Пенсионный советник

Капуцин умелый, но не разумный

Ученые не понимают, зачем бразильские капуцины раскалывают камни

Алла Салькова 20.10.2016, 16:41

Чернополосые капуцины, живущие в Бразилии, колют камни, как древние люди. Зачем им это, ученые пока не знают, однако считают навык важным открытием, проливающим свет на эволюцию сознания.

Капуцины — одни из самых сообразительных приматов. Они, как и шимпанзе, умеют использовать камни, чтобы раскалывать орехи. Об этом известно уже более 25 лет. Теперь же группа археологов и приматологов под руководством Томоса Проффитта из университета Оксфорда опубликовала в журнале Nature исследование, в котором рассказала, что капуцины умеют не только использовать, но и создавать примитивные орудия труда.

Они используют скругленные камни, чтобы откалывать от скалы небольшие кусочки.

Однако сами отщепы для них интереса не представляют. Исследователи предполагают, что таким образом капуцины добираются до лишайников и минеральных веществ внутри камней. Ученые обратили внимание, что эти отщепы поразительно похожи на те, которые использовали первобытные люди в начале каменного века в качестве режущих и скоблящих орудий. Ранее на создании подобных орудий труда уже «ловили» карликовых шимпанзе бонобо, но это происходило в условиях неволи.

В дикой же природе, как ранее считалось, на такое были способны только люди и их предки.

«Они не ставят целью создание отщепов, — рассказывает Проффитт. — Они ими вообще не пользуются, им это не интересно». Отсутствие интереса, впрочем, не мешает капуцинам создавать примитивные орудия труда в большом количестве — для исследования Проффитту удалось собрать больше сотни отщепов и камней для их откалывания. «У них это получается совершенно случайно. Когда они откалывают кусочки от скалы, эти кусочки выглядят так, как если бы это делалось намеренно. Как если бы это делали люди», — комментирует Проффитт.

Пока что в производстве орудий труда «уличили» только капуцинов из Серра-да-Капивара. Но если это на самом деле более распространенное явление, может ли так оказаться, что найденные на стоянках древних людей орудия — дело лап обезьян? Проффитт уверяет, что нет. Хотя обезьяны и продемонстрировали способность к созданию подобных артефактов, «уровень сложности, отраженный в археологических записях, несоразмеримо выше того, который мы увидели у капуцинов», говорит он.

Археолог из Смитсоновского музея естественной истории Деннис Стэнфорд согласен с коллегой. Хотя ему известно несколько случаев, когда исследователи ошибались, с первого взгляда принимая обломки камней за каменные орудия. Например, один ученый, работавший в Южной Америке,

обнаружил множество фрагментов камня, выглядящих как древние, примитивные орудия.

«Когда их изучили, оказалось, что все они были найдены там, где пролегали тропы лам, — рассказывает Стэнфорд. — Их острые копыта откалывали кусочки обсидиана, которые в итоге выглядели как орудия».

M.Haslam

Вероятность того, что способность обезьян изготавливать орудия внесет неясность в результаты раскопок стоянок древних людей, весьма мала, считает археолог. Местами обитания обезьян стоянки людей оказаться не могут. «Если ты хороший археолог, то разберешься что к чему. На раскопках вместе с орудиями находят еще очаги и другие вещи, которые обезьяны явно не способны сделать».

Однако поведение обезьян поднимает и другие вопросы. Когда, где и как гоминиды могли впервые начать изготавливать орудия труда? «Просто так получилось, что обезьяны выбрали такие камни, которыми можно делать то, что всегда считалось продуктом осознанной деятельности гоминид», — говорит Проффитт. Могли ли люди тоже начать изготавливать первые орудия по случайности?

«Встает вопрос о том, каким минимальным уровнем когнитивной сложности должны были обладать первые люди, чтобы делать отщепы с твердыми режущими краями, и насколько развитыми должны были быть для этого их руки. Тот факт, что обезьяны на это способны, весьма примечателен», — считает Проффитт. Иными словами, не обязательно быть умным как человек, чтобы разобраться с тем, как отколоть кусочек камня.

Конечно, орудия используют и другие животные. Гавайские и новокаледонские вороны делают в деревьях дырки с помощью палочек, чтобы добраться до личинок. Морские выдры пользуются камнями, чтобы открывать раковины моллюсков. Шимпанзе и, как уже упоминалось ранее, капуцины камнями раскалывают орехи. Но чтобы догадаться отколоть фрагмент камня для использования его в качестве более совершенного инструмента, нужны гораздо более серьезные мыслительные способности.

Годами археологи считали способность создавать орудия труда заметным преимуществом в развитии человека. Теперь значимость этого достижения может ощутимо снизиться, но то, как гоминиды додумались до создания орудий, возможно, станет понятнее.

«Люди предполагали, что должно было быть что-то, натолкнувшее гоминид на мысль, что если они будут бить одним камнем по другому, то получат орудия с режущими краями, — отмечает Проффитт. — Или, может, они оказались там, где было много обломков с острыми краями, и одна более умная гоминида взяла такой обломок и как-то его использовала».

Приматологов больше занимает другой вопрос — зачем вообще капуцинам понадобилось разбивать камни?

Возможно, дело в нехватке питательных веществ — например, кремния, — которые обезьяны стараются дополучить, слизывая образующуюся при сколе каменную пыль. Может быть, эта пыль помогает им избавиться от паразитов кишечника. А может, просто пахнет хорошо и капуцинам приятно чувствовать ее на языке, выдвигает предположения Проффитт. Или они таким хитрым способом пытаются добраться до лишайников.

Неизвестно, как давно обезьяны этим занимаются. Изучение этой деятельности и исследование ее функций и возможной роли в эволюции капуцинов — весьма многообещающее поле для дальнейшего изучения.