Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

«Не можем мы, товарищ Ленин, чтобы вы тяжести такие таскали!»

95 лет назад прошел первый коммунистический субботник

Тимур Мухаматулин 12.04.2014, 16:58
95 лет назад прошел первый коммунистический субботник Wikimedia Commons
95 лет назад прошел первый коммунистический субботник

Слово «субботник» вошло в русский язык 95 лет назад. Отдел науки «Газеты.Ru» вспоминает, как появились субботники, об отношении к ним Владимира Ленина и оценивает их значимость в советской истории.

Слово «субботник» вошло в русский язык 95 лет назад после того, как коммунисты одного из московских депо добровольно и бесплатно вышли на работу в субботу.

Субботники не могли изменить тяжелую экономическую ситуацию в России 1919 года, но стали частью активной пропагандистской кампании. Впрочем, уже в 1930-е годы они перестали быть добровольными, превратившись в позднем социализме в объект раздражения и насмешек.

Апрель 1919 года для советской России был не лучшим временем. В разгаре была Гражданская война: на севере на красный Петроград наступала армия генерала Юденича, на юге были крепки позиции Добровольческой армии Деникина. Главным в эти дни, впрочем, был Восточный фронт — в марте 1919 года войска адмирала Колчака перешли в наступление и прорвались к Волге.

Годы войны (сначала Первой мировой, а затем и Гражданской) разрушили экономику страны. Производственные связи были нарушены, рабочие покидали заводы — кто-то отправлялся в армии, кто-то бежал от голода и городской разрухи в деревню, кто-то делал карьеру в партии (если речь шла о советской России). В этих условиях выживать новому государству было чрезвычайно сложно.

В апреле 1919 года в Москве член рабочей семьи получал в день в среднем 214 граммов хлеба, то есть всего на 80 граммов больше ленинградской блокадной пайки.

В условиях хозяйственного коллапса начинаются забастовки и рабочие выступления. Стачка в Туле, например, случилась в начале апреля, и вопрос о ней задали Ленину на пленуме Всероссийского центрального союза профсоюзов (ВЦСПС), который проходил 11 апреля.

Но, несмотря на то что быт эпохи революции вполне может быть описан как «жизнь в катастрофе» (это название монографии историка И.В. Нарского, посвященной повседневной жизни Урала в 1917–1921 годы),

многие рабочие искренне верили в торжество нового мира и нового порядка.

Поэтому группа железнодорожников, работавших в московском депо Москва-Сортировочная (Казанская железная дорога), вечером субботнего дня 12 апреля вышла ремонтировать паровозы. Согласно протоколу ячейки,

«работу начали в 8 вечера и закончили в 6 утра.

Работали на холодных паровозах, которые подлежали промывке <...>. Когда ремонт был исполнен и паровозы затопили, то все члены партии, работавшие добровольно, перешли в вагон, где пили чай, обсуждали текущий момент на Восточном фронте, спели «Интернационал» и стали расходиться по квартирам». Впоследствии этот документ был передан в райком партии.

После депо Сортировочная субботники стали проходить во многих других городах России.

Первый массовый субботник прошел на той же Московско-Казанской железной дороге 10 мая, на него вышли 205 человек.

Таким образом, движение стало массовым и распространилось по всей стране. Однако почти сразу его пытались зарегулировать — 15 мая Железнодорожный райком Российской коммунистической партии (большевиков) (РКП(б)) обязал коммунистов отрабатывать по субботам не менее 6 часов — под угрозой исключения из партии.

Однако вряд ли только этими мерами можно объяснить то, что в мае-июне 1919 года только в Москве прошло 30 субботников, в которых приняли участие более 1500 коммунистов.

«Если принуждение и встречалось, то оно было на совести отдельных начальников. Подъема масс в депрессивные 1919–1921 годы не было, речь шла об инициативе коммунистов снизу, которая была подхвачена в целях политической мобилизации и пропаганды в общероссийских масштабах», — рассказывает научный сотрудник Центра сравнительных историко-политологических исследований (ЦСИПИ) Пермского государственного национально-исследовательского университета (ПГНИУ) Александр Резник.

Власть отреагировала на эту инициативу с большим воодушевлением. В июле 1919 года Владимир Ленин пишет статью «Великий почин», которая затем издается отдельной брошюрой.

В ней лидер Советского государства писал, что коммунистические субботники — это «победа над собственной косностью, распущенностью, мелкобуржуазным эгоизмом, над всеми привычками, которые проклятый капитализм оставил в наследство рабочему и крестьянину».

В этой статье вождь мирового пролетариата высказывал мысль, что дополнительный неоплачиваемый труд стал частью новой трудовой дисциплины, отличной от «дисциплины палки» или «дисциплины голода» при капитализме.

В 1920 году в субботнике, приуроченном к 1 мая, принял участие и сам Ленин. Тогда он вышел на уборку Кремля и якобы участвовал в переноске бревна. Этот эпизод активно использовался в пропаганде. Если верить воспоминаниям, то поднятое Ильичом бревно должно было быть длиной едва ли не километр — столько народу утверждало, что именно они несли его вместе с лидером партии и правительства. Этот эпизод обыгрывался и в неофициальной культуре, в том числе и в анекдотах.

О субботниках восторженно писал и главный пролетарский поэт В.В. Маяковский. Описанию субботника посвящена часть 8 поэмы «Хорошо!»:

Работа трудна,
Работа
томит,
За нее
Никаких копеек,
Но мы
Работаем,
Будто мы
Делаем
Величайшую эпопею.

Впрочем, преувеличивать непропагандистское значение субботников для экономики и общественной жизни не стоит.

«Субботники не могли изменить ситуацию радикально уже лишь потому, что изначально считались проявлением «героизма» рабочих, а героизм в тылу не мог быть массовым», — отмечает Резник.

По его словам, коммунистов-рабочих, которые все инициировали, было мало, а многие из тех, кто возвращался с фронта, либо уходили наверх по карьерной лестнице, либо деморализовывались и пополняли массу беспартийных.

К тому же уже в 1921 году в Советском Союзе начался переход к новой экономической политике (НЭП), в рамках которой в определенных секторах народного хозяйства вновь разрешалось частное предпринимательство.

«В это время противоречия между общественно-политическими кампаниями коммунистов и реальной практикой трудовых отношений еще более обострились», — замечает Резник.

Уже в 1930-е годы участие в субботниках стало обязательным не только для коммунистов.

В позднесоветское время субботники, как правило, сводились к весенним работам по благоустройству дворов и подъездов, которые зачастую становились прелюдией к выпивке на свежем воздухе. Эффективность таких акций была невелика, а раздражение у людей они вызывали.

Пришло слово «субботник» и в жаргон — так стали называть облавы на проституток, производимые милицией, и в дальнейшем бесплатное пользование их услугами.

Однако идея о бесплатном труде граждан на общее благо осталась жить и после второго пришествия капитализма в Россию. Так, в апреле традиционно проходит общегородской субботник в Москве. В конце 2000-х годов звучали даже идеи о возвращении обязательного участия в этом мероприятии, но они так и остались разговорами.

При подготовке материала использовались следующие публикации:

Коммунистические субботники в Москве и Московской губернии в 1919–1920 годы. М.: Московский рабочий, 1950.
Кукушкин Ю., Шелестов Д. Первые коммунистические субботники. М.: Московский рабочий, 1959.
Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 38, 39. М.: ИМЭЛ, 1974.