Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

Элита внешней угрозы

Коалиция силовиков упрочила свои позиции внутри российской политической элиты благодаря появлению в «путинском политбюро» Сергея Шойгу

Жанна Ульянова 21.01.2013, 22:34
Сергей Гунеев/РИА «Новости»

Активная эксплуатация риторики внешней угрозы упрочила позиции силовиков внутри правящей элиты, они дистанцируются от своих бывших патронов, в том числе Дмитрия Медведева. Последний вместе со своим кабинетом министров теряет влияние. Владимир Путин продолжает оставаться арбитром внутри кланового руководства, теряющего способность своевременно принимать стратегические решения. Об этом говорится в новом докладе «Политбюро 2.0».

Дублирование функций, разнородность кланов и уровня профессионализма в российской правящей элите вызвало замедление принятия стратегических решений и снижение их качества, но, с другой стороны, повысило личное влияние Владимира Путина. Такой вывод содержится во втором докладе «Большое правительство Владимира Путина и Политбюро 2.0», который был опубликован 22 января.

По мнению авторов исследования — президента коммуникационного холдинга «Минченко Консалтинг» Евгения Минченко и его аналитика Кирилла Петрова, «вертикаль власти» — политтехнологический штамп, на самом деле Россией управляет коллективное «политбюро», в котором президент Владимир Путин является влиятельным арбитром. Иными словами, докладчики рассматривают правящую российскую элиту как аналог Политбюро ЦК КПСС, ставящего своей целью поддержание сложившегося межкланового баланса.

Застой в принятии решений, сравнимый с брежневским, выразился, в частности, в работе нынешнего кабинета министров Дмитрия Медведева. Докладчики хотя и сохранили премьера в основном составе «Политбюро», но отметили ухудшение его рейтинговых показателей.

Его правительство — основной объект критики со стороны президента, политических элит и бизнеса. Беспрецедентной была и интенсивность сменяемости министров: в октябре после разгромного для Минрегиона совещания у Владимира Путина, посвященного работе над бюджетом, был уволен глава ведомства Олег Говорун; в ноябре в отставку был отправлен министр обороны Анатолий Сердюков, как выразился тогда Владимир Путин, для чистоты расследования вокруг «Оборонсервиса».

Члены Политбюро 2.0
Члены Политбюро 2.0

На самом же деле, по мнению экспертов, внутриэлитная коалиция (Сергей Чемезов, Сергей Иванов, Дмитрий Рогозин, Игорь Шувалов), добившись отставки Анатолия Сердюкова, освободила место для председателя совета директоров ОАО «Газпром» Виктора Зубкова, также участвовавшего в сговоре.

Вместе с уходом Анатолия Сердюкова Дмитрий Медведев утратил значительную часть влияния на силовые структуры.

«Пробуксовка работы правительства была связана в том числе и с рядом объективных причин», — отмечается в докладе «Политбюро 2.0». В числе объективных причин, в частности, названы «противоречивость предвыборных обещаний президента», запоздалое оформление стратегии власти по отношению к оппозиции — выработанная «с колес» она была обнародованная президентом в послании к Федеральному собранию.

Нивелирование Госдумы до уровня «департамента по утверждению решений законодательной власти» также негативно сказалось и на правительстве Медведева.

Законы, принятые на сверхскоростях, начали давать сбой на этапе их реализации министерствами. Министр юстиции Александр Коновалов заявил, что не знает, как администрировать закон об иностранных агентах. В результате Минюст, так и не давший разъяснений на вопрос, является ли ассоциация «Агора» иностранным агентом, занял выжидательную позицию — теперь он ждет сведений от силовиков и Росфинмониторинга.

Из-за смены ролей руководителей обеих палат парламента — Валентины Матвиенко и Сергея Нарышкина — авторы доклада переместили их в «новый секретариат ЦК» (технический блок «политбюро»). Тогда как замглавы администрации президента Алексей Громов и Дмитрий Песков проявили себя не как исполнители, а как идеологи и переместились в политический блок кандидатов в члены «политбюро».

Активная эксплуатация риторики внешней угрозы, как и в случае с НКО, а также антикоррупционная кампания значительно усилили позиции силовиков внутри «политбюро».

Руководители силовых ведомств становятся все более самостоятельными. Они, ранее входившие в орбиты влияния главы «Роснефти» Игоря Сечина и председателя правительства Дмитрия Медведева, теперь дистанцируются от бывших патронов.

В число кандидатов в члены «политбюро» от «юридическо-силового блока» вернулся глава Службы внешней разведки Михаил Фрадков. В этом же блоке с Фрадковым соседствуют директор ФСБ России Александр Бортников, глава МВД Владимир Колокольцев, руководитель Следственного комитета Александр Бастрыкин, глава ФСКН Виктор Иванов, заместитель ФСО Виктор Золотов и его начальник Евгений Муров, бывший замминистра внутренних дел и председатель Уралвагонзавода, назначенный в мае прошлого года помощником президента Евгений Школов и секретарь Совета безопасности Николай Патрушев.

Также новичками в «юридическо-силового блоке», претендующими на членство в «политбюро», стали руководители Верховного суда Владимир Лебедев и Высшего арбитражного суда Антон Иванов. Роль судебной власти выросла как один из инструментов выстраивания внутриэлитного баланса, отмечается в докладе.

Полноправным членом «политбюро» за последние месяцы стал Сергей Шойгу, возглавивший в ноябре Минобороны.

Он укрепил блок силовиков в основном составе «политбюро», состоящий из председателя правления «Роснефти» Игоря Сечина, главы «Ростехнологий» Сергея Чемезова и руководителя администрации президента Сергея Иванова.
Восхождение Сергея Шойгу в первые эшелоны правящей элиты связано отчасти и с формированием запроса на появление во власти «имиджевых паровозов», отмечают докладчики. Кому как не харизматичным политикам компенсировать снижение рейтингов президента и премьер-министра (правда, остановившихся в последнее время). Эту стратегию используют вице-премьер Дмитрий Рогозин и глава Совфеда Валентина Матвиенко, вошедшая в число кандидатов от «технического блока (секретариат ЦК)».

Роль «имиджевого паровоза» также примеряет мэр Москвы Сергей Собянин. Он пока устойчиво удерживается в основном составе «политбюро».

Собянин продолжает оставаться в обойме кандидатов в преемники и премьер-министры. Но его тянут вниз члены его команды Виктор Басаргин и Евгений Куйвашев, неудачно стартовавшие на губернаторских постах в Пермском крае и Свердловской области.

Губительным может оказаться для Сергея Собянина 2013 год.

Докладчики считают, что по позициям Сергея Собянина внутри элит ударят: напряжение между Москвой и Мособластью, в том числе, в связи с проектом «Большой Москвы»; выборы губернатора Мособласти и Мосгордумы, ухудшение отношений с Дмитрием Медведевым из-за слухах о переходе мэра Москвы в кресло председателя правительства.

Относительный успех «Единой России» на региональных выборах осени 2012 года привел к росту влияния самостоятельных политиков: Сергей Чемезов, первый замглавы администрации президента Вячеслав Володин, глава ВТБ Андрей Костин, полномочный представитель президента в Центральном федеральном округе Александр Беглов.

В противовес силовикам теряет влияние губернаторский корпус.

В региональный блок в число кандидатов в члены «политбюро 2.0» вошли только двое из действующих глав регионов — главы Татарстана Рустам Минниханов и Чечни Рамзан Кадыров. Ухудшились позиции губернатора Санкт-Петербурга Георгия Полтавченко, на глазах превращающегося в «хромую утку». На роль региональных тяжеловесов сегодня могут претендовать трое полномочных представителей президента в федеральных округах — Александр Хлопонин, Виктор Ишаев и Александр Беглов. Последний умело использует аппаратное влияние, сохранившееся со времен его работы главным кадровиком Кремля.

Минченко констатирует, что одним из таких инструментов, которые позволяют усилить влияние для региональных лидеров, в настоящее время является получение контроля над целевыми программами или профильными госкорпорациями.

Юрий Трутнев, в мае перешедший из Минприроды в администрацию президента, стал новым кандидатом в члены «Политбюро» в техническом блоке, поскольку быстро нашел себе в рамках Госсовета новую нишу модератора региональных разногласий.

Среди новичков в числе кандидатов в «политбюро» от бизнеса оказался Андрей Костин. Он был включен в список, чтобы обеспечить присутствие представителей всех четырех системообразующих банков: Сбербанка, ВЭБа, ВТБ и Россельхозбанка.

Но в целом, несмотря на структурные изменения и процесс замедления принятия решений, правящей элите удалось решить тактические задачи: удержать в управляемых рамках политический протест; обеспечить приемлемые показатели «партии власти»; снизить внешнее влияние на российскую элиту.