Пенсионный советник

Небесные танки

25 лет назад начались манифестации на площади Тяньаньмэнь

Тимур Мухаматулин 21.04.2014, 16:21
Протесты на площади Тяньаньмэнь. 1989 год Wikimedia Commons
Протесты на площади Тяньаньмэнь. 1989 год

25 лет назад начались манифестации на площади Тяньаньмэнь, ставшие переломным событием в политике Китая конца XX века. Отдел науки «Газеты.Ru» вспоминает причины, ход и последствия трагических событий, сопутствовавших июньской резне.

Середина апреля 1989 года стала одним из переломных моментов в истории Китая — а возможно, и всего Восточно-Азиатского региона. Речь идет о манифестации на площади Тяньаньмэнь (врата небесного спокойствия) в Пекине (здесь стоит оговориться, что у этого слова есть множество транскрипций, в данном случае будет использована наиболее популярная в России) с требованием демократизации общественной жизни, которая была подавлена властями Китая.

Китай в 1980-е переживал резкие изменения в своей жизни. Политика маоизма — теоретического направления коммунизма, которую создавал лидер Коммунистической партии Китая (КПК) и Китайской Народной Республики (КНР) Мао Цзэдун в 1960–1970-е годы, — привела к ряду тяжелых последствий:

страна пережила голод, экономика была разбалансирована (так, например, акцент делался на строительство локальных доменных печей вместо крупных комбинатов, что требовало много ресурсов, загрязняло окружающую среду и т.д.).

Были испорчены отношения с Советским Союзом (Никиту Хрущева и Леонида Брежнева китайское руководство обвиняло в «ревизионизме», то есть искажении марксизма), а в 1969 году — во время пограничного инцидента на острове Даманский на реке Амур — страны оказались на грани полномасштабного военного конфликта.

Пекин стремится к региональному лидерству, причем эта политика продолжалась некоторое время и после смерти Мао:

в 1979 году Китай и Вьетнам стали первыми в истории социалистическими странами, вступившими в войну между собой.

С 1966 года в Китае устанавливается атмосфера левого террора: Мао обвиняет интеллигенцию в разложении и инициирует процесс «культурной революции», которая продолжается с разной интенсивностью до смерти вождя.

В 1976 году Мао умирает. Еще в конце его жизни в руководстве Коммунистической партии Китая обостряется борьба между левыми радикалами и «прагматиками» (во главе с Дэн Сяопином). Верх взяли последние — и они уже в 1978 году начинают экономические реформы. Сначала создаются «особые экспортные зоны» (в Шэньчжэне, Чжухае, Шаньтоу и Сямэне), которые затем переименовываются в «специальные экономические зоны». Местные власти получили в СЭЗ право на самостоятельное решение вопросов о создании совместных с иностранцами предприятий и выработку налогового режима для них.

Цель была проста — привлечь в Китай валюту, иностранные инвестиции и технологии, предлагая дешевую и избыточную рабочую силу.

Дело в том, что китайская деревня перенаселена, после голода начала 1960-х уровень жизни там экстремально низкий, а социальных гарантий никаких — и переезд в город для работы на фабрике за маленькую зарплату в режиме «10 часов с одним выходным» не видится для людей плохой перспективой.

Эта система в дальнейшем совершенствовалась: возникали «открытые порты» со значительной экономической свободой. Возникли и специальные «зоны технико-экономического развития» (ЗТЭР), которые должны были привлекать в страну наукоемкие технологии.

Китайские экономические успехи в 1980-е потрясали: только в Шэньчжене за 1980–1990-е промышленное производство выросло в 200 раз, население — почти в 1000 раз. Но экономическая либерализация, по мнению части китайского общества, должна была вести к либерализации политической. 21 апреля 1989 года на площади Тяньаньмэнь начались массовые выступления студентов.

С 27 апреля на главной пекинской площади, у ворот Запретного города китайских императоров был разбит палаточный городок, просуществовавший до начала июня 1989 года.

Требования, звучавшие на площади, были эклектичны: от призывов к демократизации по западному образцу до требований свертывания экономполитики «открытости», так как возможна инфляция и безработица. Часть демонстрантов объявила голодовку, из-за чего в лагере на площади могли начаться эпидемии. Власти некоторое время не принимали никаких мер по очистке площади, но 20 мая в столице КНР было введено военное положение. 3 июня начался штурм Тяньаньмэнь. Первая его волна была отбита, но затем вооруженные тяжелой техникой армейские части восстановили контроль над территорией.

Узнать, сколько людей погибло в бойне, невозможно: китайская сторона выдвигает число в 200 человек, оценки внешних наблюдателей доходят до 7 тыс. убитых. Сотни участников манифестации были брошены в тюрьмы, многие бежали в Гонконг.

Идея либерализации китайского общества оказалась жестко подавлена китайской партией и китайской бюрократией: свободная экономика оказалась возможна и без свободной политики. Более того, Тяньаньмэнь явилась поводом для введения жестких ограничений против иностранных медиа и собственной прессы в Китае.

В мире эти события стали очень широко известны: о них постоянно писали западные журналисты. Фотография «Неизвестного бунтаря», вставшего на пути колонны танков и удерживавшего их на протяжении получаса, обошла страницы журналов. Сам ее герой (про него достоверно не известно практически ничего) вошел в список 100 влиятельнейших людей XX века по версии журнала Time.

Отношение к Тяньаньмэнь на советском пространстве, в свою очередь, было амбивалентным.

Китайские события оказались на периферии общественного сознания: переживавшее «гласность» и «перестройку» общество думало в первую очередь о собственном определении. Кроме того, в стране уже начались собственные волнения подобного рода: в ночь на 9 апреля 1989 года в Тбилиси на проспекте Руставели армия разогнала демонстрацию, погибли несколько десятков человек.

Реакция западного мира на события на площади Тяньаньмэнь была предсказуема: против КНР были введены экономические санкции, не носившие, однако, всеобъемлющего характера.

Правозащитные организации были недовольны, утверждая, что для европейских и американских правительств выгодное использование дешевой китайской рабочей силы оказалось важнее, чем права человека.

Для китайской элиты происшедшее явилось серьезным уроком:

Китай продолжил последовательно занимать выработанную в 70-е годы позицию невмешательства государств во внутренние дела друг друга, в том числе и по гуманитарным соображениям.

В частности, Китай воздерживался от осуждения России в годы чеченской кампании.

В начале 2000 годов, когда интернет стал популярным в КНР, правительство страны приняло решение о введении ограничительного фильтра, получившего название «Великий китайский файервол». В число заблокированных сайтов попали Facebook и YouТube — для того чтобы не допустить возможности организации массовых выступлений с помощью этих ресурсов.