Пенсионный советник

Приматы помнят, что с ними было

Орангутаны и шимпанзе обладают автобиографической памятью

Всеволод Никитин 24.07.2013, 10:03
diogenesii.wordpress.com

Впервые опытным путём доказано, что шимпанзе и орангутаны обладают не только семантической, но и эпизодической памятью: они способны вспоминать не только о навыках, но и о событиях, происходивших в прошлом. Выяснить это позволил новый подход к проведению экспериментов с участием приматов.

По организации запоминания память принято делить на семантическую и эпизодическую. В существовании первой у высших животных, в том числе и тех, кто к приматам не относится, ученые уже давно не сомневаются: это память о фактах, не содержащая информации о том, каким образом они были получены. Эпизодическая (она же автобиографическая) память содержит событийную информацию, которая связывает вместе определённые время, место и другие контекстуальные свойства какой-то конкретной ситуации.

Исследование эпизодической памяти у приматов ведется давно, но в большинстве случаев не вполне корректно

— выдерживается слишком маленький промежуток между созданием воспоминания и проверкой памяти; кроме того, в ходе многочисленных экспериментов обезьяны привыкают к выполнению определённых заданий и не прибегают к эпизодической памяти при повторном выполнении.

Ученые из датского Центра исследований автобиографической памяти и немецкого Института эволюционной антропологии общества Макса Планка решили провести более чистые эксперименты. Результаты, которых им удалось добиться, опубликованы в свежем номере научного журнала Current Biology.

В эксперименте в качестве подопытных животных использовались 20 шимпанзе и 5 орангутанов.

Обезьяны были разделены на две группы: опытную, уже участвовавшую в различных экспериментах, и контрольную, оказавшуюся в лаборатории впервые. В качестве временного промежутка были установлены трехлетний период для первого эксперимента и двухнедельный — для второго.

У обоих экспериментов была общая структура: цель обезьян — достать вознаграждение (еду) с помощью специального инструмента, спрятанного в одном из двух доступных для поиска мест. На первом этапе обезьян не пускали в комнату проведения эксперимента, но показывали им, как в ней учёный совершал определённые действия для получения «вознаграждения». После этого обезьян запускали в комнату, не позволяя им ничего делать, снова заставляя наблюдать за учёным, который на этот раз прятал инструмент, необходимый для получения еды

Во время первого эксперимента процесс повторялся четыре раза. Для исключения семантического запоминания менялись учёный и месторасположение инструмента (либо А, либо Б). Заключительный этап, то есть проверка памяти, проводился спустя три года. На этот раз в присутствии приматов было обозначено лишь то, что необходимо сделать для получения вознаграждения.

За отведенное время 10 из 11 обезьян опытной группы успешно справились с заданием, в то время как ни одна обезьяна контрольной группы не смогла добыть вознаграждения.

Во втором эксперименте демонстрация проводилась лишь один раз (таким образом, исследовалась ситуация уникального жизненного опыта), но проверка памяти была произведена через две недели. Первый и второй этапы эксперимента были абсолютно идентичны, чтобы, несмотря на всего одно повторение, подопытные смогли вспомнить, что от них требуется. Для этого демонстрацию устраивал один и тот же учёный, а местоположение инструмента по сравнению с первым экспериментом было изменено (либо В, либо Г).

С заданием справились 9 из 10 обезьян опытной группы и ни одна обезьяна контрольной.

Подобное разделение приматов по группам было необходимо для того, чтобы исключить влияние на результаты возможного проявления исследовательского поведения, которое могло бы случайным образом привести к успешному выполнению задания. Дело в том, что исследовательского поведения не наблюдалось ни в одной группе:

контрольные обезьяны не стали делать ничего, а обезьяны опытной группы по прошествии в среднем 21 секунды направились выполнять задание без каких-либо исследований.

Это не может объясняться натренированностью опытной группы, так как все эксперименты, в которых им приходилось участвовать до этого, включали в себя множество других условий получения вознаграждения. О том, что действия обезьян этой группы не были автоматическими, говорит также временная задержка между запуском обезьян в комнату и началом активных действий.

Анализ результатов описанных опытов показывает, что шимпанзе и орангутаны имеют схожую с человеком систему запоминания и возвращения к воспоминаниям.

Они, как и люди, обладают автобиографической памятью, что и стремились доказать исследователи.