Донбасс на шее

Москве придется взять на содержание ЛНР и ДНР, но российский бюджет эти расходы не потянет

Петр Орехин 06.02.2015, 08:59
Вадим Брайдов/AP

Большинство непризнанных и частично признанных государств вынуждены жить за счет внешних доноров и инвесторов. Вполне вероятно, что уже в ближайшее время в число непризнанных окончательно войдут Луганская и Донецкая народные республики. Их восстановлением придется заниматься России, поскольку других спонсоров найти не получится.

Министр иностранных дел Донецкой народной республики Александр Кофман в конце января этого года сообщил о намерении предложить непризнанным, частично признанным государствам и территориям без госстатуса создать объединение под рабочим названием «Лига непризнанных государств».

«Пока что идея о создании некоего органа, объединяющего непризнанные государства, находится на стадии проекта. В конце февраля — начале марта мы проведем в Донецке саммит, на который будут приглашены лидеры непризнанных, частично признанных государств и представители территорий без госстатуса. Будет ряд культурных мероприятий, но главное — в ходе саммита будет основан некий союз. Рабочее название — «Лига непризнанных государств». Но пока это только версия», — сказал Кофман.

Количество непризнанных и частично признанных государств в мире достаточно велико, и постоянно появляются все новые квазигосударственные образования. Из последних это те же ЛНР и ДНР, а также «Исламское государство», провозглашенное на территории Ирака и Сирии. Отсутствие официального статуса не позволяет им нормально развиваться, привлекать инвесторов, торговать с внешним миром. Поскольку появлению таких образований почти всегда способствуют заинтересованные внешние силы, они и берут на себя финансирование «непризнанных»: оказывают прямую финансовую помощь, вкладывают деньги в строительство объектов инфраструктуры и промышленности, покупают произведенные товары.

Те, кому повезло

Исключений немного. Например, Тайвань (Китайская Республика), появившийся после того, как партия Гоминьдан во главе с Чан Кайши потерпела поражение в гражданской войне против коммунистов в 1950 году и смогла сохранить за собой контроль только над несколькими островами. Экономически Тайвань — весьма сильное государство, не зависящее от внешней поддержки. Но «выбиться в люди» ему помог тот факт, что США и другие западные страны де-факто признали его независимым государством и оказывали всяческую поддержку (в пику коммунистической КНР). Сейчас основу экспорта Китайской Республики составляют различная электронная техника и компоненты для нее.

По данным последнего глобального раунда международных сопоставлений, который провел в 2011 году Всемирный банк, ВВП по паритету покупательной способности (ППС) Тайваня на душу населения составил $39,1 тыс. У КНР этот показатель составил $10,1 тыс. (у России — $22,5 тыс.). По итогам четвертого квартала 2014 года ВВП Тайваня вырос на 3,17% в годовом исчислении, превысив прогнозы правительства и аналитиков. Впрочем, несмотря на экономические успехи, Китайская Республика не член ООН и имеет дипотношения всего с парой десятков небольших стран.

Еще один пример относительного экономического благополучия непризнанной территории — это Иракский Курдистан. Формально он является частью Ирака, но уже не один год функционирует как самостоятельное образование. Успех курдов прост — огромные нефтяные месторождения, которые находятся на контролируемой ими территории. По экспертным оценкам, в ИК добывается свыше половины всей иракской нефти. В декабре 2014 года, по данным иракской State Oil Marketing Organization, страна нарастила объем добычи до 3,35 млн баррелей в сутки, а объемы экспорта — до 2,94 млн. Общие доходы Ирака от экспорта нефти в декабре составили $5,161 млрд.

Кстати, главный мировой террорист — «Исламское государство» — находится в весьма бодром финансовом состоянии, и по той же самой причине: оно контролирует некоторые иракские месторождения, нефть с которых продает в основном через Турцию. Доход ИГ от реализации углеводородов оценивается в $1–2 млн в день.

Подайте на бедность

Тем, кому не повезло с нефтью или помощью Запада, приходится довольствоваться малым. Косово хоть и стало независимым от Сербии, влачит жалкое существование, существуя за счет помощи Евросоюза, Турции, Албании и некоторых других спонсоров. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган недавно заявил, что инвесторы из его страны вложили в Косово около €800 млн.

В Косово есть крупные месторождения полезных ископаемых (в том числе одни из крупнейших в Европе запасы свинца и цинка), но их добыча и переработка ведутся горно-металлургическим комбинатом «Трепча», который контролируется Сербией. В конце января этого года власти Косово не стали национализировать это предприятие, чем спровоцировали массовые акции протеста.

Немного лучше обстоят дела у Палестины, которую финансируют и Запад, и арабские страны, и даже Израиль. Так, после последнего обострения конфликта в 2014 году на ликвидацию разрушительных последствий израильских атак на сектор Газа в октябре прошлого года спонсоры собрали $5,4 млрд, что даже превысило запрошенную сумму ($4 млрд). Больше всех — $1 млрд — пообещал Катар, ЕС выделит €450 млн, США — $212 млн.

Многолетняя помощь доноров вывела Палестину по уровню жизни на уровень Йемена и Судана. По данным Всемирного банка, палестинский ВВП по ППС на душу населения в 2011 году составил $3,8 тыс. Это почти в десять раз ниже, чем у Израиля ($30,2 тыс.). Впрочем, международные финансовые организации считают, что экономика автономии динамично развивается. По подсчетам МВФ, в 2014 году палестинская экономика вошла в рецессию впервые с 2006 года, показав минус 1%. При этом ВВП Западного берега реки Иордан в 2014 году вырос на 4,5%, а сектор Газа потерял 15%. «Экономическая активность сократилась в 2014 году после летней войны в Газе и нарастающего политического напряжения на Западном берегу и в Восточном Иерусалиме», — приводят слова аналитиков фонда информагентства.

Россия не финансирует Косово и Палестину. У нее есть свои «непризнанные» — Абхазия и Южная Осетия. Причем последние фактически содержатся на средства из российского бюджета, а валютой в них является рубль.

Братская помощь

Кабинет министров Абхазии 30 января этого года принял проект бюджета на 2015 год. Его доходы запланированы в размере 11,758 млрд руб. Объем российской помощи республике составит в текущем году около 9 млрд руб., сообщил президент РФ Владимир Путин в ноябре прошлого года. Из них 5 млрд руб. выделяется в рамках специальной трехлетней инвестпрограммы (в 2016–2017 годах на ее финансирование Москва потратит еще по 4 млрд руб. в год). И это не считая того, что почти все жители республики являются гражданами России и получают соответствующие социальные выплаты и пенсии.

Аналогичная ситуация и с Южной Осетией, только суммы поддержки там меньше. В прошлом году инвестпрограмма составила 2,8 млрд руб., на 2015–2017 годы заложено около 9 млрд руб. Из 7,3 млрд руб. доходов бюджета в 2015 году почти 92% — это российская помощь. Экономики республик целиком завязаны на РФ: оттуда приезжают туристы, туда идут товары.

Абхазия и Россия подписали договор о стратегическом партнерстве, с Южной Осетией договор о союзничестве и интеграции готовится к подписанию. Документы фактически передают в ведение Москвы сферу обороны и безопасности республик. Южная Осетия периодически поднимает вопрос о вхождении в состав России, но Кремль с ней пока на крымский сценарий не идет.

Стать частью России хочет и Приднестровская Молдавская Республика. В 2006 году на референдуме за присоединение к РФ там проголосовали 97,2% участников. Впрочем, Приднестровье существует до сих пор в своем непризнанном статусе. Экономически республика не так сильно зависит от прямых российских дотаций, хотя и они есть.

С учетом того, что в ПМР есть несколько крупных промышленных предприятий, включая Молдавский металлургический завод (ММЗ), Москва реализует нетривиальную форму помощи республике: поставляет газ в долг, который перепродается по ценам в несколько раз ниже рыночных. Сейчас размер этой задолженности составляет, по разным оценкам, $4–5 млрд, но у Приднестровья нет и не будет средств, чтобы ее погасить, а Молдавия платить за Тирасполь не станет. Продукция приднестровских промышленников идет на экспорт в Молдавию, ЕС, на Украину и в Россию. ПМР печатает свои рубли.

Российским компаниям принадлежит в Приднестровье немало активов. «Молдавкабель» — в собственности петербургского «Севкабеля», заводом «Прибор» владеет ФГУП «Салют», Молдавской ГРЭС — «Интер РАО». До недавнего времени ММЗ принадлежал «Металлоинвесту» Алишера Усманова, но недавно холдинг вернул контрольный пакет акций предприятия правительству ПМР, пообещав выполнять подписанные ранее производственные соглашения.

Сейчас экономика Приднестровья находится в глубоком кризисе из-за девальвации российского рубля, которая резко снизила прибыльность взаимной торговли, проблем на Украине, не лучшей ситуации в Молдавии. Председатель правительства ПМР Татьяна Туранская в конце прошлого года сообщала, что без учета трех крупных предприятий объемы промышленного производства к уровню прошлого года сократились в республике на 11,6%. «Падение в первую очередь происходило в пищевой промышленности. Завод «Квинт» снизил объемы промышленного производства на 23,4%. Кроме того, падение зафиксировано в электротехнической промышленности на 18,6%, в легкой промышленности на 10% и в других отраслях», — отметила министр экономического развития Алевтина Слинченко.

Из других проблем Приднестровья можно выделить хроническую дыру в бюджете, из-за которой пришлось урезать социальные выплаты, дотации на общественный транспорт и пр. В республике рассчитывали на финансовую помощь России (назывались цифры порядка $100 млн), но, по сообщениям из открытых источников, решение о выделении этой суммы не принято.

Донбасский тупик

Очевидно, что в нынешней политической обстановке не приходится рассчитывать на то, что Донецку и Луганску будет помогать хоть кто-то, кроме России. И это будут расходы, на порядок превосходящие объемы спонсорства Абхазии и Южной Осетии.

В регионе есть мощная металлургическая, угольная и машиностроительная промышленность. Но многие предприятия пострадали в ходе боевых действий и требуют восстановления. В среду экс-премьер Украины Николай Азаров заявил, что «ситуация катастрофическая». «5800 жилых домов разрушены, около 1,5 тыс. предприятий, громадное количество инфраструктуры», — сказал он в Москве на презентации своей книги «Украина на перепутье». «Я могу утверждать, что без серьезной поддержки, без серьезной финансовой помощи государство должно года три-четыре все силы сконцентрировать, мобилизовать и направить на восстановление Донбасса», — подчеркнул Азаров.

Адекватных оценок сумм, необходимых на восстановление объектов в Донецкой и Луганской областях, не существует, разброс от нескольких десятков миллионов до нескольких миллиардов долларов. С учетом масштаба боевых действий второе кажется более близким к истине.

Потенциальная поддержка Донбасса несет в себе еще немало проблем. Куда будут сбывать свою продукцию предприятия? Как будут строиться взаимоотношения с украинскими подрядчиками и потребителями? Готовы ли подвинуться на российском рынке отечественные металлурги и угольщики? Какая валюта будет использоваться в расчетах? Социальная сфера также представляет собой один большой знак вопроса. Надо содержать поликлиники, школы, детские сады, объекты культуры, спортивные сооружения, платить пенсии. Но в Донбассе живет несколько миллионов людей, тогда как в Абхазии население составляет 250 тыс., а в Приднестровье — 500 с небольшим тысяч человек.

В России и без Донбасса в течение 2015 года численность пенсионеров возрастет с 42,1 млн до 42,7 млн человек, то есть составит примерно треть общей численности населения. Расходы Пенсионного фонда составят в 2015 году 7,6 трлн руб., или около 10% ВВП. Средняя пенсия по старости после последней индексации с 1 февраля выросла до 13 тыс. руб. Чтобы заплатить «российскую» пенсию еще, например, 1 млн человек, надо дополнительно найти 13 млрд руб. в месяц, или 156 млрд руб. в год.

Российский бюджет такие расходы просто надорвут, поскольку страна находится в состоянии рецессии. Видимо, в том числе и поэтому Москва старается тем или иным способом оставить Донецк и Луганск в составе Украины. В этом случае забота о Донбассе будет лежать на Киеве и хозяевах металлургических и угольных компаний, например на Ринате Ахметове. Получается, что худший вариант для ЛНР и ДНР — это статус непризнанных государств, поскольку внешние рынки окажутся для них закрыты, а финансовая помощь Москвы будет недостаточной.