Упрощение Ильича

К. и. н. Илья Усов о книге Леонида Млечина «Ленин. Соблазнение России», вошедшей в короткий список премии «Просветитель-2012»

Илья Усов 07.11.2012, 16:52
издательство Питер

О книге Леонида Млечина «Ленин. Соблазнение России», которая вошла в короткий список премии «Просветитель-2012» в области гуманитарных наук, в «Газете.Ru» рассказывает кандидат исторических наук, старший преподаватель Высшей школы экономики Илья Усов.

Когда берешь в руки книгу Млечина «Ленин. Соблазнение России», сразу же возникает вопрос о жанре. Странная обложка: автор с лицом соблазнителя на фоне Владимира Ильича. Первое впечатление, что это не политическая биография, историческое исследование или бульварный роман, а пропагандистская агитка, к концу прочтения книги укрепляется. Так, ссылаясь на известного венгерского философа-неомарксиста Георга Лукача, Млечин не оставляет времени опомниться читателю и дает определение ленинизма как «приспособление марксизма к решениям очередного пленума ЦК».

Эта вырванная из контекста фраза сразу же задает тон повествованию в стиле «простой ответ на сложный вопрос».

При этом автор, известный публицист, «забывает» сказать, что тот же Лукач давал более интересные и более емкие определения ленинизма. Например, «реализм Ленина, его «реальная политика» знаменуют собой… окончательную ликвидацию всякого утопизма, конкретное и содержательное выполнение программы Маркса — программы выработки теории, ставшей практической, теории практики».

Подход упрощения автор использует во всей своей книге. Обилие цитат (но не слов главного героя книги, коих крайне мало), заботливо отобранных (чаще всего по критерию антибольшевизма), нагромождённых одна на другую, иногда не сочетающихся с повествованием, рисующих мозаичную действительность, создает странную картину: обыватель говорит об отсутствии хлеба, Зинаида Гиппиус жалуется на большевиков, политические противники критикуют Ленина.

Из всего этого следуют «глубокомысленные» выводы автора.

Так, русский философ немецкого происхождения Фёдор Степун утверждает, что если бы Керенский больше отдыхал, удил, к примеру, рыбу, то «не проиграл Россию большевикам». Леонид Млечин спорит с ним следующим образом: «Дело не в дефиците свободного времени. Демократия — не подарок…».

Анализа в книге нет, что является лишним подтверждением, что данный труд является «агиткой». Заменяют анализ слова чаще анонимных историков. Среди тех, на кого автор все же ссылается, присутствуют такие «эксперты по Ленину», как «крупный американский экономист Пола Грегори», «идеолог перестройки» академик Александр Яковлев или кандидат политических наук Оксана Березкина.

Из этой полифонии автор пытается построить свою политическую концепцию.

Рассказывая о событиях, предшествующих Октябрю, о взятии Советами власти, Гражданской войне и первых годах мирного существования Советской России, Леонид Млечин выводит теорию, что истинной революцией являлись февральские дни, которые почему-то представляются автору «праздничными». По выхваченному из воспоминаний польского и российского коммуниста Вацлава Сольского отрывку, тогда «лица в толпе были радостными» и «царствовало приподнятое настроение» (притом что, только по официальным данным, за 26 число было убито порядка 40 человек и столько же ранено).

«Февраль избавил страну от архаичной системы управления.

Если бы установилась буржуазная демократическая республика, Россия стала бы крупнейшей мировой индустриальной державой, не заплатив такой страшной цены, которую ее заставили заплатить большевики», — мечтает Млечин.

На деятельность Ленина у историков есть разные взгляды — от черносотенных (Ленин приехал в Россию на немецкие деньги, чтобы разрушить святую Русь) до сталинистских (явная апологетика Ленина в духе брежневских времен). По версии Млечина, события Октября — это «контрреволюция», принесшая с собой «похабный мир», Гражданскую войну, а с ней и «всеобщую ненависть, бесконечную подозрительность, тотальную аморальность, готовность творить расправу без суда и следствия». Именно на этом фоне разворачивается история Ленина, который «соблазнил» Россию немедленным миром, бесплатной землей и, как это ни удивительно, авторитарной властью и является виновником этих событий, утверждает автор. По его мнению, причиной, почему страна «соблазнилась», явилось то, что «идеалы демократии просто не успели утвердиться, крестьяне… за несколько месяцев 1917 г. не успели осознать смысл тайного и равного голосования», и неготовность Временного правительства во главе с Керенским, деятельность которого является «недооцененной», по словам Млечина, идти на решительные меры, которых от властей ждала страна.

Любая революция (будь то французская буржуазная революция или революция в России) развивается от насильственного переворота, совершенного обычно в короткий срок, проходя через последовательные этапы, когда массы требуют все большего углубления своих завоеваний. Именно в этом, по словам теоретика и практика революции в России Льва Троцкого, заключается «политическая механика революции... перехода власти от одного класса к другому».

У Млечина же попытки разобраться в причинах радикализации революции и во внутренней логике событий, которая вела к Гражданской войне, отсутствуют. Вместо этих попыток в книге присутствует обилие грязного белья, в котором хочет покопаться автор.

Бульварный роман вмешивается в попытку создать политическую биографию. Конечно же, нельзя было пройти мимо личной жизни Ленина и его отношений с женщинами, с как всегда очень глубокомысленным выводом, что, мол, «будь у него любящая и любимая жена, полноценная семья и дети, может, революция, Гражданская война, советская власть не оказались бы такими кровавыми…». Нельзя было, по мнению Млечина, не упомянуть гомосексуализм Георгия Чичерина или любовные похождения Александры Коллонтай.

Данный труд, конечно, нельзя сравнивать с другими признанными книгами о Ленине — например, вышедшей в серии «Жизнь замечательных людей» добротной биографией Ленина за авторством Роберта Пэйна или работой признанного английского советолога Эдварда Харлетта Карра.

Книга Млечина меньше всего походит на исследование профессионального историка, каковым, впрочем, автор и не является.

Леонид Млечин — публицист, не являющийся профессиональным историком. Он автор многих книг, как он пишет на своем сайте, «детективной и документально-расследовательской прозы». В 2007-м и 2009-м он стал обладателем премии ТЭФИ в номинации «за лучший сценарий документального фильма». В настоящее время Млечин, который за цикл фильмов про КНДР заочно приговорен к смертной казни руководством этой страны, выпускает фильмы на историческую тематику в рамках проекта «Документальное кино Леонида Млечина».

Обычно в его работах присутствует огромное количество неструктурированного, странным образом подобранного материала. Тем не менее он выполняет заказ на популяризацию истории в «либеральном ключе», который присутствует у современного российского общества.
По этой же причине, видимо, он и стал номинантом в солидной научно-популярной премии «Просветитель».

Наверное, Млечин является самым ярким выразителем либеральных взглядов на исторический процесс в медиасреде.

Рассыпанные скупой рукой сноски (одна на сотню страниц) создают весьма убогое впечатление. Об их правильном оформлении речи даже не идет. Передергивание фактов, необоснованные неподтверждаемые заявления — все это говорит о невозможности считать эту работу хоть сколько-нибудь научной. Чего только стоят досадные ошибочные заявления, что Россия являлась первой страной, где было введено всеобщее избирательное право.

Слова Плеханова, сказанные о Ленине и приведенные в труде Леонида Млечина, больше всего характеризуют работу самого автора: «Его главный талант – невероятный дар упрощения».