Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Проверка Олсона

Уильям Пайл и Лаура Соланко о том, что не все российские бизнес-лобби одинаковые

Уильям Пайл, Лаура Соланко 02.04.2014, 12:54
iStockphoto

2 апреля в рамках XV Апрельской международной научной конференции ВШЭ по проблемам развития экономики и общества будет вручена Национальная премия по прикладной экономике. В этом году премия присуждена Уильяму Пайлу и Лауре Соланко за работу под названием «Лоббирование в российской экономике: проверка гипотезы Олсона о всеобъемлющих организациях». На материалах своего исследования авторы доказывают, что узкие группы интересов лоббируют выгодные для себя варианты государственной политики, но связанные со значительными издержками для общества, в то время как широкие коалиции продвигают общественные интересы. «Газета.Ru» публикует краткое изложение работы, подготовленное лауреатами.

«Представители одной отрасли редко собираются вместе, даже для совместного празднования и развлечения, однако их беседа всегда заканчивается заговором против общественности или разработкой какой-либо махинации с целью повысить цены».

Во всяком случае, с момента, когда великий шотландский философ-моралист Адам Смит в XVIII веке написал эту знаменитую фразу, политические экономисты и публицисты с подозрением смотрят на любые организованные группы деловых людей. Но был ли Смит прав в своем утверждении, что, когда представители различных сфер предпринимательства собираются для обсуждения общих проблем, их усилия почти неизбежно приводят к результатам, пагубным для общества в целом?

Ответ на этот вопрос неочевиден. Бесспорно, Смит был прав в том, что организованные предпринимательские группы, или бизнес-ассоциации, зачастую способствуют сговору и, таким образом, ограничивают конкуренцию. Они также оказывают воздействие на должностных лиц, с тем чтобы добиться принятия законов, правил и нормативных положений, выгодных для их членов, но возлагающих бремя затрат на остальную часть общества.

Но нам известно, что бизнес-ассоциации также преследуют цели содействия экономическому развитию в широком смысле слова, развивая способность рынков функционировать более эффективно.

Иначе говоря, бизнес-ассоциации иногда организуют деятельность по лоббированию изменений, ведущих к улучшению работы экономики, в результате чего выгоду получает все общество.

К примеру, организуя «торгово-промышленные ярмарки», они способствуют географическому расширению рынков, создавая условия для встречи потенциальных деловых партнеров. Они также могут оказывать давление на потенциально коррумпированных чиновников, заставляя их уважать права собственности предпринимателей и, таким образом, создавая среду, благоприятную для инвестиций и долгосрочного развития.

Большая часть литературы, посвященной бизнес-ассоциациям, не признает ни всего масштаба и разнообразия их деятельности, ни того, что их более широкое социальное влияние может зависеть от конкретного вида деятельности, который они решили поддерживать. Одним из немногих ученых, уделявших внимание данным вопросам, был Манкур Олсон.

Манкур Олсон
Манкур Олсон

В своей работе «Возвышение и упадок наций» (1982), одном из наиболее значимых трудов XX века по политической экономике развития, Олсон утверждает, что страны могут входить в периоды длительного экономического спада, если должностные лица попадают под слишком сильное влияние лоббирующих групп, включая бизнес-лобби, добивающихся принятия протекционистских законов, нормативных актов и правил, Однако Олсон отмечает, что не все бизнес-ассоциации одинаковые.

Олсон различает бизнес-ассоциации по степени, в которой их члены коллективно представляют собой широкий срез экономического общества.

По его мнению, ассоциации с очень узкой членской базой скорее не будут принимать в расчет издержки, которые их действия и усилия возлагают на остальную часть общества.

Следовательно, эти «менее репрезентативные» бизнес-ассоциации в большей степени склонны добиваться политических мер — дотаций, тарифов, налоговых послаблений и нормативных положений, ограничивающих конкуренцию, — которые, будучи выгодными для их собственных членов, влекут издержки для других и в конечном итоге тормозят экономическое развитие.

В то же время, по мнению Олсона, более «репрезентативные» бизнес-ассоциации, члены которых коллективно представляют собой широкий срез экономического общества, с большей вероятностью будут иметь интересы, согласующиеся с развитием конкурентных рынков и широким, более социально благоприятным экономическим развитием.

Гипотеза Олсона весьма убедительна и в течение ряда десятилетий воспринималась как близкая к действительности. Однако никто из исследователей не проводил серьезных исследований для определения важных различий между более и менее «репрезентативными» ассоциациями. Иными словами, конкретные доказательства того, что политические предпочтения бизнес-ассоциаций коренным образом различаются по причинам, предполагаемым Олсоном, отсутствуют.

Наша работа направлена непосредственно на изучение данного вопроса. При содействии нашей российской коллеги Ирины Перовой и аналитического Левада-центра Уилл Пайл разработал и провел ряд уникальных исследований, направленных как на российские бизнес-ассоциации, так и на входящие в них фирмы.

Результаты позволяют нам проверить гипотезу Олсона самым прямым образом, что до настоящего времени сделано не было.

Россия представляет собой исключительно разнообразную, а следовательно, интересную среду для анализа состава, предпочтений и поведения бизнес-ассоциаций. Реформы 1990-х годов вызвали небывалое распространение числа таких добровольных некоммерческих предпринимательских организаций. Некоторые из них осуществляют свою деятельность на национальном уровне, принимая членов из всех регионов страны. Другие представляют более узкие интересы одного сектора экономики. А некоторые, в свою очередь, объединяют представителей многих различных отраслей экономики. Хотя отсутствие всеобъемлющего национального реестра не дает возможность точно определить их количество, по оценкам эксперта из Российской торговой палаты, по всей стране может насчитываться порядка нескольких тысяч ассоциаций.

Наши исследования проводились в 2004 году. Основываясь на первоначальном скрининговом обзоре, мы составили типовую анкету для опроса руководителей 606 фирм, представляющих более половины территориальных субъектов России и семь различных промышленных отраслей. По структуре чуть меньше половины фирм из выборки были членами хотя бы одной бизнес-ассоциации. В ходе второго исследования были опрошены директора 145 региональных и местных бизнес-ассоциаций, представляющих 34 территориальных субъекта Российской Федерации. Большинство из них, но не все (86%) представляли фирмы из разных секторов экономики. Отраслевые ассоциации представляли интересы ряда отраслей.

Как и у многих организаций гражданского общества, функции бизнес-ассоциаций можно разделить на два направления. Во-первых, они помогают развивать и укреплять «горизонтальные» связи своих членов, содействуя взаимодействию фирм (к примеру, в области новых технологий) и надежности потенциальных торговых партнеров. Во-вторых, они могут играть важную роль в укреплении «вертикальных» связей между деловым сообществом и государственными должностными лицами, собирая, транслируя и отстаивая интересы деловых кругов.

Считают ли российские фирмы бизнес-ассоциации полезными в плане достижения этой второй цели и расценивают ли себя бизнес-ассоциации в качестве важных инструментов содействия этим «вертикальным» взаимоотношениям между предпринимателями и государственными служащими? Из числа опрошенных фирм, сообщивших, что они входят в региональную бизнес-ассоциацию и пытаются оказывать влияние на содержание и применение законов, нормативных положений и правил, 40% сообщили также, что они обращаются за помощью к бизнес-ассоциации.

Далее мы попросили руководителей ассоциаций охарактеризовать, насколько важны эти «вертикальные» услуги по сравнению с «горизонтальными» услугами, которые ассоциации традиционно оказывают своим членам (помощь в разрешении споров между фирмами, содействие фирмам в установлении контактов с новыми партнерами по бизнесу).

В основном опрошенные директора ассоциаций охарактеризовали «лоббирование государственных чиновников» и оказание содействия членам ассоциаций путем «участия в разработке законодательства» как свои важнейшие функции.

Для проверки гипотезы Олсона о различиях между ассоциациями мы разделили нашу выборку региональных ассоциаций на менее «репрезентативные» в том смысле, что они представляют фирмы лишь одной отрасли экономики, и многосекторные по своей структуре, а следовательно, более «репрезентативные». Мы также разделили опрошенные фирмы на принадлежащие к многосекторным ассоциациям и на те, что входят в ассоциации, представляющие одну отрасль.

Далее мы оценили ответы их руководителей и директоров на ряд вопросов относительно их предпочтений в отношении политических мер, которые могут быть выгодны для узкой группы, но потенциально вредны для всего общества. Например, мы попросили оценить по шкале от 1 до 5, насколько они согласны с утверждением, что правительство должно создавать специальные условия при помощи налоговых льгот, дотаций и т.д. для содействия развитию приоритетных отраслей экономики. Мы также задали вопрос: «Насколько вы согласны с утверждением, что региональные органы управления должны создавать экономические барьеры для импорта товаров из других регионов и стран для поддержки занятости и создания благоприятной экономической среды в регионе?»

Характер полученных ответов оказался неожиданным.

В ходе оценки различных характеристик ассоциаций и фирм, а также особенностей их региональной экономической среды было установлено, что представители менее «репрезентативных» бизнес-ассоциаций, охватывающих одну отрасль экономики, а также фирмы, входящие в группы подобного рода, более благосклонны к этим широко сформулированным политическим предложениям. Более «репрезентативные» группы лоббистов и члены таких организаций, напротив, проявляют большую долю скептицизма.

Иными словами, полученные в ходе двух исследований ответы говорят в пользу гипотезы Олсона.

Политические предпочтения более широких и «репрезентативных» бизнес-ассоциаций, по всей видимости, в большей степени соответствуют поддержке развития открытых и конкурентных рынков по сравнению с их более узкоспециализированными коллегами, представляющими одну отрасль. Это значит, что последние в большей степени проявляют тенденцию к лоббированию мер, ограничивающих доступ на рынки или создающих искусственные преимущества одним игрокам на рынке по сравнению с другими.

В продолжение своего исследования Уилл Пайл при сотрудничестве с Андреем Говоруном и Израэлем Маркесом использует более поздние исследовательские данные, чтобы продемонстрировать,

что в плане прямого лоббирования государственных служащих фирмы в более конкурентных с политической точки зрения регионах России в большей степени склонны полагаться на бизнес-ассоциации в целях лоббирования.

Более того, внимание, которое должностные лица уделяют обращениям многоотраслевых ассоциаций по сравнению с ассоциациями, представляющими одну отрасль, по всей видимости, выше в более политически конкурентных регионах.

Уильям Пайл — профессор департамента экономики Колледжа Мидлбери (Middlebury College), Лаура Соланко — советник Института переходной экономики Банка Финляндии