Пенсионный советник

«Решение единогласное — лишить степени»

РГСУ начал отзывать ученые степени после скандала с диссертациями

Павел Котляр 13.02.2015, 14:40
Диссовет РГСУ голосует за лишение степени Павел Котляр/«Газета.Ru»
Диссовет РГСУ голосует за лишение степени

Университет РГСУ, оскандалившийся фабрикой липовых диссертаций, в срочном порядке лишает степеней собственных воспитанников и профессоров. За интересным процессом самобичевания наблюдал корреспондент «Газеты.Ru».

В оскандалившемся год назад Российском государственном социальном университете, который называли не иначе, как родовой фабрикой фальшивых диссертаций, липу больше не штампуют. Напротив, те же самые профессора-экономисты, еще пару лет назад не глядя пропускавшие околонаучные поделки,

в срочном порядке голосуют за отмену своих же решений.

О родовом гнезде по производству липовых диссертаций стали говорить после коврового анализа работ, проведенного сообществом «Диссернет».

О семействе, управлявшем университетом, не писал только ленивый. Создатель РГСУ академик Василий Жуков был сначала ректором, потом — почетным президентом. Его супруга Галина была проректором, дочь Лидия Федякина — ректором,

другая дочь Галина — профессором РГСУ, и между прочим самым молодым доктором наук в России, получившим степень в 27 лет.

После того как информация о списанной Федякиной диссертации подтвердилась, министр образования Ливанов снял ее с должности (степени лишить было нельзя из-за истекшего срока давности). Исполнять обязанности ректора стала Наталья Починок, вскоре же приказом министра была лишена степени юный доктор Галина Жукова, защищавшаяся в диссовете Д 212.341.03.

Все Жуковы были выведены из руководства университета.

В минувший четверг членам этого диссовета, в который до сих пор официально входит Галина Жукова-старшая, пришлось собраться по очень неприятному поводу. Причина — письмо из Минобрнауки на основе жалобы «Диссернета». Уже в новых условиях им предстояло перепроверить собственные решения о присуждении ученых степеней трем людям: преподавательнице РГСУ доктору Ольге Груниной и кандидатам наук Фариду Гаджиеву и Андрею Ковалеву.

Примечательно, что побороться за собственные научные звания никто из них не явился, хотя их звали на заседание.

Пустовало и место уволившегося из университета председателя совета Александра Грунина, но табличка с его фамилией на столе стояла.

Начав с дела Груниной, председатель ученого совета зачитала суть претензий: о массовых заимствованиях из работ Захаровой и Данилова, которых набралось более 50%, о «целых параграфах» списанного текста, о слове «кризис», который будущий доктор автоматически исправляла на «процесс», о том, что научный консультант профессор Руднев (сидевший, кстати, в зале) не заметил сходства двух работ.

Работа Груниной с загадочным названием «Формирование финансового синергетического эффекта в экономике России» защищалась в этом же совете тремя годами ранее.

Перепроверявший ее профессор Свободин, рассказав о проделанной им с коллегами работе, сообщил что, «к сожалению, информация подтверждается»: 140 страниц заимствованы из чужой работы «в полном объеме» и все претензии «Диссернета» подтвердились, кроме одной.

Оказалось, что диссертантка — не дочь, а супруга не явившегося на заседание председателя совета, однако такие родственные связи не запрещаются положениями ВАК.

«Сложно предположить, что этот текст авторский, и 50% заимствований не дают считать работу научным достижением. И комиссия рекомендует лишить ее степени доктора», — подытожил профессор. На предложение подискутировать по существу вопроса откликнулась лишь женщина, заявившая, что предположения о научной нечистоплотности сидящего напротив нее Руднева беспочвенны.

Двум десяткам профессоров сказать было нечего, им было все понятно. Непонятно было лишь вставшей с места доктору экономических наук Виктории Павлюченко. Еще бы — на ее глазах рушился привычный ей мир, в котором штамповка липовых диссертаций была доведена до автоматизма, а теперь ее же коллеги вынуждены, потупив взор, отзывать собственные решения.

«Как нам вести теперь себя, когда возникли требования на проверку плагиата? Думать о том, кто председатель? Думать о том, кто что списал и откуда списал? Так мы можем далеко зайти!» — восклицала она, обращаясь не то к ведущему заседания, не то к коллегам, не то к небесам. Ее пламенную речь прервал ведущий, предложив голосовать.

«Решение единогласное — лишить степени!» — сказал он, видя поднятые руки всех, кроме Павлюченко.

По точно такому же сценарию прошло обсуждение работы Ковалева, в которой найдено 32% заимствований, «малый бизнес» превращен в «малое предпринимательство» и обнаружены орфографические ошибки, перетекшие из оригинала.

Подобным образом лишили степени и Гаджиева, который «совершенствовал методические подходы к оценке объектов незавершенного строительства». Труд автора состоял, например, в копировании текста некоего Ни Риана Туджу Аина Ринджа и расшифровке термина ОНЗС — объект незавершенного строительства.

На предложение подискутировать поступили лишь реплики о том, что «Рогозина — порядочный руководитель» и что в прежние годы не было требований о проверке работ на плагиат. Снова всем было все ясно, кроме профессора Павлюченко.

Снова встав с места, она эмоционально спросила то, о чем многие сидящие в зале предпочли бы промолчать: «Ведь если защиты работ прошли достойно, диссертант достойно отвечал на вопросы, были получены положительные отзывы — нельзя же лишать всех до одного? Ведь это как в Библии — кто без греха?

Надо остановиться, а то что же, нам проверять все наши работы за последние 15–20 лет?»

«Виктория Георгиевна, серьезные ученые из разных областей, например математики или истории, говорят, что им не надо компьютерной проверки, чтобы понять, списана работа или нет: они в курсе тех тем, которые уже «окучены» на этой поляне. Вашими устами диссовет расписывается в своей некомпетентности и неспособности оценить качество работы без электронной проверки?» — задал вопрос корреспондент «Газеты.Ru».

«В компетенцию совета входит оценка работы, представленной на совет. Почему совет должен знать, что когда-то уже рассматривались подобные работы? Что, нужно проверять все работы и проверять компетентность нашего совета?» — ответила риторическим вопросом Павлюченко.

Ответить на ее вопрос предстоит теперь Министерству образования, ведь по правилам

только двух замечаний по поводу необоснованно присужденных степеней достаточно, чтобы распустить диссовет.

«По нашим заявлениям степеней изредка лишают другие диссоветы, не те, которые их присуждали. Поэтому в нашей практике это беспрецедентный случай», — поделился впечатлениями от заседания активист «Диссернета» Иван Бабицкий.