Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Февраль и октябрь 1917 года разделять нельзя»

Профессор Андрей Маркевич об экономике Российской империи начала XX века и причинах революций 1905 и 1917 годов

Николай Подорванюк, Всеволод Никитин 14.11.2012, 14:40
С февраля по октябрь 1917 года было пять правительственных кризисов ИТАР-ТАСС
С февраля по октябрь 1917 года было пять правительственных кризисов

О причинах революций 1905 и 1917 годов и об одном сомнительном утверждении Леонида Млечина «Газете.Ru» в преддверии своей лекции в Политехническом музее рассказал профессор Российской экономической школы Андрей Маркевич.

БИОГРАФИЯ

Андрей Маркевич — профессор РЭШ. Область профессиональных интересов: экономическая история, политическая экономика диктатур

— В среду вы выступаете в Политехническом музее с лекцией на тему «Экономика Российской империи и русская революция 1917 года». В аннотации к ней написано, что, в частности, речь пойдет о том, насколько успешным было экономическое развитие Российской империи после отмены крепостного права. Являлось ли оно неким тормозом в экономике страны или нет?

— В лекции в Политехническом музее сама экономика крепостного права напрямую не обсуждается — обсуждаются последствия его отмены. Конечно, крепостное право оказало огромное влияние на экономическое развитие России. Во-первых, это влияние на стимулы у экономических агентов, в данном случае крестьян. Во-вторых, оно повлияло на распределение ресурсов в экономике. Потому что крестьяне были ограничены в выборе того, где жить, что производить и где работать.

Эти два механизма оказывали негативное влияние на экономическое развитие России.

Почему крепостное право существовало? Государство решало проблему внутреннего управления империей, создания и финансирования армии. Оно было выгодно дворянству, которое пользовалось благами этой системы.

— И вот крепостное право отменили. Как это сказалось на экономическом развитии Российской империи?

— Для ответа на этот вопрос нужно описать механизм реформы отмены крепостного права. Ведь произошло не то, что крестьяне немедленно стали свободными и каждый из них мог делать то, что хочет, в экономической сфере. Важно отметить несколько главных пунктов: реформа об отмене крепостного права сохранила институт русской общины, то есть институт коллективной собственности на землю, периодических переделов земли между крестьянскими домохозяйствами, чересполосицу (расположение земельных участков одного хозяйства полосами вперемежку с чужими участками; чересполосица возникала в России при регулярных переделах общинной земли) и ограничения на мобильность. Конечно, крестьяне стали более свободными, но сохранение этих пережитков (института общины, социальных ограничений) оказывало сдерживающее влияние на экономическое развитие. В частности, переделы земли между крестьянами оказывали негативное влияние на стимулы обработки земли. Если у вас есть земля, которая в будущем будет поделена между вашими соседями, у вас есть стимул эту землю истощить, потому что в будущем вы её не получите. У крестьян не было свободы передвижения, они должны были получать паспорта из-за того, что существовала круговая порука — круговая ответственность в выплате налогов: община регулировала миграцию, чтобы иметь связь со всеми крестьянами, которые состоят в общине, чтобы их налоги не ложились бременем на других.

Положительный эффект от отмены крепостного права в том, что мы можем видеть увеличение урожайности в русской деревне во второй половине XIX века. Но ограничения, о которых я говорил выше, остались, что ограничивало экономическое развитие русской деревни.

— Многие пишут, что промышленность в России в начале XX века испытала серьезный рост...

— Это правда. Он был бурным и быстрым, особенно в последние 20–25 лет перед первой мировой войной. Экономический рост в Российской империи был высоким и в абсолютных цифрах, и в подушевых оценках. Промышленность играла важную роль в этом росте. Здесь я должен сослаться на расчёты Пола Грегори, который рассчитал чистый национальный продукт Российской империи. Это те оценки, которые приняты в экономической истории и которыми все пользуются.

— Почему же тогда произошли революции? Какие у них были экономические предпосылки?

— Рост был, но если сравнить, то доля промышленного сектора ВВП страны росла не так быстро, как в других странах. Сельскохозяйственный сектор доминировал вплоть до 1917 года. Промышленность сталкивалась с проблемой нехватки инвестиций.

Бедная крестьянская страна, нехватка внутренних инвестиций, которую правительство пыталось преодолеть за счет железнодорожного строительства, иностранных инвестиций, привлечения иностранных инвестиций путем введения золотого стандарта, который фиксировал бы курс рубля и защищал иностранных предпринимателей от рисков колебания обменных курсов.

Это были важные аспекты, которые способствовали росту, но нехватка инвестиций все равно ощущалась. Бюрократичность Российской империи оставалась, что и сдерживало промышленное развитие. Но самое важное — это аграрный вопрос, проблемы в сельском хозяйстве, которые оставались и после отмены крепостного права, потому что страна оставалась крестьянской: большинство населения — более 70% — жило в деревне. При этом ВВП, который шёл из деревни, составлял около 50%. Подушевое производство в деревне сильно меньше, чем в городе. Ситуация менялась медленно, хотя, казалось бы, если есть возможность получать большие доходы в городе, возникает миграция. Бедность деревни, то, что рынок земли и рынок труда были неразвиты, невозможность перейти к оптимальному распределению ресурсов — всё это сдерживало развитие деревни. Хотя рост, конечно, был. Наличие роста и бедность не противоречат друг другу: относительная бедность и абсолютный рост — это то, что может существовать одновременно. При этом производительность сельского хозяйства тоже повышалась. Расширились экспортные рынки (это как раз то время, когда складывается единый мировой рынок зерна, где Россия активно участвовала), что вызывало повышение цен на сельскохозяйственную продукцию и создало стимулы для перехода к новым экспортным культурам. Этим, в первую очередь, пользовались те, кто владел землей. Потому что миграция ограничена, в деревне избыток людских ресурсов — соответственно, те, кто получают выгоду от новой ситуации, это не владельцы труда как фактора производства — это те, кто владеет землей. И, говоря о том, кто и как владел землей, мы возвращаемся к отмене крепостного права.

Крестьяне получили только половину той земли, которая принадлежала помещикам.

Наделы крестьян в каких-то регионах были совсем маленькими, в некоторых больше, но в среднем это чуть больше минимальной площади, необходимой при технологическом уровне того времени. Это была бы не проблема, если бы можно было применять новые технологии в деревне, так как важно не то, сколько у вас земли, а то, насколько она производительна. Но, поскольку был институт общины с переделом земли и чересполосицей, применение новых технологий было ограничено. Таким образом, у многих крестьян возникала проблема выживания. Кроме того, большая часть земли осталась у помещиков. Этот конфликт, требование передела земли, и есть то, что привело к аграрным волнениям 1905–1906 годов. Конечно, был еще и рабочий вопрос, и национальный, а также вопрос о политических свободах, но наибольшие волнения происходили в деревнях.

— Какие меры были приняты правительством после революции 1905 года?

— Оно пыталось реализовать программу, состоящую из трех частей. Первое – это военное подавление всяких волнений, использование войск в деревне, введение военно-полевых судов, вплоть до смертных приговоров: главное — вернуть ситуацию в мирное русло. Второе — политические уступки: «Манифест 17 октября», введение гражданских свобод, введение политического представительства в стране. Третье, самый важный аспект с точки зрения аграрного вопроса, — Столыпинская реформа 1906 года, которая преследовала две цели, политическую и экономическую. Политическая заключалась в том, чтобы создать широкий институт частных собственников, которые бы стали, наряду с помещиками, опорой правительства в русской деревне, — позволить крестьянам выходить из общины и приватизировать землю. Экономический аспект данной реформы заключался в том, чтобы преодолеть бедность деревни, убрать те ограничения, которые оставались после реформы и отмены крепостного права, способствовать развитию рыночных отношений и таким образом добиться стабильности. Реформа предполагала возможность выхода из общины (т. е. приватизацию земли), консолидацию участков земли к одному месту, что должно было решить проблему маленьких участков (чересполосицы), на которых было невозможным использование сельскохозяйственных машин, а также перераспределение людских ресурсов внутри страны (убрать перенаселенность русской деревни) между центром и окраиной, между городом и деревней.

Реформа решила часть этих задач: внутренняя миграция увеличилась, крестьяне получили возможность приватизировать и продавать свои участки и финансировать за счет этого свой переезд.

То есть для того, чтобы переселиться в Сибирь, где было много свободных земель, нужны средства. При ограниченном доступе к кредиту (в силу степени развития кредитной системы в начале XX века) возможность продать землю и получить за это деньги была очень важна — мы наблюдаем рост переселения в Сибирь в годы после столыпинской реформы.

Что касается роста производительности в сельском хозяйстве, то мы видим корреляцию между выходом из общины и урожайностью в русской деревне, но видим ее в первую очередь там, где из общины выходила вся деревня. Фактически совместный выход означает согласие между крестьянами и отсутствие конфликтов. Там, где были конфликты, история более сложная и неоднозначная. Традиционная оценка, которая доминирует в историографии по отношению к столыпинской реформе, — реформа была неуспешной и неудачной именно из-за роста конфликтности вокруг земли, причём не только конфликтов между помещиками и крестьянами, но и между крестьянами. Это вопрос, который требует, на мой взгляд, дальнейшего исследования, так как строгих свидетельств в пользу этой интерпретации нет, но она имеет право на существование.

Другая проблема столыпинской реформы — нехватка людей на ее реализацию, а именно агрономов и землемеров: чтобы грамотно разделить землю, нужны землемеры.

Таким образом, не хватило образованных людей для реализации реформы. Когда критикуют реформу, сморят на число выходов из общины (около четверти всех крестьянских дворов), но заявок на выход из общины было гораздо больше. Реформа не была завершена, а начавшаяся Первая мировая война окончательно её прекратила. Столыпин говорил, что нам нужно 20 лет спокойствия — и будет великая Россия. Этих двадцати лет не было — с начавшейся войной эта возможность исчезла.

— И привела к революциям 1917 года?

— Россия была одной из самых бедных стран, участвовавших в этой войне. Война привела к нескольким эффектам. Было мобилизовано огромное количество крестьян. Произошла переориентация экономики на войну. Далее, кормят армию крестьяне. Но, во-первых, мужское население русской деревни резко уменьшилось. Во-вторых, крестьяне теряют стимулы торговать с городом и государством, потому что промышленность выпускает военную форму и пушки, а не ситец и плуги, которые хотели бы покупать крестьяне, — создается проблема. Плюс к этому правительство финансирует войну за счет инфляции. Инфляция бьет по тем, кто живет на зарплату, — соответственно, их жизненный уровень падает. В городах к 1916/17 году возникает нехватка продовольствия, особенно в конкретных регионах. Хлеб неравномерно распределялся по стране, но железнодорожная система имела огромные нагрузки, и доставить его было проблемой. Итог — падение жизненного уровня в городах и февральская революция, начавшаяся как волнения в очередях за хлебом в Петрограде. К этой революции присоединились солдаты.

Леонид Млечин в книге «Ленин. Соблазнение России», которая вошла в шорт-лист премии научно-популярной литературы «Просветитель», пишет: «Февраль избавил страну от архаичной системы управления. Если бы установилась буржуазная демократическая республика, Россия стала бы крупнейшей мировой индустриальной державой, не заплатив такой страшной цены, которую ее заставили заплатить большевики». Как бы вы прокомментировали это утверждение? Действительно ли Россия могла стать крупнейшей мировой индустриальной державой, если бы не большевики и не Октябрьская революция?

— Это очень гипотетическое утверждение, которое невозможно проверить. Я хотел бы высказать два соображения. Трудно рассматривать февраль как устойчивую альтернативу: не было никакого устойчивого периода с февраля по октябрь 1917 года, за восемь месяцев было пять правительственных кризисов, постоянные волнения на фронте. Альтернативу трудно описать. И в этом смысле февраль и октябрь разделять нельзя, и с этой точки зрения надо говорить о революциях 1917 года как о едином историческом феномене. Альтернатива была в предшествующем развитии. Я говорил о развитии экономики Российской империи: там был рост, но существовали и трудности, которые пытались преодолеть в рамках реформ. Точно сказать о том, каким было бы это развитие в долгосрочной перспективе, вряд ли возможно. Но позитивная динамика, несмотря на проблемы, там была.

— Последний вопрос, выходящий за рамки лекции, но все-таки: насколько успешной или неудачной была экономическая политика, которую проводили большевики после прихода к власти? А если говорить об СССР в целом?

— Я бы попробовал ответить на ваш вопрос, обсудив долгосрочное экономическое развитие в XX веке в целом. Если мы говорим о цене революции 1917 года, цене Первой мировой и Гражданской войн, она была очень большой, так как ВВП упал до 40 процентов от уровня 1913 года — не случайно случился голод в 1921/22 годах. В дальнейшем в рамках НЭПа большевики смогли восстановить экономику.

Но если мы смотрим на долгосрочный тренд развития в XX веке, убирая все шоки и восстановление после шоков, то в долгосрочной перспективе он несильно отличается от того, что видим в последние 30 лет развития Российской империи.

Конечно, в ХХ веке был экономический рост. Можно предложить два критерия для сравнения успешности этого роста: первый – рост относительно развития Российской империи и второй — рост СССР относительно других стран. И если мы посмотрим на то, каким был уровень экономического развития СССР относительно США, лидера по ВВП на душу населения в XX веке, то на протяжении всего ХХ века он колебался вокруг 30 процентов от уровня США.