Пенсионный советник

Холодная война: от Черчилля до Ельцина

25 лет со дня окончания «холодной войны»

,
Президент России Борис Ельцин и президент США Джордж Буш в резиденции Кэмп-Дэвид, 1992 год Дмитрий Донской/РИА «Новости»
Президент России Борис Ельцин и президент США Джордж Буш в резиденции Кэмп-Дэвид, 1992 год

25 лет назад президент России Борис Ельцин и президент США Джордж Буш подписали совместную декларацию, официально заявив об окончании «холодной войны». Каковы были ее предпосылки, как она проходила и откуда взялся сам термин — в материале «Газеты.Ru».

«Холодная война» обернулась почти полувековым противостоянием между СССР и США и союзниками обеих держав. Она продлилась с окончания Второй мировой войны и до самого распада СССР.

Сам термин «холодная война» ввел в оборот писатель Джордж Оруэлл, употребив его в статье 1945 года «Ты и атомная бомба».

По мнению Оруэлла, наличие атомной бомбы у нескольких крупных государств привело бы к разделению всего мира между ними и формированию двух-трех «чудовищных сверхгосударств», которые договорились бы не использовать атомное оружие друг против друга, но находились бы в состоянии постоянной «холодной войны». А в официальной речи этот термин впервые употребил двумя годами позднее Бернард Барух, советник президента США Гарри Трумэна.

Предпосылки «холодной войны» сформировались к 1945 году. К этому времени США и Великобритания воспринимали СССР как угрозу — Советский Союз установил контроль над странами Восточной Европы.

Сыграла роль и прошедшая в феврале 1945 года Ялтинская конференция, на которой лидеры СССР, США и Великобритании обсуждали установление послевоенного мирового порядка и раздел мира между странами – победительницами во Второй мировой войне.

Спусковым крючком стала речь Уинстона Черчилля, на тот момент бывшего лидером оппозиции, произнесенная в марте 1946 года в Фултоне.

В ней он подчеркивал, что «Соединенные Штаты находятся на вершине мировой силы», и вместе с тем восхищался доблестью русских людей.

Однако рост коммунистических партий в европейских государствах виделся ему определенно опасным.

«От Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике, через весь континент, был опущен «железный занавес». За этой линией располагаются все столицы древних государств Центральной и Восточной Европы: Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест и София, — все эти знаменитые города с населением вокруг них находятся в том, что я должен назвать советской сферой, и все они в той или иной форме объекты не только советского влияния, но и очень высокого, а в некоторых случаях и растущего контроля со стороны Москвы…

Коммунистические партии, которые были очень маленькими во всех этих восточноевропейских государствах, были выращены до положения и силы, значительно превосходящих их численность, и они стараются достичь во всем тоталитарного контроля»,

— говорил он.

Черчилля беспокоила возможность начала новой войны. Он подчеркивал: «Никогда не было в истории войны, которую было бы легче предотвратить своевременным действием, чем ту, которая только что опустошила огромную область на планете. Такой ошибки повторить нельзя. А для этого нужно под эгидой Объединенных Наций и на основе военной силы англоязычного содружества найти взаимопонимание с Россией. Тогда главная дорога в будущее будет ясной не только для нас, но для всех, не только в наше время, но и в следующем столетии».

Сталин же усмотрел в стратегии Черчилля параллели с поведением Гитлера и заявил, что тот в своей речи призвал Запад к войне с СССР.

СССР добивался введения государственной собственности и политического господства коммунистов. США же хотели перестроить мир так, чтобы образовались благоприятные условия для деятельности частных корпораций.

Идеологическое обоснование «холодной войны» появилось в 1947 году. Это была доктрина президента США Трумэна, где он утверждал, что конфликт капитализма с коммунизмом неразрешим и задача США — отбросить коммунизм в границы СССР. США принялись окружать СССР сетью военных баз. К 1948 году в Великобритании и Западной Германии были размещены первые бомбардировщики с атомным оружием, нацеленным на СССР. Советский Союз же требовал от Турции позволить разместить свою военно-морскую базу в Черноморских проливах. Также правительство СССР рассчитывало вернуть обратно территории в Закавказье, в 1921 году переданные Турции.

Политическое и идеологическое противостояние между коммунистической и западной либеральной системами охватило весь мир.

Военные расходы росли, создавались системы военных союзов: НАТО, Организация Варшавского договора, АНЗЮС. Фронт «холодной войны» пролегал не на границах стран, а внутри них — так, во Франции и Италии около трети населения поддерживало компартии. Но под давлением США и обещанием материальной помощи для восстановления экономики коммунистов исключили из правительств. В апреле 1948 года 16 стран согласились принять финансовую помощь США. Прокоммунистические правительства стран Восточной Европы от поддержки отказались, что закрепило раскол Европы.

И СССР, и США наращивали военную мощь. Началась гонка ракетно-ядерных вооружений, что негативно сказывалось на экономике обоих блоков. В 1949 году СССР испытал собственную атомную бомбу, а в 1952 году США обзавелись термоядерной, где атомная бомба играла лишь роль запала, а мощность взрыва многократно превышала атомный. СССР, впрочем, испытал свою термоядерную бомбу уже в 1953 году.

Крупные столкновения происходили в Китае и Корее. В Китае противостояние Коммунистической партии Китая и правительства партии Гоминьдан привело к гражданской войне, в которой победили коммунисты во главе с Мао Цзэдуном. В Корее же сцепились просоветский Ким Ир Сен, ставленник СССР на севере страны, и проамериканский Ли Сынман с юга. Война ни к чему не привела, и, несмотря на большие жертвы, Корея осталась разделена на Северную и Южную.

В обоих лагерях инакомыслящие подвергались репрессиям: в СССР и странах Восточной Европы людей арестовывали и, бывало, расстреливали по обвинению в космополитизме, на Западе разоблачали тайных коммунистов и агентов СССР.

В 1960-х, после Карибского кризиса, сверхдержавы решили перейти к политике постепенной разрядки международной напряженности.

В этот период они заключили важные договоренности по ограничению гонки вооружений, в том числе в вопросах противоракетной обороны и стратегических ядерных вооружений.

Но к 1979 году противостояние снова усилилось. Советские войска вторглись в Афганистан, США ввели против СССР ряд экономических санкций. В 1983 году президент США Рейган назвал СССР «империей зла» и выдвинул идею «Стратегической оборонной инициативы» — космических систем, которые должны были защитить США от ядерного удара. Назревал новый виток гонки вооружений.

В 1985 году к власти пришел Горбачев, провозгласивший политику широких преобразований. В том числе они предусматривали и налаживание отношений с капиталистическими странами.

Несмотря на то что ему не удалось договориться с Рейганом о сокращении ядерных вооружений в Европе, первые шаги к прекращению «холодной войны» были сделаны.

Черту подвел 1 февраля 1992 года Борис Ельцин, проведя переговоры с Джорджем Бушем. Во время переговоров в загородной резиденции Кэмп-Дэвид Буш и Ельцин появлялись на публике в теплых зимних куртках. В ходе переговоров обсуждалась инициатива Ельцина по сокращению числа ядерных боеголовок до 2,5 тыс. с каждой стороны.

Александр Чумичев/ТАСС

Однако на пресс-конференции, на которую после трех с половиной часов беседы Ельцин вышел в теплом полосатом пуловере, лидеры заявили, что никаких соглашений по этому поводу пока не достигнуто.

В переговорах президентов участвовали высокопоставленные советники. С российской стороны присутствовали министр иностранных дел Андрей Козырев, маршал Евгений Шапошников, в то время главнокомандующий Объединенными вооруженными силами СНГ, представитель России в ООН Юлий Воронцов, вице-президент РАН Евгений Велихов, посол России в США Владимир Лукин.

С американской стороны участвовали госсекретарь Джеймс Бейкер, министр обороны Дик Чейни.

«Я приехал сюда не с протянутой рукой, чтобы просить помощь», — отметил во время переговоров российский президент, добавив, что «сейчас жизненно важно не позволить захлебнуться экономическим реформам в России».

По итогам переговоров была подписана совместная декларация России и США. В ней отмечалось, что «Россия и Соединенные Штаты не рассматривают друг друга в качестве потенциальных противников» и далее собираются строить отношения, основанные на дружбе, партнерстве и взаимном доверии, что будут приложены необходимые усилия для избавления от пережитков враждебности периода «холодной войны» и распространения общих ценностей и что будет сдерживаться распространение оружия массового поражения и новейших обычных систем оружия.

«До сих пор конфликт между нами способствовал разделению мира в течение жизни целого поколения, — гласила декларация. —

А сейчас, сотрудничая с другими странами и друг с другом, мы можем способствовать объединению планеты посредством нашей дружбы — нового союза партнеров, выступающих против общих опасностей, которые нам грозят».

Журналист Леонид Млечин в книге «Холодная война: политики, полководцы, разведчики» описал конец «холодной войны» так: «Холодная война прекратилась, и все исчезло, как наваждение, — страх войны, ядерная опасность, враг у ворот. Впервые за многие десятилетия пришло ощущение безопасности. Столько лет вооружались до зубов, а страх войны и чувство незащищенности только росли. А тут выяснилось, что безопасность зависит не от военных арсеналов, что холодная война не является неизбежностью, что это не порождение вечных геополитических конфликтов. Холодная война возникает в наших головах и потому может прекратиться так же легко, как и началась».