Пенсионный советник

Курилы перед разменом

Как Россия и Япония могут решить курильскую проблему

Александр Братерский 05.09.2016, 12:04
Президент России Владимир Путин и премьер-министр Японии Синдзо Абэ Сергей Гунеев/РИА «Новости»
Президент России Владимир Путин и премьер-министр Японии Синдзо Абэ

5 сентября Владимир Путин дал понять, на какой основе может быть решена проблема спорных островов Курильской гряды между Россией и Японией. Ранее японский премьер Синдзо Абэ подчеркивал, что при наличии политической воли для разрешения конфликта в вопросе спорных территорий может быть поставлена точка. «Газета.Ru» разбиралась, каковы могут быть варианты компромисса.

5 сентября на пресс-конференции по итогам G20 в Ханчжоу российский президент Владимир Путин заявил, что компромисс по курильской проблеме может быть достигнут. Отправной точкой станет соглашение, заключенное СССР и Японией в 1956 году. В нем говорится о передаче двух южных островов Курильской гряды японской стороне. «Однако в соглашении не было оговорено много чего еще. Например, на каких условиях нужно осуществить передачу, и чей суверенитет будет над этими островами», — заявил Путин. Эти вопросы, очевидно, и являются главными камнями преткновения в территориальной проблеме, которая тянется за Москвой и Токио со времен Второй мировой войны.

На прошлой неделе на Всемирном экономическом форуме (ВЭФ) во Владивостоке глава МИДа Сергей Лавров подчеркнул, что итоги консультаций по проблемам мирного договора с Японией будут известны в середине декабря, когда президент России совершит визит в Японию.

Сам Абэ, выступая на ВЭФ, призвал Путина урегулировать двусторонние отношения. «Давай поставим точку в этой ненормальной ситуации, которая существует уже 70 лет, и вместе начнем строить новую эпоху российско-японских отношений, которая будет длиться следующие 70 лет», — сказал японский премьер.

Японский лидер обращался к своему российскому коллеге на ты, чтобы подчеркнуть, что между ними сложились доверительные отношения.

Многочасовые переговоры, которые ведутся российскими и японскими дипломатами в 2016 году, означают, что желание найти решение территориальной проблемы есть со стороны и Токио, и России. Как отметил в своей речи Путин, это решение должно гарантировать, что «ни одна из сторон не будет чувствовать себя ни побежденной, ни проигравшей».

Права победителей

Проблема островов Малой Курильской гряды — Итурупа, Кунашира, Шикотана и Хабомаи — существует с окончания Второй мировой войны, в которой союзник нацистcкой Германии Япония была побеждена силами США и СССР.

После подписания капитуляции Японии четыре острова, которые принадлежали Японии по русско-японскому договору 1855 года, вошли в состав СССР. Япония юрисдикцию советской стороны признавать отказалась. Мирный договор между двумя странами так и не был заключен.

К территориальному спору вернулись при правлении Никиты Хрущева, который хотел улучшить отношения с Японией.

В 1956 году Москва и Токио возобновили дипломатические отношения и заявили в совместной декларации, что полноценный мирный договор будет разработан.

В ее тексте говорилось: «Идя навстречу пожеланиям Японии и учитывая интересы японского государства, соглашается на передачу Японии островов Хабомаи и острова Сикотан (Шикотан. — «Газета.Ru») с тем, однако, что фактическая передача этих островов Японии будет произведена после заключения мирного договора между СССР и Японией». Именно об этом документе и говорил Путин на саммите G20.

Shutterstock

Несмотря на то что в 1956 году обе палаты японского парламента ратифицировали договор, японская сторона, как недавно подчеркивал Путин, отказалась его выполнять.

Впрочем, первый сигнал о том, что передача островов Японии не может быть осуществлена, дал именно Советский Союз.

В записке в адрес правительства Японии в январе 1960 года представители СССР указали, что Япония, разместив у себя на территории военные базы, нарушает условия договора о передаче островов. В записке говорилось, что, соглашаясь на передачу островов, СССР учитывал национальные интересы Японии и миролюбивые намерения страны. А эти намерения поставили под сомнения американские войска, которые появились в Японии на постоянной основе.

Для широкой общественности ситуацию объяснила газета «Правда». В ней появилась статья, в которой утверждалось: военный договор Японии с США направлен против СССР, и, если острова будут переданы, на них вполне можно будет разместить новые американские базы. «Правда» писала, что острова передадут Токио только после вывода войск США и подписания мирного договора с СССР.

Этим возмутилось уже японское правительство, заявив, что международный документ не должен меняться в одностороннем порядке. В официальной ноте Токио также отмечал, что на момент заключения декларации с СССР в Японии уже были иностранные войска.

Именно после этого дипломатического скандала японская сторона заявила, что будет «неотступно добиваться» не только возвращения обещанных ранее Шикотана и Хабомаи, но и других «северных территорий», как здесь называют Курильскую гряду. С тех пор диалог был прерван.

Все или ничего

Сегодня, по мнению япониста, экс-заместителя главы МИДа Георгия Кунадзе, решение курильской проблемы найти будет довольно сложно, так как стороны не проявляют готовности изменить свои позиции.

«Не вижу ничего нового. Позиции сторон изначально взаимно непримиримые, опираются на массовую поддержку в своих странах. Без катастрофических потерь пойти на уступки нельзя», — рассказал он «Газете.Ru».

За долгие годы среди японской общественности сложился абсолютный консенсус о принадлежности островов малой Курильской гряды. Его придерживалась даже Коммунистическая партия Японии (КПЯ), оппозиционная, но независимая от СССР политическая сила. Позиции КПЯ были даже более радикальными. По мнению японских коммунистов, СССР должен был отдать Японии весть Курильский архипелаг. В годы «холодной войны» это стало причиной резкого ухудшения отношений между КПСС и КПЯ.

Стоит отметить, что президент СССР Михаил Горбачев, которого политические противники часто упрекали в сдаче советских позиций, во время визита в Японию в 1991 году не включил в свое совместное заявление с премьером страны упоминание о декларации 1956 года. Позиция Горбачева заключалась в том, чтобы не отдавать Японии ни одного острова.

«Шанс тогда был упущен. С тех пор возникли новые реальности», — объяснял свою позицию советский лидер.

Новый шанс для диалога по проблеме островов был дан уже президентом России Борисом Ельциным и его японским коллегой премьером Рю Хасимото, которого он именовал в своих мемуарах «Друг Рю». В октябре 1993 года в Токийской декларации Москва и Токио договорились, что «следует продолжать переговоры с целью скорейшего заключения мирного договора путем решения указанного вопроса».

При этом в 1997 году Ельцин на встрече с Хасимото заявил, что готов решить проблему, вернувшись к договору от 1855 года, то есть вернуть все четыре острова Японии. Как вспоминал участник встречи с российской стороны вице-премьер Борис Немцов, ему пришлось буквально умолять Ельцина не идти на этот шаг. Немцов говорил, что это решение может быть с негодованием воспринято общественностью на фоне общей тяжелой ситуации в стране.

Допустить компромисс

В этом году декларации 1956 года исполнится 60 лет. Круглая дата может быть хорошей возможностью для серьезного сдвига в вопросе Курил.

Определенные возможности для этого есть. Обе стороны признают эту декларацию и отталкиваются от нее как от основного документа, который, как ранее отмечали российские дипломаты — собеседники «Газеты.Ru», является действующим юридическим документом, имеющим характер международного договора.

По мнению ведущего научного сотрудника Центра североамериканских исследований ИМЭМО Павла Гудева, для дипломатического прорыва требуется, чтобы японская сторона отошла от непримиримой позиции. «Они говорят, что предварительных условий быть не должно, а мы считаем, что должны быть», — считает он.

Если этот сдвиг произойдет, то вариантов решения проблемы может быть несколько, говорит Гудев. Один из вероятных вариантов — так называемый отложенный суверенитет.

Это означает, что в документах может быть зафиксировано, что часть островов перейдет под юрисдикцию Японии через 50 или даже 100 лет. Возможен и вариант, когда Японии будут переданы лишь сами острова, однако акватория вокруг них, а также ресурсы останутся в собственности России, добавил Гудев.

Учитывая, что в настоящее время острова делают Охотское море внутренним морем России, стороны также могут договориться о том, что судоходство в акватории было бы доступно лишь для кораблей России и Японии, добавил собеседник «Газеты.Ru».

Россия также должна потребовать от Японии, что на переданных ей островах не была создана военная инфраструктура, считает эксперт.

Добиться от Японии закрытия американской военной базы на Окинаве практически невозможно, отмечал в своей колонке для Asia Times военный аналитик Грант Ньюсхэм. Несмотря на то что поведение американских военных на Окинаве часто становилось поводом для протестов в самой Японии, американское военное присутствие рассматривается в Токио как важный фактор стабильности в регионе.

Окинава — «отличный плацдарм, откуда можно совершать различные военные операции для отражения агрессора», считает Ньюсхэм. При этом, если в годы «холодной войны» эта база служила для противодействия КНДР, сегодня ее основная роль — сдерживание Китая.

Вне зависимости от вариантов есть возможность, что стороны объявят о потенциальном компромиссе по Курилам во время государственного визита Путина в Японию в декабре.

Сам Путин в недавнем интервью Bloomberg упомянул, что с Китаем был достигнут территориальный компромисс по острову Тарабаров в 2004 году после переговоров, которые длились 40 лет.

Президент России отметил, что «в конце концов нашли компромисс». «Часть территории окончательно закреплена за Россией, часть территории окончательно закреплена за Китайской Народной Республикой», — рассказал Путин.

Георгий Кунадзе считает, что никакого компромисса по проблеме спорных островов достигнуто не будет. Эксперт, который в 1990-е годы участвовал в переговорах с японской стороной, утверждает, что японцам нужны не сами острова как таковые, а «принцип».

«Чтобы поднять эти острова до приличного уровня, нужно вложить миллиарды, а у Японии сегодня таких средств нет. Но здесь вопрос национального престижа», — добавил дипломат.