Слушать новости

«Просто хочу бежать»: Тимановская объяснила, почему не вернулась в Белоруссию

Кристина Тимановская на пресс-конференции рассказала, что вынудило ее уехать в Польшу

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Белорусская легкоатлетка Кристина Тимановская, которую хотели принудительно отправить на родину из-за отказа выступать в «чужой» дисциплине на Олимпиаде в Токио и из-за критики в адрес спортивных властей Белоруссии, впервые после этой истории публично пообщалась с прессой в Варшаве. «Газета.Ru» провела онлайн-трансляцию пресс-конференции спортсменки, которая была вынуждена просить политического убежища в Польше.
Трансляция
Автообновление
Вверху самая ранняя запись С начала
Вверху самая последняя запись С конца
16:13

«Газета.Ru» на этом заканчивает онлайн-трансляцию, спасибо, что были с нами.

16:12

Пресс-конференция завершена, собравшиеся аплодируют Тимановской. «Мы бежим за свободу, и Белоруссия будет свободной», — напоследок добавляет по-английски Павел Латушко.

16:11

Вопрос: Кристина, в ваших социальных сетях сейчас висит сообщение: «Я просто хочу бежать». Что это значит? Несколько двусмысленно.

Кристина Тимановская: Я не хочу бежать от кого-то. Смысл этого послания в том, что я просто хотела пробежать на Олимпийских играх. Это была моя мечта, я к этому стремилась и надеюсь, что дальше это смогу продолжить. Повторю: 9 августа пройдет марафон «Свобода», и хочу, чтобы все к нему присоединились вместе со мной.

16:10

Вопрос: Два года назад вы могли представить, что окажетесь в такой ситуации? Какие у вас эмоции прямо сейчас после того, как все закончилось?

Кристина Тимановская: Я никогда не могла представить, что такое вообще может случиться. Несомненно, я сильно расстроена и переживаю. Но верю в то, что лучшие дни еще впереди.

16:08

Павел Латушко: Мы говорили с Кристиной и решили, что ей надо получить визу, чтобы иметь возможность въехать в одну из европейских стран. Мы обратились к Министерствам иностранных дел Германии, Австрии и Польши. Это было воскресенье — понятно, ситуация была нестандартная. Очень оперативно отреагировал замглавы МИД Польши Мартин Пшидач, который предложил помощь для Кристины. И первая просьба была только о гуманитарной визе. Включилась наша диаспора и предлагала Кристине найти возможность, где бы она могла переночевать в белорусской семье в Японии. Но с учетом нестандартной ситуации, японские власти также посчитали, что было бы правильно, чтобы Кристина находилась под охраной. Я очень осторожно уточнил: возможно ли, чтобы это было посольство. И как раз МИД Польши предложил, чтобы это было посольство Польши в Токио — так и произошло. Поэтому я благодарю всех небезразличных людей, кто помогал Кристине в этой сложной ситуации.

16:02

Павел Латушко: Мои коллеги подготовили бюллетень о преследованиях спортсменов в Белоруссии. Три тысячи белорусских спортсменов подписали петицию против насилия и против сфальсифицированных выборов. Более 150 из них прошли через задержания и аресты, до сих пор некоторые из них находятся в тюрьмах по уголовным обвинениям. Министр спорта и туризма — это полковник, бывший сотрудник службы безопасности диктатора.

Кристина Тимановская: От своего лица хочу сказать, что если кто-то из спортсменов решит покинуть Белоруссию, мы не оставим их в одиночестве и поможем.

Павел Латушко: Для этого создана специальная организация — Белорусский фонд спортивной солидарности. Участники этого фонда находятся в Киеве, в Варшаве и в Вильнюсе и всегда будут готовы помочь белорусским спортсменам.

Кристина Тимановская: 9 августа пройдет марафон фонда «Свобода», в котором я также буду принимать участие.

16:00

Вопрос: Об аудиозаписи вашего разговора с тренерами. Как часто белорусским спортсменам приходится сталкиваться с таким отношением со стороны тренеров? Случалось ли с вами такое раньше?

Кристина Тимановская: Мне опять сложно говорить за остальных спортсменов. Даже если что-то подобное случается, они об этом не рассказывают. Со мной такое было впервые, я была очень удивлена и растеряна в тот момент.

15:58

Павел Латушко: Думаю, большинство из вас знает, что в Белоруссии в принципе не существует такого понятия, как «свобода слова». Закрыты практически все независимые СМИ. Атака на независимые СМИ, особенно массовая, произошла за последний месяц. Я хотел к вам, как к коллегам белорусских журналистов, обратиться: пишите о том, что сейчас в белорусских тюрьмах десятки белорусских журналистов. Закрыт самый массовый, самый популярный интернет-портал Tut.by. Этот портал был по охвату больше, чем все государственные телеканалы. 15 журналистов этого портала в тюрьме. Закрыта самая старая независимая газета в Белоруссии «Наша нива». Практически все региональные независимые СМИ закрыты. Яркий пример, когда журналисты телеканала «БелСат» вели прямую трансляцию — за это они были приговорены к годам лишения свободы. Якобы, они способствовали массовым акциям протеста. Организация, которая объединяет независимых журналистов — Белорусская ассоциация журналистов, — сейчас находится под угрозой ликвидации. Всеми международными организациями свободы СМИ Белоруссия признана наиболее сложной страной для работы журналистов.

15:54

Вопрос: Когда вы жили в Белоруссии, у вас были проблемы со свободой слова?

Кристина Тимановская: Я могу ответить, что я всегда открыто выражала свое мнение. Но всегда приходится следить за своими словами, чтобы это не могло повлечь последствия. Да, в Белоруссии не только я, но и все боятся говорить что-то неправильное.

15:53

Вопрос: В какой манере отреагировала японская полиция и японские власти, когда вы обратились за помощью?

Кристина Тимановская: По прибытии в аэропорт я заранее использовала Google-переводчик и перевела на японский язык, что мне нужна помощь. Сотрудники полиции не сразу поняли, что я хочу, потом подошел человек с олимпийской аккредитацией, я показала ему свой телефон с этими словами, и он помог мне. Еще подошел человек из нашего олимпийского комитета, спросил, что я делаю — я объяснила, что что-то потеряла в олимпийской деревне. Он сказал: что ты там могла потерять? Потом аккредитованный человек сказал полицейским, что что-то здесь не так. Меня отвели в сторону, окружили полицейскими, взяли мои вещи и старались делать так, чтобы я не находилась рядом с человеком из нашего олимпийского комитета, который меня сопровождал. Когда информация появилась в новостях, они отвели меня в отдельное помещение и сделали так, чтобы я находилась в максимальной безопасности.

15:49

Вопрос: Вы сказали, что многие спортсмены вас поддерживают. Но ваши коллеги по белорусской сборной не высказались в вашу поддержку, а некоторые отозвались даже негативно. Как думаете, почему вы не получили поддержку от своих непосредственных коллег?

Кристина Тимановская: Мне очень сложно ответить за них. Возможно, большинство из них просто не хочет попасть в такую ситуацию, как я. Поэтому они делают все возможное, чтобы оградить себя от этого.

15:47

Вопрос: Хотелось бы услышать из первых уст, что случилось, почему вы приняли решение не участвовать на дистанции 200 метров?

Кристина Тимановская: Когда состоялся первый разговор о том, что я не буду участвовать на второй дистанции, что решение принято за меня, мне уже куплен билет, меня спросили, согласна ли я. Я сказала, что не согласна и хочу участвовать, после чего пошел другой разговор — что будут приняты другие меры. После этого главный тренер сказал: хорошо, ты можешь бежать. На следующий день [Дмитрий] Довгаленок из Национального олимпийского комитета спросил меня о решении, в мою ли оно пользу — я сказала, что буду бежать. Через пару часов ко мне пришли, сказали, что меня никто не спрашивает, мне уже куплен билет, я должна собирать вещи и лететь в Белоруссию.

15:43

Вопрос: Перед тем, как отправиться в аэропорт, вы еще с кем-то советовались о принятии решения?

Кристина Тимановская: Когда мне дали время на сбор чемоданов, я старалась максимально тянуть время, созванивалась с родителями и мужем, советовались, как поступить. Сначала думали, что надо вернуться домой. Потом связалась с фондом спортивной солидарности, они сказали, что готовы оказать мне помощь. И когда я уже шла в машину, позвонила бабушка и сказала, что мне нельзя возвращаться в Белоруссию. Возможно, кто-то сумел передать, что меня ждет, если я вернусь. И да, здесь я чувствую себя в безопасности.

15:42

Вопрос: При каких условиях вы будете готовы вернуться в Белоруссию?

Кристина Тимановская: Когда буду уверена, что мое нахождение там будет безопасным.

15:41

Вопрос: Олимпийские игры очень важны для любого спортсмена. С этой точки зрения, насколько тяжела для вас эта ситуация в целом, что она для вас значит, как для атлета?

Кристина Тимановская: Я очень расстроена тем, что у меня отобрали шанс на Олимпийские игры. Даже после ситуации мы пытались подать протесты, чтобы я могла выступить. Были долгие пять лет подготовки, пришлось пережить травмы и ковид. Но я надеюсь, что это не последняя моя Олимпиада, я надеюсь еще на два старта. Буду делать все возможное, чтобы скорее вернуться в строй и продолжить карьеру.

15:39

Вопрос: Вы сказали, что хотите продолжить карьеру. Уже знаете, кто вас будет тренировать и где? Вы думаете о клубной деятельности или все-таки о сборной?

Кристина Тимановская: У меня есть тренер в Австрии. Конечно же, хотелось бы продолжить работать с ним. В последние два года мой муж помогал мне тренироваться в Минске. Он приедет сюда, и здесь мы тоже попробуем тренироваться.

Павел Латушко: Только перед пресс-конференцией мне звонил гендиректор Министерства спорта и туризма Польши, Ярослав Чуба. Завтра у Кристины планируется встреча с ним, где предварительно можно обсудить возможную помощь со стороны польских властей для будущей спортивной карьеры и профессиональной деятельности Кристины. Хочу еще раз подчеркнуть: никто не навязывает Кристине решение, она будет решать самостоятельно. Польское Министерство спорта и туризма готово предложить свою помощь — это тоже важно.

15:35

Вопрос: Кристина, вы сказали о поддержке со стороны болельщиков и обычных граждан — а что с коллегами по цеху? Есть среди них солидарность? Может быть, вы бы хотели к ним обратиться?

Кристина Тимановская: Да, я также получила слова поддержки и от белорусских спортсменов. Меня поддержали и спортсмены со всего мира, из Украины, в частности, мне предлагали помощь — жилье, или помощь мужу, который находился там. Поддержка звучит из любых сфер.

15:34

Павел Латушко: У нас есть бюллетень с информацией, сколько спортсменов было арестовано, задержано, сколько были вынуждены покинуть страну. На наших социальных ресурсах мы провели опрос: боитесь ли вы за свою безопасность в Белоруссии. И ответ потряс нас: 95% белорусов боятся за свою безопасность в стране. Это самые массовые репрессии после Второй Мировой войны в Европе. Почему принимает такое решение Кристина, и другие? Думаю, ответ вы дадите сами.

15:32

Вопрос: Вы говорили о давлении. Мы слышали утекшие в сеть разговоры, что вам говорили ваши тренеры. Там, в том числе, прозвучало слово «самоубийство» — это правда?

Павел Латушко: Если мы говорим о репрессиях, которые на протяжении последнего года массово происходят в Белоруссии, это действительно шокирующая и драматическая ситуация. Кристина не находится в политике, я ни в коем случае не хотел бы использовать эту ситуацию для каких-то политических целей. Но как гражданин Белоруссии, я должен сказать: через репрессии в Белоруссии прошли уже сотни тысяч граждан. За последний год 40 тысяч прошло через аресты. Около тысячи политических заключенных в стране. На прошлой неделе Следственный комитет сообщил, что возбуждено 47 тысяч дел против мирных граждан. По различным оценкам, 15 человек было убито, совершило суицид или принуждено к суициду. Несколько дней назад в Киеве было, скорее всего, совершено убийство — а представлено как самоубийство: погиб Виталий Шишов, один из представителей белорусской диаспоры на Украине. Витольд Ашурок — политический заключенный, который при невыясненных обстоятельствах погиб в тюрьме. До сих пор не возбуждено ни одного уголовного дела по фактам насилия со стороны правоохранительных органов Белоруссии. За последние недели в стране закрыто более 100 правозащитных неправительственных организаций, практически ликвидированы независимые СМИ. Репрессиям подвергаются все сферы общества, в том числе и спорт.

15:26

Вопрос: Учитывая, какое внимание уделяется вам и вашей судьбе, есть ли у вас какое-то послание простым белорусам?

Кристина Тимановская: Думаю, что я готова помочь людям, которые могут оказаться в подобной ситуации, или людям, которые хотят покинуть Белоруссию. Также я хочу сказать всем белорусам, чтобы они перестали бояться, если на них оказывается какое-то давление, чтобы они смело об этом заявляли. Если они испытывают давление или психологические проблемы, они могут написать мне и я постараюсь ответить каждому.

15:21

Вопрос: Когда состоится слушание спортивного арбитража? Чего ждете от решения?

Павел Латушко: Кристина попросила меня помочь с этим вопросом. Вы знаете, что международный спортивный суд в выездном режиме рассматривал первичное обращение Кристины, чтобы отменить решение об отстранении ее участия в соревнованиях. Это не удалось осуществить, поскольку суд рассматривал это уже после соревнований. Кстати, удивительная ситуация, что в рамках Олимпийских игр арбитражный суд работает с 8:30 до 18 вечера, тогда как Игры идут почти круглосуточно. Завтра состоится рассмотрение вопроса по существу о правомерности принятия решения об отстранении Кристины от Олимпийских игр. До настоящего момента мы не знаем, представил ли Национальный олимпийский комитет Белоруссии соответствующие документы, что также усложняет рассмотрение дела. Мы рассчитываем, что решение будет принято в пользу Кристины. Ее интересы представляет японский адвокат, а также Белорусский фонд спортивной солидарности.

15:19

Вопрос: Насколько вы опасаетесь за своих близких и друзей из-за решения, которое вы приняли?

Кристина Тимановская: Естественно, я очень переживаю за родителей, которые остались в Белоруссии, тем более, мой отец болен, у него проблемы с сердцем. Я надеюсь, что с ними ничего плохого не произойдет.

15:18

Вопрос: Как долго вы планируете оставаться в Польше?

Кристина Тимановская: Думаю, когда мой муж приедет сюда, мы должны вместе с ним принять решение. На данный момент ничего не могу ответить. Но я надеюсь, что я смогу здесь продолжить карьеру, а муж сможет найти здесь работу.

15:17

Вопрос: Атака на вас началась в государственных СМИ. Как вы это восприняли? Все ограничилось информационными сюжетами или вы получали и личные сообщения?

Кристина Тимановская: Да, мне родители рассказали, что по телевизору говорят обо мне очень плохие вещи, что я не использовала шанс бежать на Олимпиаде дистанацию, которую никогда не бежала, что я недоспортсмен. Также мне присылали фото из Telegram-каналов, где оставляли ссылку на мой аккаунт в Instagram с просьбами писать какие-то плохие вещи. Но уже тогда намного больше поступало слов поддержки, и я читала намного больше позитивных комментариев, чем негативных.

15:14

Вопрос: Когда вы поехали на Олимпиаду, могли ли вы представить, что возможна такая ситуация?

Кристина Тимановская: Нет, я вообще не могла представить, что такое может произойти. Тем более, я активно веду Instagram, и перед Играми делала пост о планах по возвращению с Олимпиады. Планировала закончить соревновательный сезон, у меня должны были быть соревнования 15 августа, и я общалась с менеджером о подготовке и о том, как мне туда лететь из Белоруссии. Кроме того, у меня должен был быть отдых, а потом мне нужно было закончить учебу.

15:13

Вопрос: Как вы чувствуете себя в Польше? Как дела у вашего мужа?

Кристина Тимановская: Я чувствую себя намного лучше здесь, я в безопасности. Мой муж уже едет на машине в Польшу, он скоро будет здесь, я его жду.

15:12

Вопрос: Вы уже приняли решение просить политического убежища в Польше — почему именно в Польше?

Кристина Тимановская: Я не думала по поводу политического убежища. Все, чего я хочу, — остаться в спорте, продолжить карьеру. И я выбрала Польшу. Общалась с родителями, они сказали, что Польша может быть лучшим вариантом, они тогда смогут приезжать ко мне и мы сможем иногда встречаться.

15:11

Вопрос: Вы говорили, что вопросы изначально не политические, а спортивные. Как сейчас их отделить один от другого? Что вы можете сказать своим коллегам-спортсменам?

Кристина Тимановская: Да, я слегка удивлена, что эта ситуация стала политическим скандалом, потому что она касалась только спорта. Была совершена ошибка, из-за которой две участницы Олимпиады не смогли приехать. Я лишь хотела понять, кто должен быть ответственным за эту ошибку. То, что произошло, стало для меня большим удивлением.

15:09

Вопрос: Какие угрозы поступали и почему вы решили, что не можете вернуться в Белоруссию?

Кристина Тимановская: В олимпийской деревне тренеры пришли ко мне и сказали, что я должна вернуться, якобы из-за травмы. Но я понимала, что у меня будут проблемы. Мне сказали, что я не смогу бежать 200 метров, и у меня будут проблемы. Мне позвонила также бабушка и сказала, что я не могу вернуться домой, потому что в Белоруссии уже показывают меня в новостях и говорят обо мне.

15:07

Кристина Тимановская: Я счастлива быть здесь, быть в безопасности. Благодарю японское правительство и полицию, сотрудников аэропорта, Министерство иностранных дел и премьер-министра Японии, дипломатов, Белорусский фонд спортивной солидарности и всех, кто поддерживает меня во всем мире и делает меня сильнее.

15:05

Начинается пресс-конференция. Польская сторона приветствует Кристину Тимановскую.

15:03

Задерживаются немного спикеры, пресс-конференция должна начаться с минуты на минуту.

14:59

Вместе с Тимановской участие в пресс-конференции примет бывший министр культуры Белоруссии Павел Латушко. В сентябре прошлого года он покинул Белоруссию — по его словам, из-за давления со стороны КГБ страны, который требовал от него выйти из Координационного совета по трансферу власти и прекратить критику в адрес президента Александра Лукашенко.

14:57

Белорусская делегация отстранила Кристину от дальнейшего участия в Играх и попыталась принудительно отправить ее в Минск. Тимановской удалось избежать возвращения на родину — по ее словам, там ее ждала тюрьма. В дело включились Международный олимпийский комитет (МОК) и японская полиция, ее укрыли в безопасном месте. Позже она попросила политического убежища в Польше, получила гуманитарную визу и вылетела в Европу, сначала — в Австрию.

14:53

Скандал вокруг Тимановской разгорелся, когда двух белорусских спортсменок не допустили до эстафеты 4х400 метров из-за недостаточного количества допинг-проб. В число участниц включили Тимановскую, которая никогда профессионально не бегала на эту дистанцию. Она отказалась выступать и опубликовала в соцсетях видео с критикой в адрес спортивных властей страны.

14:50

Начало запланировано на 15:00 мск.

14:45

Белорусская легкоатлетка Кристина Тимановская впервые после скандальной истории на Олимпийских играх в Токио публично пообщается с прессой. «Газета.Ru» проведет онлайн-трансляцию пресс-конференции спортсменки.

Появились новые записи
показать
Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть