«Мы не нуждаемся в НАТО». О чем мечтают хорватские коммунисты

Лидер коммунистов Хорватии — о распаде Югославии, проблемах ЕС и отношениях с Россией

30 лет назад с карты мира начала исчезать Югославия — младшая сестра СССР по социалистическому лагерю. Хорватия сыграла не последнюю роль в этом процессе, но даже сегодня в этой стране есть политики, ностальгирующие по временам социализма и со скепсисом смотрящие на членство Хорватии в ЕС и НАТО. Лидер хорватской Социалистической рабочей партии Кристофор Стокич в интервью «Газете.Ru» рассказал о перспективах возрождения Югославии, проблемах Хорватии в ЕС и НАТО, антироссийской пропаганде, любви к фильму «Брат 2» и борьбе с империализмом.

О прошлом и будущем Югославии

«Газета.Ru»: Распад Югославии начался 30 лет назад. Как сегодня к этому периоду своей истории относятся в Хорватии?

Кристофор Стокич: Все эти годы в хорватских СМИ тиражировалась антиюгославская и антисоциалистическая пропаганда. Предпринимаются решительные попытки стереть любую коллективную память о социалистическом периоде, чтобы помешать любой возможной альтернативе капитализму, поскольку статистика говорит не в пользу последнего.

— Есть ли у балканских коммунистов ностальгия по Югославии?

— Принято считать, что коммунисты — югоностальгисты, но отношение к этому вопросу разнится в зависимости от поколения коммунистов.

Старшие поколения коммунистов, которые жили в Югославии, вероятно, испытывают ностальгию по «лучшим временам», но печаль и горе преобладают, поскольку все закончилось предательством Политбюро Союза коммунистов Югославии и братоубийственной войной.

Молодое поколение коммунистов проявляет заметный интерес к периоду Югославии, хотя это все еще табуированная тема. В последние тридцать лет СМИ намеренно демонизируют то время.

Назад дороги нет, но это не значит, что мы должны забывать о хорошем или игнорировать плохое в прошлом. Романтика и ностальгия по прошлому никуда не ведут, а эмоции могут стать тяжелым бременем в условиях последовательной борьбы за социализм. Знание прошлого помогает нам понять настоящее. Наша текущая задача — борьба за социализм будущего.

— На ваш взгляд, воссоздание Югославии в том или ином виде невозможно?

— Югославия была создана в результате реальных исторических стремлений людей к объединению в союзное государство. Эта идея имела очень сильную поддержку со стороны балканских народов, но сегодня они считают ее невозможной и абсолютно отталкивающей.

При нынешнем социальном порядке и при существовании НАТО любое обновление Югославии иллюзорно.

Вот почему высшим приоритетом для всех бывших югославских народов должны быть мир и освобождение от влияния империалистов, чтобы затем создать условия для сотрудничества и дружеских отношений в будущем.

Ранние социалисты, такие как Светозар Маркович и Димитрий Тукович, выступали за балканскую федерацию, и вполне возможно, что только после того, как все югославские нации будут освобождены, как в национальном, так и в экономическом плане, они смогут снова объединиться. Будет ли этот союз называться Югославией или как-то иначе — еще неизвестно.

— Бывший президент Хорватии Стипе Месич недавно раскритиковал сербского президента Александра Вучича за то, что тот представил современную Сербию как «правопреемницу Югославии». Кто из балканских лидеров способен привести страны к единству и общему пониманию общих проблем региона?

— Стипе Месич также написал книгу под названием «Как я разрушил Югославию», второе издание которой называлось «Как мы разрушили Югославию», а третье издание — «Как они разрушили Югославию». Это характерно для его макиавеллистского понимания политики и политической карьеры.

Все сегодняшние лидеры в странах бывшей Югославии позитивно относятся к достижениям бывшего единого государства по части международных отношений. Однако в то же время они стараются изо всех сил стереть любые следы социалистического управления в их собственной политической практике и уничтожить любую память о Югославии, Тито и антифашизме.

На данный момент все ведущие политики являются продуктом контрреволюции и распада Югославии. Они не могут решить проблемы в своих странах и не могут предложить ничего конструктивного другим.

— Президент Хорватии заявил в сентябре, что Загреб мог бы подсчитать город Суботицу на севере Сербии частью «хорватского мира». Где заканчивается и где начинается этот «мир»?

— У нынешнего президента Республики Хорватия [Зорана Милановича] много противоречивых заявлений и очень мало авторитета. Это заявление является реакцией на такое понятие, как «сербский мир», появившееся в кругах националистических сербских политиков.

Словесные конфликты лидеров из-за незначительных или мнимых проблем — единственное, на что они способны. Любой, у кого есть здравый смысл, быстро поймет, что националистическая риторика используется для отвлечения внимания от проблем экономического характера в их собственной стране, которые правящие элиты не могут решить.

О членстве Хорватии в ЕС

— В одном из интервью вы заявили, что «Европа разделена на две части: развитые центры и неразвитую периферию». Где в этой системе координат находится Хорватия?

— То, что внутри Евросоюза есть существенные различия, — общеизвестный факт. Изначально планировалось, что этот союз будет представлять «свободных» людей, которые наслаждаются единством, свободой передвижения, всеобщим процветанием, правами человека и так далее. На самом же деле концепция Евросоюза оказалась действенной только на бумаге, поскольку более сильные экономики доминируют над более слабыми.

Поэтому Европейский Союз — это прежде всего союз капитала.

В условиях так называемого свободного рынка менее развитые страны не выдерживают высокой конкуренции со стороны развитых стран. Только банки, транснациональные компании и лоббисты, тесно связанные с политической элитой менее развитых стран, извлекают выгоду из всего процесса.

Поэтому мы не можем говорить о существовании суверенных государств в Европе, пока развивающиеся страны попадают в долговую кабалу — начиная с населения в целом и заканчивая правительствами, долг которых достигает астрономической суммы. Европейские элиты создают психологический образ среди граждан, что до Евросоюза ничего не строилось и что они помогают стране в «переходный период», который без их помощи потерпел бы неудачу.

— Как вы оцениваете членство Хорватии в ЕС? Оно приносит больше пользы или вреда для социально-экономического развития страны?

— Присоединение к ЕС упразднило остатки суверенитета, которым обладала наша маленькая страна с 4 миллионами жителей. Нам навязали условия, благоприятствующие прежде всего могущественным членам Евросоюза. Наша промышленность была разрушена — особенно судостроение, сельское хозяйство. Вся экономика свелась к туризму.

Хорватия определенно относится к слаборазвитым странам периферии, и в существующих рамках мы можем ожидать только «развития отсталости» и социальных проблем, которые являются бесспорной перспективой.

Такие страны, как наша, не смогут добиться какого-либо значительного развития в существующих рамках Евросоюза. Сам факт того, что страна практически деиндустриализирована до той степени, что производство стоит, а основной доход поступает от туризма, является разрушительным. Ни одна серьезная страна никогда не станет строить свою экономику на туризме.

Я не вижу положительных изменений, пока мы находимся на периферии ЕС.

— Неужели на этапе обсуждения возможного членства в ЕС в Хорватии не обсуждались такие перспективы?

— Приоритетом каждого бывшего правительства Республики Хорватия, независимо от того, правое оно или левоцентристское, было присоединение нашей страны к ЕС и евроатлантическая интеграция. Перед референдумом о вступлении в блок была проведена сильная проевропейская пропаганда, в ходе которой сторонники вступления в ЕС представлялись образованными, молодыми, космополитичными людьми с предпринимательским духом, которые принимают свободный рынок как единственный инструмент развития Хорватии.

Оппоненты в основном представлялись ксенофобными правыми из сельской местности, которые не готовы сосуществовать в сообществе европейских государств. Однако медийная блокада игнорировала позицию антиимпериалистических левых, чья критика представляла собой анализ курса контрреволюции в нашей стране в сторону полной потери суверенитета.

Молодые люди позитивно оценивают членство в ЕС в том плане, что они могут работать в более развитых странах. Как следствие, часть населения трудоспособного возраста эмигрировала в другие страны, что является примером разрушения нашей страны.

Перепись в Хорватии только что завершилась, и масштабы демографического коллапса станут очевидны очень скоро.

— При этом Хорватию все еще не берут в «Шенген». Означает ли это, что Брюссель не доверяет Загребу?

— Брюссель использует присоединение к Шенгенской зоне, чтобы оказывать влияние и давления на Хорватию с целью реализации своих интересов. Один из этих интересов состоит в том, чтобы Хорватия выполняла «грязную» работу по защите развитых стран-членов ЕС от мигрантов, что не соответствует гуманности и европейским нормам.

В то же время Брюссель негласно поощряет жестокость по отношению к мигрантам.

Это пример типичной политики двойных стандартов. ЕС много работал над дестабилизацией Ближнего Востока, поддерживая и вооружая различные исламистско-фундаменталистские «демократические оппозиции» в Сирии для свержения президента Асада, который мешал геостратегическим интересам Брюсселя и Вашингтона. Когда мигранты прибыли в Германию, канцлер Меркель сказала «добро пожаловать» и «у нас все получится».

Однако это было несколько лет назад, а мигранты все еще прибывают. Мы видим, что сейчас происходит на границе Белоруссии и Польши, где каждый может стать свидетелем лицемерия и злого умысла брюссельских бюрократов. Сегодня они критикуют Беларусь за то, что она пропустила мигрантов в сторону Евросоюза. Однако Брюссель хочет, чтобы страны-члены охраняли границы, при необходимости — с помощью колючей проволоки и насилия.

— А что насчет «зеленой повестки» Евросоюза? Хорватские коммунисты ее поддерживают?

— Каждый человек должен принимать участие в защите окружающей среды ради будущих поколений. Я считаю, что это мнение разделяют и другие коммунисты Хорватии, да и каждый серьезный человек в целом.

Европейская «Зеленая сделка», казалось бы, могла стать очень прогрессивной повесткой дня, если бы не двойные стандарты Евросоюза. Большинство транснациональных компаний из развитых стран переместили свои заводы в восточную Европу, так что на самом деле бюрократы просто создают иллюзию заботы об окружающей среде, в то время как эти же компании продолжают эксплуатировать дешевую рабочую силу и безжалостно разрушать окружающую среду в других частях мира.

В разговоре о «Европейском зеленом курсе» стоит также сказать несколько слов о «Европейской партии зеленых». Их политика сосредоточена на устойчивом и экологически безопасном развитии, правах человека, политике идентичности и т.д. Немецкие «Зеленые» (Die Grünen), конечно, играют важную роль и пользуются значительной поддержкой в Германии. В то же время немыслимо, что такие партии постоянно используют агрессивную риторику против России и Китая — стран, которые в европейской прессе обычно описываются в негативном свете.

Поэтому неудивительно, что действующий член немецких «Зеленых» Йошка Фишер заявлял о необходимости «более агрессивного» диалога с Россией во время выдвижения кандидатуры Анналены Бербок на пост канцлера. Эту партию справедливо называют Kriegstreiber (нем. Подстрекатели войны), учитывая ее антироссийскую и антикитайскую риторики в стране, которая в силу своей истории не имеет морального права проповедовать другим.

Под прикрытием политкорректности, прав человека и борьбы за охрану окружающей среды они на самом деле последовательно ведут медиавойну против России и Китая.

Об отношении к России

— Раз уж речь зашла о России. В Хорватии есть памятники Александру Пушкину и Юрию Гагарину. В марте 2017 года в хорватской столице был открыт бюст Сергею Есенину. Как хорваты относятся к России и СССР?

— Хотя ведущие политики в основном проводят антироссийскую политику и пропаганду, чтобы продемонстрировать лояльность Брюсселю и Вашингтону, я думаю, что многие хорватские граждане уважают Россию и ее достижения в культуре, спорте, науке и технологиях.

Я бы сказал, что отношение критиков СССР сформировалось антисоциалистической пропагандой, которая подрывает все достижения социализма и представляет их как темную часть прошлого. Но, конечно, всякий, кто сравнивает прошлое и настоящее, заметит, что истина отличается от официального объяснения. Мой любимый российский актер Сергей Бодров сказал в легендарном фильме: «В чем сила, брат? Сила в правде!».

— Россия на 60% удовлетворяет потребности Хорватии в газе. Однако все чаще на Западе звучат призывы ограничить зависимость ЕС от российских поставок. Как вы оцениваете эти заявления?

— Что ж, это типичный пример диктатуры Евросоюза, в которой номинально суверенное государство, как Республика Хорватия, будет работать против своих национальных интересов и интересов своих граждан, просто чтобы продемонстрировать свою лояльность Брюсселю, а значит, и Вашингтону.

В США знают, что комбинация немецких «ноу-хау» и российского сырья означала бы конец американского господства на европейском континенте. Поэтому в их интересах нагнетать напряженность в отношении России.

— При этом со стороны складывается впечатление, что страны бывшего соцлагеря абсолютно искренне недолюбливают Москву. Как вы думаете, это действительно так?

— Некоторые периферийные страны в ЕС хотят, чтобы их использовали в качестве «щита» или линии защиты от России с помощью НАТО.

Антиславянские и антироссийские настроения постоянно циркулируют в СМИ этих стран с целью предотвратить любое сотрудничество между нашими народами в будущем.

Так, бывший президент Хорватии Колинда Грабар-Китарович однажды продвигала идею «позиционирования» Хорватии с ее естественными союзниками, начиная со стран Балтии, через Польшу, Украину и Венгрию до Адриатического моря. Упомянутый план, конечно, был не ее идеей, а стратегией НАТО о возможных интервенциях и военных союзах с целью оказания давления на Россию.

— Хорватия является членом НАТО с 2009 года. Нужен ли на ваш взгляд стране этот альянс?

— С момента основания Социалистической рабочей партии Хорватии мы всегда были против членства Хорватии в НАТО. В 2009 году мы старались изо всех сил и даже собирали подписи против вступления в альянс. Однако вместо проведения референдума хорватский парламент проголосовал за присоединение к альянсу.

Хорватия не нуждается в НАТО, но НАТО нуждается в геостратегическом положении Хорватии, деньгах от ее членства, рынке для продажи оружия по стандартам НАТО и, конечно же, пушечном мясе. Поэтому мы будем и дальше критиковать агрессивную политику ЕС, США и их вооруженные силы. Мы будем выступать за выход Республики Хорватия из НАТО, а также за мир и сотрудничество между другими странами.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть