Кто не с Мао, тот не китаец!

Культура по четвергам

wu-jing.org
Культура по четвергам: рекордные денежные и звездные сборы китайской ленты «Причина основания Китая» стали хорошим поводом ужаснуться глубинам деградации отечественного кино.

На этой неделе случилось довольно-таки примечательное событие. Китай, которого все (и не без основания) считают главным повторюшкой планеты, наконец-то проявил креативность и придумал совершенно новый ход. Причем придумал его в такой области, где все новаторские задумки, казалось бы, закончились много лет назад. А именно – в кинематографе. Более того, как подтвердила эта неделя, китайская инновация увенчалась триумфальным успехом.

Нет, ну в самом деле – чем можно еще удивить пресыщенного кинозрителя? Сильных мира сего в кино снимали, мультфильмы, компьютерные игры, аттракционы и плюшевые игрушки экранизировали, даже умерших актеров в кино снимали. Что еще можно сделать?

Оказывается, можно!

Китай, как известно, на днях будет праздновать юбилей. 1 октября 2009 года исполнится 60 лет со дня основания КНР. И вот китайские кинематографисты, как положено, решили выпустить фильм, рассказывающий о событиях 60-летней давности. И не просто фильм, а – ФИЛЬМ! Помните старую шутку: «Музыка – Союза композиторов, слова – Союза писателей. ПЕСНЯ!».

Вот-вот, оно самое.

Фильм под названием «Причина основания Китая» в прямом смысле слова сделан усилиями всей китайской кинематографии.

Дело даже не в том, что в качестве режиссера выступил глава китайского Госкино, президент китайской кинематографической корпорации господин Хань Саньпин. И даже не в том, что в помощь ему были приданы целых три знаменитых китайских режиссера: Хуан Цзяньсинь, всемирно известный Чэнь Кайгэ и их гонконгский коллега Питер Чан, прогремевший недавно своими «Кровными братьями». Причем эти три звезды трудились на собачьей должности исполнительных режиссеров, до которой они не опускались, надо полагать, со времен босоногой кинематографической юности. Главная фишка все-таки не в этом.

Основное новаторство, предложенное возбужденными круглой датой китайцами, состоит в том, что в фильме играют практически все более или менее засвеченные в кинематографическом мире китайцы.

Все — это значит все.

И культовые на материковом Китае актеры ранга Ю Гэ, Чена Хонга или Цзяна Вэня. И материковые звезды с высоким международным статусом вроде звезды «Тигра-Дракона» Чжан Цзии или гения ногомашества Джета Ли. И – самое любопытное — целый звездный десант гонконгских и тайваньских звезд, которые вроде бы в почтении к председателю Мао не воспитывались — Стивен Чоу, Леон Лай, Донни Йен, Энди Лау и прочие… Предводительствует десантом зарубежный китайцев незабвенный Джеки Чан, недавно обзаведшийся номенклатурной должностью: в июне этого года 8-й всекитайский съезд Союза кинематографистов Китая избрал самого знаменитого китайца заместителем председателя этого самого союза.

Актерскую гвардию усилили режиссерской: в эпизодах фильма снялись Чэнь Кайгэ, Фэн Сяоган, даже недавно перебравшемуся из Голливуда для съемок «Битвы у Красной скалы» Джону Ву засветиться на экране позволили (правда при окончательном монтаже все-таки вырезали).

Всех под ружье, всех. Складывается впечатление, что единственным, кому удалось сачкануть, оказался владелец целого букета статуэток с международных кинофестивалей — режиссер Чжан Имоу. И то лишь только потому, что, вспомнив о его опыте режиссирования церемонии открытия Пекинской олимпиады, его отрядили ставить грандиозное пиротехническое шоу по случаю 60-й годовщины провозглашения КНР.

И вообще, запомните цифру – 172.

Сто семьдесят две кинозвезды всекитайского и международного уровня были заняты в съемках «Причины основания Китая». Конечно, главных ролей всем не досталось, более того – исполнители главных ролей как раз малоизвестны за пределами КНР. Так исполнитель роли Мао Цзедуна актер Тан Гоцян — это своеобразный китайский Михаил Геловани: роль Великого Кормчего он исполняет уже в четырнадцатый раз. Но в этом и состоит китайское ноу-хау – в самых незначительных эпизодах суперкартины должны играть звезды. Какие-нибудь солдатики, козыряющие выходящему из кабинета Мао Цзедуну секунду экранного времени, в других кинопроектах требуют гонорар с огромным количеством нулей.

Кстати о гонорарах.

Как вы, возможно, уже догадались, все приглашенные звезды снимались бесплатно – исключительно из любви к великой китайской Родине.

Режиссер Хань Саньпин на вопрос о меркантильных интересах отреагировал предельно понятно: «Фильм снят в честь дня рождения матери! Как они могли бы брать с матери деньги?». Отсутствие гонораров позволило предельно удешевить эту амбициозную постановку — весьма, надо сказать, масштабный фильм обошелся всего лишь в $4,39 млн.

Поэтому в том, что фильм окупится, никто особенно не сомневался. Проблема заключалась в том, что перед фильмом ставилась не одна, а две задачи. Гао Дун, генеральный директор компании New Film Association, одной из двух сетей мультиплексов страны, объяснил ее так: «Причина основания Китая» − очень нетипичный проект для китайской киноиндустрии, так как в нем сочетаются главная идея фильма, выполненная по заданным этическим критериям, и коммерческая составляющая», — а комиссия КПК, курирующая подготовку к юбилею, сформулировала задачу еще понятнее: «Привлечь внимание молодого поколения к политическим событиям страны».

Поэтому в преддверии премьеры, назначенной на 16 сентября, главный вопрос стоял так – пойдет молодежь или нет? Фильму недостаточно было просто окупиться — от него требовалось привлечь народные массы, а основные посетители кинозалов в Китае те же, что и в России, – молодежь до 30 лет.

Уже первые данные о сборах подтвердили – пошли.

За первые полдня показа картина собрала $1,9 млн, что является рекордным для Китая результатом: до сих пор лучшие показатели были у первой части «Битвы у Красной скалы» и вторых «Трасформеров». А пару дней назад были наконец получены данные первого уикенда. Снятый по технологии «все звезды будут в гости к нам» фильм собрал в первые выходные 124 миллиона юаней, или $18,2 млн, и стал самым успешно стартовавшим отечественным фильмом в истории китайского кинематографа. В общей же табели о рангах он оказался на второй позиции, совсем немного уступив «Трасформерам: Мести падших», которые в первые выходные собрали 160 млн юаней.

Рекордных сборов «Причина основания Китая», надо думать, все-таки не сделает: по отзывам посмотревших, фильм все-таки скучноват. Тяжеловато сегодняшней молодежи смотреть про переговоры в Чунцине, Второй пленум ЦК КПК 7-го созыва, военный парад в аэропорту Сиюань и первое пленарное заседание НПКСК, исполняющее функции ВСНП – а именно эти события стали центральными эпизодами ленты.

Особенно интересно, как воспримут фильм в Гонконге (премьера прошла 20 сентября) и особенно на Тайване.

С Тайванем, кстати, вообще занятная история получилась: предпринятый КПК пиар-ход был столь успешен, что в будущем году ленту покажут на мятежном острове, и она станет первым пропагандистским китайским фильмом, попавшим в прокат в логове гоминдановцев. Показали бы и сейчас, да вот беда – Тайвань допускает на свои экраны только десять материковых лент в год, а квота 2009 года уже выбрана.

Так или иначе, первый опыт китайского кино-ноу-хау следует признать успешным. И режиссер Хань Саньпин уже собирается по этой же модели делать приквел, в котором расскажет, что же происходило с момента образования КПК до событий, случившихся в «Причине образования Китая».

Премьера планируется в 2011 году.

Все остальные смотрят и завидуют – новаторство китайских кинематографистов мало того что стало беспрецедентным, так еще и обладает завидной защитой от копирования. Голливуду такое не провернуть никогда. Отношение граждан США к оным США слишком уж отличается от мироощущения китайцев, уже много тысячелетий с молоком матери всасывающих тотальную убежденность: Китай превыше всего.

Что же до России… Что уж там юлить: попытка примерить случившуюся историю к родным осинам мгновенно, лучше всяких киноведческих статей, показывает, в каком же недосягаемом афедроне находится наш кинематограф. Кого собирать? Зачем их собирать? И, главное, – в который там уже раз?

Вам не грустно, почтенные?

Мне — очень.