Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

«Не считаю себя хуже Ди Каприо»: Никита Кологривый — о российском кино и матриархате

Актер Кологривый заявил о пользе ухода голливудских студий для российской киноиндустрии

Это весной на видеосервисе START состоялась премьера комедийной антиутопии «Два холма». В интервью «Газете.Ru» звезда проекта Никита Кологривый рассказал об особенностях шоу, роли женщины в современной России, а также будущем отечественной киноиндустрии.

— «Два холма» — комедийная антиутопия о матриархате. Что тебя больше всего привлекло в этой истории?

— Меня сразу привлекли «странный» жанр и, конечно же, главная роль. Кроме того, производством сериала занимаются создатели «Вампиров средней полосы», а у этих ребят с чувством вкуса все в порядке. Поэтому я пришел на пробы — и меня взяли! Вообще, я рад тому, что у нас появляются новые жанры, поскольку люблю экспериментировать.

По сюжету «Двух холмов» человечество живет в постапокалиптическом мире, где правит матриархат. То есть женщины — это элита, которая создала новую цивилизацию и искоренила войну. В этом обществе мужчины нужны им лишь как «производители потомства» — в них искусственно подавляют сексуальное влечение, а сперму «выкачивают» с помощью насосов для деторождения. Они — как носители тестостерона — отстранены от важных дел и заняты обслуживанием женщин: делают им массажи или бездельничают, играя в приставки. С другой стороны, есть сопротивление, представители которого не согласны быть «хранителями семени» (смеется). И вот мой герой как раз и есть представитель этого мира «похоти и разврата». Прямо такая антиутопия в духе «Безумного Макса», но только в отношении мужчин.

— Ты сыграл в сериале примата Геру. Расскажи, что для тебя было самое интересное в подготовке к роли?

— Должен признаться, на съемках «Двух холмов» я был очарован как ребенок — шикарные павильоны, костюмы, декорации и совершенно потрясающие локации в парке в Краснодаре. Мне даже трудно выделить какую-то одну сцену, потому что я впервые ощутил такой масштаб и качество съемок.

Но, пожалуй, есть один забавный эпизод, в котором мой герой находит игру «Ведьмак 3» и запускает на старом компьютере, а его дед рассказывает, как проходил ее в годы своей молодости. И тут выясняется, что дед назвал моего героя в честь компьютерного персонажа Геральта из Ривии, сокращенно — Гера. Мне очень понравился этот факт, потому что я не только фанат этой игры, но и в восторге от сериала «Ведьмак».

— Тематически сериал пересекается с «Городом женщин» Феллини и «Новыми амазонками» Махульского. Для тех, кто еще не посмотрел «Два холма», — стоит ли ожидать принципиально новый взгляд на гипотетическое общество женщин?

— Безусловно, есть схожесть в теме матриархата, но в остальном — это вообще разные истории. По сравнению с Феллини мы гораздо смелее раскрываем интимные темы, используя при этом множество пародий и метафор. Здесь мы приближаемся к уровню Netflix. При этом наша задача — сделать так, чтобы во время просмотра зритель отдыхал. Все-таки это комедия.

— При просмотре «Двух холмов» складывается впечатление, что создатели несколько иронизируют над феминативами и скептически относятся к созданию общества матриархата. Как считаешь, не покажется ли такой юмор обидным для женщин? Или же комедия больше ориентирована на мужскую аудиторию?

— Я бы сказал, что в нашем сериале гораздо больше стеба как раз над миром приматов. Так что не думаю, что юмор заденет женскую аудиторию. По крайней мере — все актрисы, которые снимались в «Двух холмах», были в восторге. Ну разве только очень обидчивый зритель примет шутки на свой счет. Тут много стеба в духе «Очень страшного кино» и «Не грози южному централу», которые я обожаю. Считаю, что шутить можно над всем.

— Не так давно Рената Литвинова сняла сказку «Северный ветер» о великом матриархате. Согласен ли ты с ее утверждением, что «Россия — страна женщин»?

— Да, и я могу объяснить почему. В Великой Отечественной войне погибло много мужчин — дедов, отцов, мужей, братьев. И так вышло, что следующее поколение было фактически воспитано одними женщинами. Конечно, их воспитание отличается от мужского. Если даже посмотреть, как выглядели мужчины в фильме «Они сражались за Родину», то можно заметить, что это другое поколение. У них даже лица словно вытесаны из гранита. Там пахнет тестостероном (смеется)! Cейчас же у молодежи тенденция на фитнес-залы и сыроедение.

Россия — страна большущая, жить в ней непросто. У нас нет места инфантильности. Даже бабушки у нас способны в одиночку выйти против медведя и прогнать его, как на одном популярном видеоролике.

— На твой взгляд, насколько в России есть запрос именно на мужское воспитание? И есть ли разница в мужском и женском воспитании?

— Такой запрос есть, в особенности — когда речь идет о защите своей девушки и ребенка. В России вообще нужно уметь защищаться. При этом, мне кажется, биологически воспитание детей — женское дело, а мужчине важнее оставить больше потомства. Посмотри, в передачах «Би-би-си» детеныша — вне зависимости от его пола — везде ведет самка. Это природа. Мужчины не чувствуют детеныша в чреве как матери — у них нет той же связи.

Я вижу это, потому что у меня самого недавно появился ребенок. Присутствовал на родах и сейчас много времени провожу с малышкой, но все равно осознаю, что биологически ее связь с матерью всегда будет сильнее.

— Как относишься к тому, что в России детей нередко воспитывают в «однополых» семьях — мамы и бабушки?

— Это так кажется тем, кто живет в столице. В провинциях же процветает патриархат. Я родом из Новосибирска — там отцы занимаются всем, в том числе и воспитанием. Все узды правления у мужчин, хотя женщины тоже закаленные и играют большую роль.

— Было бы тебе комфортно жить в обществе, где руководящая роль отведена женщинам?

— Мне кажется, матриархат станет возможен, если произойдет действительно какое-то историческое событие… То есть это будет как-то вынужденно.

— Если мужское население вымрет после эпидемии вируса, как в сериале?

— Ну, почему же. Мир неспроста существует по определенным законам. Понятно, что мы вольны менять определенные вещи, но я скажу так — меня не страшат перемены. Поэтому будет матриархат — и пусть.

— Можешь представить, что в России однажды будет женщина-президент?

— Легко! Без проблем. За штурвалом должен быть тот, у кого преобладает разум. И в России однажды женщина может стать президентом. Но это не произойдет скоро, мне кажется.

— Помимо феминизма, в «Двух холмах» затронута тема экологии. Что об этом думаешь?

— Вот тема экологии меня беспокоит. Но я понимаю, что с этим ничего не сделать. Гринписовцев много, но они не строят заводов. У нас в сериале показан мир приматов — и это наглядный пример того, как не надо загрязнять окружающую среду.

— В апреле также состоялась премьера сериала «Пассажиры. Последняя любовь на Земле», в котором ты сыграл вместе с Евгенией Громовой. Поскольку ты сам недавно стал отцом, скажи, пригодился ли тебе опыт молодого родителя на съемках?

— Конечно, родительский опыт незаменим — этому и посвящена серия, в которой я сыграл. Если у тебя появляется существо, о котором нужно заботиться, то твои собственные страхи забываются, отходят на второй план. Боль ребенка — это теперь и твоя боль. По сюжету наши герои попадают в такси — это некое подобие лодки Аида, которая ведет нас в ад. И пока мы едем, наша задача — исповедаться. Если покаяния не произойдет, то герои так и будут кататься «между миров».

— За свою карьеру ты исполнил почти 40 ролей, участвовал в таких проектах, как «Бендер», «Вертинский», «Майор Гром» и «Пищеблок». С каким из героев у тебя связаны наиболее приятные воспоминания? Кого было играть интереснее всего?

— Конечно, Миша Япончик. Это моя первая большая роль — хулиганская, дерзкая, мужская! Режиссер Игорь Зайцев мне когда-то сказал: «Никитос, считай, что эта роль — мой тебе подарок. Не каждому артисту дано сыграть такого персонажа». И это действительно так.

— Ты до съемок был знаком с биографией Мишки Япончика?

— Мы с отцом давно смотрели сериал «Жизнь и приключения Мишки Япончика» Гинзбурга — оттуда я о нем и узнал. Биографией прямо так не интересовался, но вот сам образ, который воплотил Евгений Ткачук, оказал на меня большое воздействие. Он безбашенный, эксцентричный, непредсказуемый — я люблю таких героев!

— Расскажи о своих проектах, над которыми ты работаешь — или которые уже недавно вышли.

— Я сейчас снимаюсь в фильме «По щучьему веленью», где играю Емелю — вот такого героя нам сейчас не хватает в российском кино. Кроме того, вышел «Оффлайн». И «Отчаянные дольщики». Также состоялась премьера фильма «Первый Оскар», в котором я сыграл реально существовавшего лейтенанта Батурина — очень смелого, волевого человека. Я, конечно, восхищаюсь и завидую его мужским качествам. Мне было очень приятно играть этого персонажа. Сюжет фильма рассказывает о двух гиках-операторах, которые снимали документальное кино во время Великой Отечественной войны. Считаю, что режиссер Сергей Мокрицкий снял очень интересное кино.

— Ты также выступил в качестве режиссера гангстерского сериала «Большая империя» в духе «Острых козырьков». На какой стадии находится проект?

— Мы его сняли и забыли, а точнее — готова пока только одна серия. На самом деле, эта работа не полностью моя, я бы хотел больше участвовать в проработке сценария. К сожалению, пока что сериал «на полке». Пока нам не хватает финансирования, ну и моего свободного времени: сейчас занят на съемках, а свободное время провожу с дочкой. Хотя, признаюсь, я бы к нему вернулся!

— Как считаешь, что будет с российской киноиндустрией на фоне ухода голливудских мейджоров?

— Я думаю, что все будет круто! И не я один так думаю — многие мои знакомые сценаристы и продюсеры тоже. Начнется конкуренция, а это лучшее, что может быть в любой сфере. Сейчас на авансцену выйдет новое поколение! У нас миллионы талантливых людей. И как раз сейчас на них будут обращать внимание. Поверь, контента будет очень много. Мы давно «схавали европейскую конфетку» — и теперь пора поверить в себя. Мы совершенно не случайно проходим все эти этапы.

Я вот, например, не считаю себя актером хуже Леонардо Ди Каприо. Нам надо уважать себя — и место, в котором живем.

— Есть ли среди российских проектов такой, который вызвал у тебя удивление, что его сделали наши?

— «Карамора» Данилы Козловского. Это гигантская работа! Вот представь, что вышло бы такое кино на английском языке, а вместо Козловского играл бы Бенедикт Камбербэтч. Все бы сказали: «Вау, Netflix!» Отвечаю, так бы оно и было.

— Как ты относишься к культуре отмены?

— Я стараюсь оставаться философом. Будет железный занавес — мы найдем выход и тут радовать зрителей. Надо включать инстинкты!

— Как считаешь, какое направление в кино будет наиболее перспективным в России? Вот недавно был снят фильм в космосе, а что дальше?

— Считаю, нам надо делать ставку на историческое кино. Вот где наши «Викинги»? У нас такие сюжеты закручены с этими князьями… Мой герой мечты — это Стенька Разин!

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть