Goldman Sachs покупает индульгенцию

Goldman Sachs хочет заключить с регулятором SEC всеобъемлющее мировое соглашение, чтобы прекратить обвинения в мошенничестве

Reuters
Goldman Sachs хочет заключить с регулятором SEC всеобъемлющее мировое соглашение, чтобы прекратить обвинения в мошенничестве с рискованными бумагами. Штраф для банка может составить $1 млрд, но банк может согласиться на него, лишь бы не допустить череды новых исков.

Goldman Sachs и комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) ведут переговоры о возможном урегулировании всех претензий к банку в одном всеобъемлющем соглашении, пишет The Wall Street Journal со ссылкой на людей, знакомых с ситуацией. Goldman Sachs может согласиться на выплату штрафа в $1 млрд, предполагают эксперты.

Идею такого соглашения выдвинул сам Goldman Sachs, который очень хочет как можно быстрее покончить с дурной славой, окружающей банк с апреля этого года, когда SEC начала против него расследование и подала иск в нью-йоркский суд. Согласно данным регулятора, банк предоставлял своим клиентам ложную или неполную информацию об использовании CDO (облигации, обеспеченные долговыми обязательствами), которые в итоге были привязаны к облигациям subprime (повышенного риска). Основной объем обвинений связан как раз с таким производным инструментом, под названием Abacus 2007-AC1, который был структурирован банком и продан нескольким инвесторам, в частности немецкому IKB Deutsche Industriebank и нидерландскому ABN Amro.

Через восемь месяцев после продажи Abacus инвесторам продукт обесценился: 99% бумаг, входивших в ипотечный пул, был понижен рейтинг. В результате инвесторы потеряли более $1 млрд.

Банк все обвинения SEC отрицал, называя их «абсолютно не обоснованными законами или фактами», и подчеркивал, что сам понес потери в ходе этой сделки – более $90 млн. Однако в конце апреля, когда руководство Goldman Sachs в течение десяти часов отчитывалось в сенате, американские законодатели привели в доказательство переписку сотрудников банка, где обеспеченные subprime бумаги признавались банкирами «дерьмовыми» и «бросовыми». Распространение «токсичных» облигаций и стало одной из причин кризиса, уверены сенаторы. Тем не менее, по словам главы Goldman Sachs, банк не мог знать, что случится с американским рынком жилья: подобными спекуляциями занимались все инвестбанки, пока не грянул кризис.

С начала мая стороны пытались заключить мировое соглашение, но безрезультатно. Сейчас спешка Goldman Sachs вызвана опасениями банка получить новые иски. Дело в том, что соглашение, по которому ведутся переговоры, касаются именно Abacus, но подкомитет сената недавно расширил обвинения, предъявленные банку: якобы он совершал мошеннические сделки и с другими сложными финансовыми инструментами, привязанными к высокорисковым ипотечным облигациям, на сумму в несколько миллиардов долларов.

Именно поэтому банкиры пытаются сделать как можно более широкое соглашение, которое бы положило конец всем обвинениям.

Переговоры с SEC только начались. Неизвестно, как прореагировал регулятор на предложение Goldman Sachs, однако похоже, что SEC не согласится на такое всеобъемлющее соглашение до тех пор, пока не будет уверен, что условия сделки не вызовут нареканий у законодателей и федерального судьи, который должен будет ее одобрить, пишет The Wall Street Journal.

Соглашение с SEC может навредить и отношениям Goldman Sachs с клиентами, полагают некоторые эксперты. А это означает, что череда новых исков против банка неизбежна. Глупо, разбираясь с одним делом, надеяться решить все свои остальные проблемы, приводит The Wall Street Journal мнение американских юристов.

Заключение такого соглашения снимет все вопросы непосредственно со стороны SEC, но это не гарантирует отсутствие исков со стороны третьих лиц,

соглашается с ним руководитель аналитического департамента ГК «Альпари» Егор Сусин. «Это попытка банка купить себе полную индульгенцию у регулирующих органов за «грехи». Вопрос в том, собирается ли Goldman Sachs сначала «исповедоваться» как положено или рассчитывает просто решить вопрос деньгами. Думаю, клиентам бы хотелось увидеть все же исповедь, иначе без судов не обойтись: ведь если Goldman Sachs «делает богоугодное дело» (по словам его главы Ллойда Блэнкфейна), то и вести себя нужно соответственно — сначала покаяние, потом индульгенция».