«Это нельзя назвать ни либерализацией, ни оттепелью»: о чем Путин говорил с СПЧ

Члены СПЧ рассказали о своей встрече с Владимиром Путиным

Ежегодная встреча Владимира Путина с членами Совета по правам человека в этом году прошла в онлайн-формате. В приветственном слове президент назвал его «наш совет», фактически давая понять, что считает себя его членом. В ходе заседания было поднято несколько десятков тем, но основных было три: пытки в тюрьмах, закон о QR-кодах и практика объявления российских журналистов иностранными агентами. Участники встречи рассказали «Газете.Ru» о ее содержании и итогах.

«Есть три причины пыток»

Член СПЧ Екатерина Винокурова в беседе с «Газетой.Ru» отметила, что заседание в четверг было одним из самых продолжительных по времени за всю историю совета — больше четырех часов.

«Главная тема, конечно, пытки в тюрьмах. Абсолютное большинство предложений Путин в итоге поддержал. Сказал, что все это недопустимо и с этим нужно бороться.

Кроме того, что было в трансляции, было высказано предложение передавать дела по пыткам центральному аппарату СКР, потому что региональные силовики занимаются укрывательством друг друга», — рассказала Винокурова.

На эту тему высказалась и обозреватель «Московского комсомольца» Ева Меркачева. Она напомнила о видеоархиве пыток в саратовской тюремной больнице, где заключенных насиловали на камеру, и отметила, что пока не появились видеозаписи, заявления об этом правонарушении игнорировались.

По словам Меркачевой, она призвала Путина внести в УК РФ пытки в качестве состава преступления, а также обеспечить неотвратимость наказания всех, кто участвовал в пытках, давал соответствующие приказы или закрывал глаза на факты пыток. Ответственность за это, отметила Меркачева, должны нести в том числе прокурор, начальник колонии и следователи, отказавшие зекам в возбуждении уголовных дел по факту пыток в их отношении.

«Мы проанализировали ситуацию, установив, что у пыток есть три основные причины.

Первая: пытают людей с целью получения признаний, явок с повинной, свидетельских показаний по уголовным делам против других. Вторая причина: пытают, чтобы вымогать деньги. Третья — с целью ломки, устрашения и в наказание за жалобы, чтобы установить такой режим, когда люди беспрекословно подчиняются и для них становится невозможным отстаивание их прав, прописанных в Конституции, которые им даны по праву с самого рождения», — отметила Меркачева.

Путин, в свою очередь, отметил, что следил за тем, что происходит по этой теме и сообщил, что центральный аппарат Следственного комитета сейчас проводит предварительное следствие «по вопросам, которые стали известны и которые сейчас рассматриваются в рамках возбужденных уголовных дел».

«Но здесь, конечно, я с вами согласен, нужны системные меры, которые бы ситуацию меняли. Все, что вы перечислили, безусловно, подлежит самому внимательному рассмотрению и — после этого рассмотрения — принятию… Безусловно, очень важная для всех нас тема, вещи абсолютно недопустимые. Что тут комментировать? Все правильно вы говорите, работать надо по этому направлению последовательно и добиваться нужных нам результатов», — подчеркнул президент.

Комичные иноагенты

Главный редактор «Московского комсомольца» Павел Гусев, в свою очередь, рассказал «Газете.Ru», что Путин одобрил его предложение о создании рабочей группы по доработке закона об иноагентах.

«Кто войдет, пока непонятно, но это и не самое главное. Самое главное, что Путин высказался, что закон требует вмешательства и что он должен быть усовершенствован», — рассказал Гусев.

По его словам, многие российские журналисты попали в список иноагентов случайно и незаслуженно. «Например, я думаю, Лиза Маетная (признана Минюстом иноагентом) точно зря туда попала. Она очень хорошая журналистка, очень порядочная, на мой взгляд», — сказал Гусев.

Во время заседания Гусев в качестве избыточности требования Минюста привел в пример пост в Facebook, в котором журналистка, признанная иноагентом, наряжает елку с ребенком и вынуждена сопровождать этот пост маркировкой, что он создан лицом, признанным иноагентом. Путин в ответ назвал эту ситуацию комичной.

«Есть какие-то пределы. Мы бы очень просили создать отдельную рабочую группу по решению проблем СМИ-иноагентов по этому закону с включением ключевых комитетов Федерального собрания, и Совета Федерации, Союза журналистов, Совета по правам человека. И мы очень просим взять под особый контроль решение по этому закону, потому что он на сегодняшний день является очень большим раздражителем и в журналистской среде, и в гражданском обществе», — сказал Гусев, обращаясь к президенту.

«Конечно, вот эти примеры являются комичными и совершенно избыточная реакция, на которую вы обратили внимание, она очевидна», — ответил Путин.

Он признал несовершенство закона, отметив, что он во время разработки не обсуждался с профессиональным сообществом. «Эту работу нужно обязательно провести, — указал президент. — Я с вами согласен, давайте мы вернемся к этому, с профессиональным сообществом поработаем, и придем, насколько это возможно, к согласованным решениям».

«От маркировки «иноагент» отказываться не собираются»

Депутат Мария Бутина, которая в июле 2018 года была арестована в США за нарушение американского закона об иноагентах, сообщила «Газете.Ru», что готова войти в рабочую группу по доработке закона об иноагентах.

«Я буду очень рада, если у меня будет возможность поучаствовать в обсуждении, как сказал президент — речь идет о профильном сообществе. Готова предложить свою экспертизу. Я, можно так сказать, прожила закон об иноагентах в Америке и понимаю, что, конечно, то, что существует в США — это чересчур, но при этом нам нужно учесть их опыт, потому что, все-таки, американский закон существует с 38 года, и очевидно многие вопросы они на себе прошли и сделали поправки», — отметила Бутина.

Она добавила, что ключевым критерием иноагента должны стать действия в интересах «иностранного принципала».

«Если это государственные цели, способствующие развитию страны, это один вопрос, если же это деятельность в интересах иностранного принципала, это уже другой вопрос и маркировать, конечно, необходимо», — отметила Бутина.

При этом, по ее словам, финансовый вопрос затрагивать не стоит, потому что современные средства позволяют передавать деньги, которые невозможно отследить — например, переводить на счета в иностранных банках или в электронной валюте.

Кроме того, Бутина отметила, что решение о признании того или иного лица иноагентом могла бы принимать экспертная группа, в которую бы входили, например, члены общественного совета Минюста.

Политолог Константин Калачев однако считает, что слова Путина свидетельствуют о том, что пересматривать нынешний подход к выявлению иноагентов власти не собираются.

«Понятно, что отказываться от маркировки «иноагент» государство не собирается. Надо лишь совершенствовать этот инструмент. Поскольку мы в осажденной крепости — враг у ворот, существование агентов влияния сомнению не подлежит. Надо лишь избежать крайностей, потому что вмешательство в российские дела извне требуют жестких и не всегда популярных решений.

Ну а чтобы вместе с водой не выплеснуть и ребенка, какие-то изменения в законодательство об иноагентах возможны. Но это нельзя назвать не либерализацией, ни оттепелью — это просто совершенствование инструмента», — сказал Калачев «Газете.Ru».

Он также отметил, что «по совпадению» в этот же день фракция партии «Новые люди» внесла в Госдуму проект закона, предусматривающий судебное решение по признанию лица или организации иностранным агентом.

«Здесь какие-то подвижки могут быть, но в целом иноагенты останутся, просто теперь будут советоваться с профессиональным сообществом», - добавил Калачев.

«Дифирамбов никто не пел»

Калачев добавил, что в целом дискуссия с членами СПЧ у Путина получилась конструктивной.

«Если говорить о характере выступлений, разговор получился вполне откровенный и серьезный. Дифирамбов никто особо не пел, а ставились серьезные проблемы и президент, как правило, соглашался», — пояснил Калачев.

По его словам, ничего неожиданного на заседании не произошло, президент в очередной раз продемонстрировал «здоровый консервативный подход».

«В частности в вопросе о законопроекте об обязательном внедрении QR-кодов, он как предостерегал от опрометчивых решений, так и продолжает предостерегать. И, собственно, все и на этот раз будет спущено в регионы — регионы будут сами определять характер будущих ограничений.

То есть, Путин исходит из известного принципа «не навреди» и понятного нежелания спровоцировать массовое недовольство. Так что законопроект, видимо, будет принят в значительно более мягком варианте», — пояснил Калачев.

По его словам, осуждение пыток в тюрьмах тоже выглядит предсказуемо.

«Путин ожидаемо предложил внимательно разобраться с информацией о пытках в российских колониях и согласился с необходимостью системных мер для недопущения пыток, заявил, что Совет Федерации начал изменение законодательства, чтобы предать пыткам статус преступления. Другой реакции быть не могло — это имидж страны, имидж правоохранительной системы, имидж власти, в конце концов.То есть, превращение России в ГУЛАГ в планах не значится, в планах гуманизация пенитенциарной системы», — пояснил Калачев.

Политолог отметил, что подобная позиция соответствует тактике Путина соглашаться с большинством, «не прогибаясь» при этом по менее резонансным темам.

«Там, где надо выступать с учетом мнения большинства, Путин с большинством. Подавляющее большинство россиян считают пытки недопустимыми, или все недовольны перегибами в эпидемиологических ограничениях и QR-кодированием. А темой иноагентов россияне интересуются мало, и здесь можно продолжать жесткую линию», - добавил Калачев.

Какие из идей и предложений, поддержанных Путиным, действительно будут реализованы, будет понятно в течение месяца, сказала «Газете.Ru» Екатерина Винокурова.

«Через месяц мы сможем оценить, какие идеи взяты в работу. Обычно мы отслеживаем каждый свою тему, а общие итоги подводим в конце года — то есть, в следующем декабре можно будет говорить, что из сегодняшнего заседания было сделано, а что нет. Но я очень надеюсь, что в этот раз со многими вещами все будет быстрее. Например, один из критериев — что из наших предложений возьмет в работу Госдума», — рассказала Винокурова.

Она добавила, что в этом году Путин не только провел самое длинное по времени заседание СПЧ, но и чаще соглашался с выступающими.

«По отношению к встречам прошлых лет было больше предложений — давайте дадим поручение. Может быть поэтому это все так долго продолжалось — на мой взгляд, это какие-то рекордные цифры. По моим ощущениям, он на большее количество вопросов говорил «давайте поработаем»», — отметила член СПЧ.

В свою очередь Павел Гусев также выразил надежду, что замечания Путина во время заседания будут услышаны чиновниками и силовиками.

«У меня сложилось впечатление, что скорее всего будет больше положительного. Я уже не первый год в СПЧ, очень многие его положительные оценки выступлений наших членов СПЧ давали положительный результат», — добавил главред «МК».

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть