Блогеры в глубоком запасе

Корреспондент «Газеты.Ru» попробовал себя в роли следователя, криминалиста и участкового



Журналист «Газеты.Ru» Артур Громов

Журналист «Газеты.Ru» Артур Громов

Пресс-служба МВД России
Каково это — работать следователем, криминалистом или обыкновенным участковым? По приглашению МВД корреспондент «Газеты.Ru» принял участие в конкурсе «Спецблогер» и примерил на себе роль российского правоохранителя.

Российские правоохранители и силовые ведомства уже давно освоили мир блогов и соцсетей: у каждого из них есть свой аккаунт, на который подписаны по несколько тысяч человек, (бывший?) пресс-секретарь СК Владимир Маркин и вовсе превратил свой твиттер в практически полноценное интернет-СМИ. Пресс-служба МВД решила пойти еще дальше и наладить дружеские связи с блогерами благодаря специальным турам-соревнованиям «Спецблогер». Накануне на мероприятии побывала и «Газета.Ru».

Правила просты, как в детском лагере: участников делят на две команды, которым необходимо пройти ряд испытаний. В ходе этих испытаний каждый может попробовать себя в роли сотрудника МВД.

«Внимание, внимание, у нас будет две команды — «Камыш» и «Пиксель». Мы будем рады, если вы разделитесь сами, потому что, если среди вас начнется драка, нам придется вас разнимать», — сообщает сотрудница пресс-службы Екатерина Романова, пока мы едем в автобусе.

Ее слова вызывают неожиданно бурную реакцию и смех пассажиров. В автобусе вместе со мной находятся около 20 человек, и отнюдь не все они блогеры: среди присутствующих есть и операторы с камерами и штативами, и обыкновенные журналисты, интересующиеся правоохранительной тематикой. К сожалению, среди блогеров не было ни одного знакомого лица, хотя было бы интересно встретить на соревнованиях, скажем, Антона Носика или, на худой конец, Максима Кононенко. Сначала показалось, что впереди меня сидит одиозный главред журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко, но потом выяснилось, что это Игорь Цирульников, бывший пресс-секретарь НЦБ Интерпола при МВД России и экс-руководитель пресс-службы УБОП МВД.

«В прошлом году было сложнее, скажем так. Я переживаю, что будет в следующем, потому что все так боятся, — сетует Екатерина, когда мы приезжаем к месту назначения. — По сравнению со следующим годом будет легче и интереснее». В этом году соревнования блогеров было решено провести в Центре профессиональной подготовки ГУ МВД России по Московской области. На его базе осуществляется профессиональная подготовка сотрудников специальных подразделений полиции по направлениям «Тактико-специальная подготовка специальных подразделений» и «Служебно-прикладные дисциплины для специальных подразделений». Внешне центр ничем не отличается от аналогичных военных училищ: многоэтажное кирпичное здание, списанный БТР и, конечно, цитаты Владимира Путина.

В нарядном актовом зале, куда нас ведут первым делом, крутят видео с эмвэдэшного канала «Вызов 02». «Безопасность граждан. Их улыбки и одобрение. Наверное, это и есть лучшая награда для сотрудников правоохранительных органов», — бодро вещает закадровый голос. В репортаже рассказывают историю о героизме одного из начальников спецподразделений, получившего ранение в Чечне, но продолжившего сражение с боевиками. Просмотр прерывает усатый майор: «Я так понимаю, что к службе никто отношения не имеет?» Лейтенант запаса во мне кричит: «Имеет, товарищ майор!» — «Сейчас мы пойдем на плац.

Там поступит команда: «Под Государственный флаг Российской Федерации смирно!» Когда она прозвучит, вы должны повернуться к флагу... А то некрасиво будет».

Плац вызывает у меня серьезные флешбеки к трем годам, проведенным на военной кафедре. На плацу нас встречает руководитель центра полковник Алексей Владимирович Кузьмин и его подчиненные (большинство из них — женщины). После гимна и напутственных слов нам раздают форму: команде «Пиксель», куда я попал, достается узор «цифра», а команде «Камыш» — «флора». «У кого кокарда, тот старший в команде», — сообщает Кузьмин, и до меня доходит, что этим счастливчиком стал именно я.



Полковник Кузьмин в окружении своих подчиненных

Полковник Кузьмин в окружении своих подчиненных

Первый этап, на который отправляется наша команда, — криминалистический. «Все из вас, наверное, смотрели сериал «Глухарь»? Так вот, сегодня вы будете искать глухаря, — говорит молодой старлей Владимир Панфилов. — Перед вами квартира, куда через окно ворвался грабитель. Затем он взломал сейф и вышел через входную дверь. Ваша задача — найти его отпечатки пальцев и зафиксировать все улики».

Вооружившись набором из передачи «Обыск и свидание» (перчатки, пинцет и специальный порошок для обнаружения отпечатков), мы в течение десяти минут ищем улики, которые оставил за собой вор.

Правда, сосредоточившись на уликах грабителя, мы упускаем из внимания, что и «хозяева» квартиры не самые законопослушные люди: в духовке была спрятана закладка с наркотиками, которую мы прошляпили.

В другой комнате, в пледе, спрятанном внутри дивана, жители квартиры скрывали и наркотики, и пистолет, что также не было обнаружено нашей командой. В рамках этого же этапа нам предлагают взять отпечатки пальцев у самих себя — по крайней мере, с этой задачей никаких проблем не возникает.

Второй этап — составление фоторобота — проходит в специально оборудованном классе, где не меньше 20 компьютеров. Конкурс нам презентует серьезная майор Мария Карелина:

«Перед вами на десять секунд появится лицо преступника, — на этих словах на экране появляется изображение, напоминающее злобного европеоидного клона Барака Обамы. — Затем нужно будет воссоздать его образ по памяти. Если вопросов нет, приступайте».

Фоторобот хорошо дается фотографам (что неудивительно, ведь им постоянно приходится работать с лицами), но очень плохо — мне. К тому же мне достается изображение, напоминающее моего товарища Владимира Тодорова, и, вместо того чтобы пытаться воссоздать образ «преступника», я начинаю воспроизводить лицо Вовы. Сама программа, с помощью которой создается лицо, напоминает The Sims и, кажется, не обновлялась с начала нулевых. Портрет выходит в общем и целом похожий, но форма лица, нос и прическа немного различаются. Впрочем, мой сосед даже не запомнил, что у его преступника были усы, так что я выступил сравнительно неплохо.

По желанию нам предлагают воссоздать лицо майора полиции Татьяны Турцевой, нашего проводника: у большинства участников получается что-то среднее между Лив Тайлер и Ким Кардашьян, у меня же выходит настолько неудачная картинка, что приходится добавить ей на лицо «Рэй-Бэны», чтобы скрыть позор.

Для проведения третьего этапа команду ведут в спортзал, где нас поджидают двое «гопников» (на самом деле — ученики центра в образе гопников). По сценарию они тусуются на детской площадке, щелкают семечки, пьют алкоголь и пристают к девушкам. «Пресекаете правонарушение, входите в контакт и стремитесь к тому, чтобы нарушители выполнили ваше законное требование, то есть прошли в участок, — командует подполковник полиции Оксана Судакова. — Их действия попадают под Административный кодекс, часть 1-я статья 20-я — «Мелкое хулиганство».

Вооружившись дубинками и наручниками, я и двое моих коллег по наряду идем бороться с хулиганами.

— Добрый день, сержант Громов. А что это вы здесь делаете?

— Отдыхаем с товарищем, ничего не нарушаем.

— Пройдемте-ка с нами в участочек. Ваши поступки подпадают под категорию административного правонарушения, часть 1-я, статья 20-я.

— Никуда мы не пойдем, сидим спокойно, слушаем музыку. Хочешь семок вот тебе отсыпем?

На этом подает голос «пострадавшая» девушка:

— Да что вы их слушаете, берите их и везите!

«Гопники» вскакивают с мест и начинают вести себя более агрессивно.

— Мы задерживаем вас до выяснения ваших личностей, — говорит мой напарник, пытаясь надеть на одного из хулиганов наручники.

Но тех уже не остановить — они начинают снимать нас на камеры телефонов и кричать:

— Уберите свои руки!

В конце концов они просто сматываются от нас, задание провалено.

Другой «наряд» из нашей команды решает не церемониться с хулиганами и практически сразу начинает их винтить. Правда, схватив одного из них, они упускают второго, который снимает инцидент на камеру и также убегает прочь. Несмотря на эту оплошность, второй наряд получает похвалу от координаторов конкурса: «Основания для применения физической силы были, но для начала надо было уведомить правонарушителей, а вы прямо с ходу полезли». «Вот видите, как на самом деле это сложно. Вы же блогеры, расскажите хотя бы об этом своим читателям», — с горечью подытоживает подполковник Судакова.

Завершают соревнования сборка/разбора АК, эстафета и перетягивание каната — стандартный набор для «веселых стартов» в стиле милитари. После этого нас ведут в столовую, что позволяет лучше осмотреть центр изнутри. Понятно, что блогеров и журналистов позвали сюда неспроста и к приезду наверняка готовились, чтобы создать положительный образ.

Однако центр не назовешь «потемкинским», внутри все действительно чисто, ухожено и отремонтировано, в столовой подают вполне аппетитные котлеты с гречкой и уху.

Для сравнения: в Ногинске, где я проходил военные сборы, мяса не было как такового (приходилось брать с собой тушенку), а на базе ВДВ в Медвежьих Озерах, где у нас пару раз проходили учения, я и вовсе не мог есть — столовая находилась в одном помещении со спортзалом, и соответствующие запахи перебивали аппетит.

После обеда нас ведут в класс огневой подготовки. «Когда начался дурдом на Украине, у нас в стране появилось много непонятно откуда взявшегося оружия», — пытается просветить нас майор, но его особо никто не слушает — все заняты изучением огнестрельного оружия всех видов и мастей: АК, ПК, РПГ, СВД всевозможных модификаций, стоящие на вооружении МВД. «Знаешь, что это такое?» — подходит ко мне Цирульников с пистолетом Макарова в руке. «Да, ПМ, я из него стрелял на военной кафедре. Но там нам говорили, что это не очень хороший пистолет».

«В правильных руках это очень хороший пистолет», — парирует собеседник, на что я возражаю: «Мне говорили, что он хорош только для того, чтобы застрелиться». Разговор не клеится, мы расходимся в разные стороны.

Между тем на экране начинает проигрываться видео, на котором египетский взрывотехник подрывается на самодельной взрывчатке: видно, как летят в разные стороны его конечности. «Почему он полез? Либо традиционное иншалла, либо самоуверенность. Нет предела человеческой глупости», — усмехается майор, и вслед за ним улыбаются некоторые из присутствующих. На экране тем временем группа людей (действие происходит в Ираке) копаются около места закладки мины. И конечно же, все они подрываются.

Завершает наш тур выступление ниндзя-эмвэдэшников и награждение победителей. Наша команда проиграла, впрочем, это едва ли имеет здесь какое-либо значение.