на атаку японцев на Перл-Харбор.

B-25 взлетает с палубы авианосца «Хорнет» Wikimedia Commons
B-25 взлетает с палубы авианосца «Хорнет»

На церемонии присвоения имени B-21 присутствовал 101-летний подполковник Ричард Коул — один из участников знаменитого рейда. Коул был вторым пилотом у самого Дулиттла. Пожилой американский авиатор сказал, что ему очень жаль, что при присвоении имени новому стратегическому бомбардировщику нет его командира, а сам он не достоин представлять его на этом мероприятии.

Традиция давать имена собственные самолетам, состоящим на вооружении ВВС США, существует уже много десятилетий. Обычно это гордые и грозные имена, но зачастую они полностью вытесняются из обращения «народными», существенно более прозаическими названиями. Так, штурмовик А-10 Thunderbolt («Удар грома») никто иначе как Warthog («Бородавочник») и не называет. А к бомбардировщику В-1 Lancer («Копьеносец») приклеилось название Bone («Кость»), произошедшее из написания его обозначения прописью, а не цифрой: B-one.

Чтобы избежать навешивания на В-21 неуважительного имени и для его дальнейшей популяризации, ВВС США объявили конкурс среди личного состава на лучшее имя. За два месяца (март – май 2016 года) на конкурс было подано более 4,6 тыс. вариантов названия. Из них руководство стратегического командования ВВС отобрало 15 финалистов, прежде чем торжественно объявить победителя.

Миллиарды, секреты и сенаторы

Создание ударных самолетов стратегической авиации нового поколения — часть долговременной стратегии развития ВВС США, нынешний парк которых к середине ХХI века окончательно морально устареет и физически износится. Принимается во внимание и появление у потенциальных противников США мощных современных средств противовоздушной обороны.

Разработка боевых систем стратегического назначения проводится в США в гораздо более закрытом режиме, чем программы по созданию самолетов тактической авиации. Однако для производства стратегических бомбардировщиков требуются многие миллиарды долларов из государственного бюджета.

Для одобрения таких расходов нужно согласие конгресса США, а его не добиться без огласки хотя бы некоторых деталей программы на определенном этапе, ради общественной поддержки.

Именно для этого 26 февраля 2016 года на проходившем в Орландо симпозиуме по боевой авиации американской Ассоциации военно-воздушных сил (Air Force Association Air Warfare Symposium) министр ВВС США Дебора Ли Джеймс впервые публично продемонстрировала компьютерное изображение и представила официальное название одного из наиболее секретных проектов Пентагона — разрабатываемого компанией Northrop Grumman малозаметного стратегического бомбардировщика B-21, ранее известного как LRS-B (Long-Range Strike Bomber). Как заявила Джеймс, B-21 «позволит американским ВВС эффективно воевать в условиях самых серьезных угроз будущего и придаст им исключительную гибкость, обеспечивая возможность нанесения воздушных ударов в любой точке земного шара при старте из континентальной части США».

Ассоциация ВВС

– это влиятельная общественная организация, объединяющая на добровольной основе военнослужащих, гражданских специалистов и членов их семей, спонсорами которой выступают практически все ведущие компании – поставщики техники и вооружения для ВВС США.

Начало разработки В-21 можно отнести к 2004 году, когда конгрессом США было начато финансирование программы бомбардировщика следующего поколения (NGB — Next Generation Bomber). В очередном правительственном четырехлетнем «Обзоре вопросов обороны» («QDR 2006» — «Quadrennial Defense Review»), выпущенном в 2006 году, содержалось требование разработать бомбардировщик нового поколения с датой поступления на вооружение в 2018 году.

Программа NGB набрала темп. Ее задача была сформулирована как разработка новой системы оружия дальнего радиуса действия наземного базирования для проникновения в защищаемое воздушное пространство. Новый бомбардировщик создавался как дополнение к модернизируемому парку уже существующих самолетов. До 2006 года ВВС США заявляли, что их стратегических бомбардировщиков В-1, В-2 и В-52 достаточно для выполнения поставленных перед ними задач до 2037 года. Прогнозировалось, что к тому времени созреют новые перспективные технологии, такие как летательные аппараты с гиперзвуковой крейсерской скоростью, которые можно будет использовать при разработке нового бомбардировщика. Эти взгляды подверглись пересмотру в документе «QDR 2006», ускорив появление нового бомбардировщика в ВВС почти на 20 лет.

B-2 Alan Diaz/AP
B-2

В программе NGB принимали участие на конкурсной основе два разработчика: Northrop Grumman и объединенная команда Boeing и Lockheed-Martin. И те и другие имели опыт разработки современных бомбардировщиков. Northrop был главным подрядчиком по программе В-2, в которой Boeing участвовал как основной субподрядчик. Главным подрядчиком по В-1 была компания Rockwell International, позже поглощенная Boeing. Кроме того, Boeing — разработчик В-52.

Boeing B-52 Stratofortress Mindaugas Kulbis/AP
Boeing B-52 Stratofortress

С 2004 по 2009 финансовый год Пентагон запросил на NGB $1,4 млрд только через открытые статьи бюджета на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки ВВС США. Однако после резвого старта министр обороны Роберт Гейтс заявил, что рекомендует отложить начало полномасштабной разработки: «Мы не будем ставить задачу разработки следующего бомбардировщика ВВС, пока у нас не будет лучшего понимания необходимости, требований и технологий».

В процессе работ по NGB не нашли окончательного ответа, в частности, вопросы о необходимости функции дистанционного пилотирования и способность нести ядерное оружие. Оба требования вели к удорожанию и усложнению машины.

После закрытия программы NGB в 2009 году американские военные провели интенсивный анализ вариантов решения ударных задач дальнего действия. Рассматривались различные подходы, включая «летающие арсеналы» — крупноразмерные носители ракет, запускаемых вне пределов зон ПВО противника, баллистические ракеты с неядерными боеголовками, крылатые ракеты воздушного и морского базирования и другие средства. После рассмотрения всех направлений министр обороны Гейтс в 2011 году одобрил запрос ВВС на продолжение разработки опционально пилотируемого бомбардировщика для проникновения в зоны ПВО.

Программа получила название «Дальнего действия ударный — бомбардировщик» (Long Range Strike — Bomber, LRS-B). Такое название с тире перед словом «бомбардировщик» вызвало предположения, что могут существовать и другие подсистемы ударного оружия дальнего действия.

Действительно, есть достаточно много указаний на то, что концепция LRS-B существенно отличается от NGB, который задумывался как гораздо более амбициозный и дорогой. Предполагалось, что NGB будет действовать практически автономно, что серьезно ужесточало требования к нему. NGB должен был обладать способностью разведки целей и другими функциями, которые для LRS-B будут выполняться через сеть других систем, уже существующих на других машинах ВВС США. На церемонии объявления о запуске программы неназванные официальные представители ВВС США подтвердили, что LRS-B будет действовать совместно с другими не раскрываемыми из соображений секретности компонентами взаимоувязанной системы. Эксперты считают, что среди этих дополнительных подсистем, наиболее вероятно, будут подсистемы поиска и обнаружения целей, системы связи и радиоэлектронной борьбы.

Начиная с 2011 финансового года, после двухлетнего перерыва, конгресс возобновил финансирование программы создания нового бомбардировщика. В течение следующих пяти лет под тем же программным элементом открытой финансовой отчетности затрат на исследования и разработки ВВС США (PE 0604015F), который использовался для NGB, было выделено более $2,7 млрд.

Рассмотрев предложения двух конкурентов, в октябре 2015 года министр ВВС США Дебора Ли Джеймс объявила о намерении выдать контракт на разработку LRS-B компании Northrop Grumman.

Лидер конкурирующей команды Boeing это решение опротестовал. Однако главное контрольное управление правительства США после детального рассмотрения жалобы 16 февраля 2016 года объявило, что протест отклонен.

Контракт с компанией Northrop Grumman включает две фазы программы. Первая — это опытно-конструкторские разработки (Engineering & Manufacturing Development), включая производство двух или трех опытных образцов. Стоимость этой фазы ранее была оценена ВВС США в $21,4 млрд 2010 года. Представители ВВС США заверяют, что стоимость первой фазы составит около 30% полной стоимости контракта. Вторая фаза — это производство с низким темпом (low rate production) первого самолета В-21 в пяти партиях.

ВВС США не обнародовали общую стоимость контракта и стоимость второй его фазы, заявив, однако, что она основывается на оценке средней стоимости одного самолета в $511 млн 2010 года при выпуске общей серии в 100 машин.

По предложению ВВС США первая фаза контракта оформлена по схеме «компенсация затрат плюс премия». Вторая фаза (производство) — по фиксированный цене за каждый самолет. Такой подход встретил энергичное сопротивление в конгрессе США, и прежде всего со стороны влиятельного сенатора Джона Маккейна, председателя сенатского комитета по вооруженным силам, который заявил в конце февраля 2016 года: «Я говорю, что не дам одобрения программе по схеме контракта «затраты плюс премия»… Они [ВВС] скажут, что это потому, что они не уверены в некоторых необходимых элементах на этапе разработки. Прекрасно, тогда не выдавайте контракт, пока не будете уверены. Если у вас контракт «затраты плюс премия», назовите мне хоть один случай, когда затраты не возрастали, и тогда я пересмотрю [свою позицию]. Образ мыслей в Пентагоне, который все еще каким-то образом допускает такой подход, просто бесит».

Показывая журналистам свой новейший айфон, Маккейн продолжил: «В Силиконовой долине сделали последнюю модель [этой штуки] без контракта «затраты плюс премия». Ну да, технология такая, что мы в ней не уверены. Но как-то коммерческие программы могут обходиться без контрактов «затраты плюс премия».

Это зло, которое множилось, и множилось, и множилось с годами, и я этого не потерплю ни для одной системы оружия». Когда сенатору заметили, что контракты уже подписаны, он ответил: «У меня нет возражений, пусть, к чертям, делают, что хотят, но выделять деньги должны мы [конгресс США]».

ВВС США не собирались предавать огласке основных субподрядчиков по контракту, даже поставщика двигателей. Это встретило такие же энергичные возражения Маккейна, который назвал завесу секретности, окружающую программу, «глупостью». «Это может быть Pratt-Whitney, или Rolls-Royce, или, к чертям, кто угодно. Я говорю, что это просто глупо. Это вроде как классический подход Пентагона. Я не знаю, кто подрядчик, но уж кто делает двигатели, мы выясним. Если кто хочет производить двигатели для самолета, который требует одобрения конгресса, тогда должно быть известно, кто их делает и на каких условиях», — ворчал сенатор.

В итоге под давлением законодателей 7 марта 2016 года ВВС США вынуждены были объявить список основных субподрядчиков программы В-21, впрочем, не уточняя, кто какие комплектующие системы поставляет. В список вошли Pratt-Whitney (как и предполагал Маккейн), ВАЕ Systems, GKN Aerospace, Janicki Industries, Orbital ОТК, Rockwell Collins, Spirit AeroSy.

Если на текущий 2016 финансовый год в бюджете заложены затраты в $736 млн, то уже в будущем году планируется, что они возрастут почти вдвое и в дальнейшем ежегодный рост затрат продолжится.

Упорное противодействие ВВС и мобороны США раскрытию стоимости программы дало свои результаты. Во время обсуждения проекта военного бюджета на 2017 финансовый год член сенатского комитета по вооруженным силам Билл Нельсон внес поправку к законопроекту, подтверждающую секретный статус этих данных. После бурного обсуждения поправка была принята 19 голосами за при семи против, и теперь данные по общей стоимости контракта и его второй, производственной части будут оглашаться только на закрытых слушаниях профильных комитетов конгресса. Нельсон так прокомментировал свою поправку: «ВВС правы. Я не хочу выдавать нашим врагам информацию, по которой они могут понять массу и [конструкционные] материалы самолета».

100-тонный бомбардировщик-невидимка на дистанционном управлении

Согласно уже опубликованному ВВС США изображению, по своей аэродинамической концепции и компоновке B-21 будет в значительной степени повторять состоящий сейчас на вооружении B-2A. «B-21 с самого начала разрабатывался по требованиям, предусматривающим возможность использования лучших существующих уже хорошо отработанных технологий». Это должно позволить снизить технические риски программы, сроки ее реализации и стоимость самолета», — объяснила внешнее сходство с предшественником Дебора Ли Джеймс.

Наиболее характерным отличием внешнего вида В-21 от В-2 является конфигурация задней кромки крыла в виде одинарного W (у В-2 — двойное W). Самое простое объяснение этого факта в том, что В-21 почти наверняка оснащен двумя бесфорсажными вариантами двигателя Pratt-Whitney F135 (на В-2 установлены четыре двигателя General Electric (F118).

Никакие характеристики B-21 пока не разглашаются. По мнению экспертов, B-21, в отличие от предшественника, выполняется в существенно меньшей размерности: размах его крыла оценивается в 35–40 м (у B-2 — 52,4 м), взлетная масса — 80–100 тонн (у B-2 — 152 тонны, максимальная — 170,6 тонны), масса бомбовой нагрузки 6–12 тонн (у В-2 — 18 тонн). Радиус боевого действия от точки дозаправки в воздухе — 1,8–3,6 тыс. км. У аналитиков не вызывает сомнений дозвуковая максимальная скорость самолета.

Ключевым свойством В-21 является, конечно, его малая заметность для радаров противника. В аналитическом обзоре российского Государственного научно-исследовательского института авиационных систем 2012 года эффективная поверхность рассеяния (ЭПР) предшественника В-21, самолета NGB фирмы Northrop Grumman, оценивалась в таких значениях, что зенитно-ракетные комплексы (ЗРК), которые обнаруживают истребители на дальности 200 км, смогут «увидеть» малозаметный бомбардировщик только на расстоянии 60 км.

Для такой машины в зоне сплошного покрытия защищаемого системой ПВО образуются дыры, которые бомбардировщик может использовать для построения безопасного от ЗРК маршрута.

В рамках программы создания В-21 существует концепция его использования совместно с беспилотниками в составе смешанной ударной авиагруппы большой дальности. При этом на дроны будут возложены функции ведения радиоэлектронной борьбы (РЭБ), а также поиска и доразведки целей на обширной территории без применения демаскирующих систем и нежелательного радиолокационного излучения.

Наиболее вероятным кандидатом на роль «боевого партнера» В-21 является все еще засекреченный дрон RQ-180, разработанный той же компанией Northrop Grumman. Первые сведения о нем появились в статье известных американских авиационных журналистов Эйми Батлер (Amy Butler) и Билла Суитмена (Bill Sweetman), опубликованной в номере журнала Aviation Week & Space Technologies от 6 декабря 2013 года. Статью сопровождало компьютерное изображение аппарата. Со временем ВВС США признали существование такого беспилотного летательного аппарата, но обсуждать его характеристики до сих пор отказываются.

Начало разработки RQ-180 относят к 2008 году, в котором открытая финансовая отчетность компании Northrop Grumman показывает, что ее отделение Integrated Sysatems в Палмдейл, штат Калифорния, увеличило свой портфель заказов на $2 млрд. Это отделение отвечает за бомбардировщик В-2 и дроны «Глобал Хоук» и «Файр Скаут», а теперь и В-21. Общедоступные спутниковые фотографии производственной площадки в Палмдейле показали, что примерно в 2009–2010 годах на ней появилось два новых ангара, в которых можно разместить самолеты с размахом крыла, превышающим 40 м.

Примерно такой же ангар появился тогда же на секретной летно-испытательной авиабазе ВВС США в Грум-Лейке, в пустынной местности штата Невада, в так называемой «Зоне 51» (Area 51), причем там он еще и обнесен земляной насыпью, чтобы скрыть его от посторонних взглядов.

Наконец, в 2013 году документы финансовой отчетности Northrop Grumman говорят о запуске в серию «с ограниченным темпом производства» (low-rate production) неназванного летательного аппарата. Запуск в серию с ограниченным темпом производства практикуется ВВС США, когда система оружия подходит к концу своих испытаний и в основном показала соответствие заданным требованиям. В том же 2013 году анонимный источник в ВВС США сообщил журналистам, что RQ-180 может поступить на вооружение примерно через два года, то есть в 2015 году.

RQ-180 U.S. Air Force
RQ-180

Дрон RQ-180 оснащен РЛС с активной фазированной решеткой, пассивными и активными средствами радиоэлектронной борьбы и «электронной атаки» (electronic attack). Этот сравнительно недавно появившийся термин предполагает не только противодействие средствам ПВО, но и выведение их из строя. Взлетная масса аппарата оценивается в 14–15 тонн, что практически точно соответствует массе российского истребителя МиГ-29. По оценкам экспертов, RQ-180 может до 24 часов находиться в зоне барражирования на удалении 2,2 тыс. км от своей базы.

При применении в составе смешанной ударной авиагруппы контроль за полетом нескольких RQ-180 может осуществляться одним из членов экипажа В-21, который становится, таким образом, воздушным командным пунктом.

За время жизненного цикла В-21 (не менее чем 50 лет) его боевые возможности будут поэтапно наращиваться. В частности, заявлено, что первые партии самолетов не будут иметь возможности нести ядерное оружие, а также не будут обладать функцией «опционального обитания», то есть возможностью полета без экипажа на борту с пилотированием дистанционно. На отработку этих функций, как считается, уйдут дополнительно два-три года, и они появятся у В-21 только в конце 2020-х годов. Важным требованием в ВВС США считается использование при создании самолета архитектуры «открытой системы», которая облегчает интеграцию с новым оборудованием и вооружением, появляющимся на последующих этапах жизненного цикла.

ВВС США планируют, что начальной боевой готовности (IOC — Initial Operational Capability) первые самолеты B-21 смогут достичь в середине 2020-х годов. Многие эксперты выражают сомнения по поводу этой оценки, указывая, что для предшествующих сложных авиационных комплексов нового поколения (В-2, F-22, F-35) потребовалось около 20 лет от выдачи контракта до достижения боевой готовности IOC. ВВС парируют эти аргументы, указывая на то, что степень отработанности и освоенности технологий, используемых в В-21, существенно выше, чем это было для его предшественников.

Ожидается, что в 2040-е годы самолеты B-21 полностью заменят в ВВС США дозвуковые стратегические бомбардировщики B-52H (поставлялись в 1961–1962 годах, в настоящее время на вооружении остается 76 самолетов) и сверхзвуковые B-1B (в 1985–1988 годах поставлено ровно 100 самолетов, сейчас на вооружении остается 63 машины). А к 2058 году с вооружения будут сняты и последние малозаметные дозвуковые бомбардировщики B-2A (в строю находится 20 машин, поставленных в 1994–2000 годах).

Многие военные аналитики указывают, что с такими планами при закупках всего 100 новых бомбардировщиков парк стратегической авиации США постепенно уменьшится с существующих 159 до 120 машин, а потом и до 100 машин. Кроме того, общая доставляемая масса бомбовой нагрузки уменьшится еще значительнее в силу меньшей размерности В-21 и впечатляющих возможностей по внутреннему размещению боекомплекта у В-52Н (31,5 тонны) и В-1В (34 тонны).

Это вызывает призывы планировать закупку 150–160 и даже 200 бомбардировщиков В-21. Однако такой рост объема производства вызовет, естественно, соответствующий рост финансовых затрат на программу, которые и при нынешних прогнозах весьма велики.