Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

«Девушка должна была выманить парня и надеть ему на голову кивер»

«Газета.Ru» рассказывает о том, как комплектовались армии союзников русской армии в Заграничном походе 1813–1814 гг.

Илья Кудряшов 17.01.2014, 19:17
Австрийский гусар Руниверс
Австрийский гусар

«Газета.Ru» продолжает рассказывать о Заграничном походе русской армии 1813–1814 годов. Об армиях союзников России — Пруссии, Австрии, Швеции и Великобритании — в «Газете.Ru» рассказывает сотрудник музея-панорамы «Бородинская битва», руководитель клуба исторической реконструкции «8-я линейная полубригада» Илья Кудряшов.

Прусская армия

Пруссия первой из европейских союзников присоединилась к России в начале 1813 года, положив начало созданию так называемой Шестой антифранцузской коалиции. Парижским договором 1808 года Пруссия вынуждена была серьезно ограничить свои вооруженные силы, в результате ее армия насчитывала около 50 000 человек. Хотя идея подготовки резервистов в мирное время была формально введена еще до 1806 года, она, по сути, еще не работала. Ввиду ограничений, наложенных договором с Францией, а также финансовыми трудностями (страна после поражения от Наполеона в 1807 году потеряла половину территории и вынуждена была выплачивать победителю большую контрибуцию), невозможно было содержать большую армию в мирное время. Постоянно под ружьем были только кадры полков и относительно небольшое количество солдат. Призывники поступали на службу, проходили начальное обучение и увольнялись в запас, тогда как вместо них призывались другие, и так далее. Таким образом планировалось подготовить достаточные массы резерва на случай войны, в которой мало кто сомневался. Когда Пруссия выступила против Наполеона в начале 1813 года, у нее все еще было слишком мало обученных резервов – вся регулярная армия вместе с резервистами к лету 1812 года насчитывала около 65 000 человек, даже самые первые сформированные резервные батальоны состояли полностью из новопризванных солдат, где лишь офицеры и унтер-офицеры имели военную подготовку.

В соответствии с союзным договором с Францией от марта 1812 года прусские войска участвовали в походе на Россию.

Австрийская пехота в сражении при Арси-сюр-Об Руниверс
Австрийская пехота в сражении при Арси-сюр-Об

Около 20 тыс. человек остались в Пруссии, а 30 тыс. перешли российскую границу. Большая часть войск составила отдельный контингент, вошедший в 10-й корпус Макдональда, и действовала на рижском направлении, но два кавалерийских полка двигались с главными силами на Москву, сражались при Бородино и пережили все ужасы зимнего отступления. В результате к декабрю вся прусская армия насчитывала вряд ли больше 30–35 тыс. плюс 15–20 тыс. подготовленного резерва.

В начале февраля 1813 года король призвал молодых людей, обладающих достаточными средствами и не попавших под призыв, ввиду опасности для отечества и скудости государственных финансов, добровольно записываться на службу и формировать егерские отряды при регулярных полках.

Те, кто в них служили, за свой счет покупали обмундирование, снаряжение и вооружение, но зато пользовались целым рядом преимуществ по сравнению с солдатами регулярных полков, не говоря уже о ландверных частях.

Очень многие откликнулись на этот призыв.

Пехота насчитывала четырнадцать полков (два из них сформированы летом 1813 года) по три батальона и 11 легких и стрелковых батальонов (включая гвардию), при них формировались резервные батальоны, что позволило поначалу вдвое, а затем вчетверо увеличить ее численность (всего было создано 52 таких батальона). В продолжение весенней кампании резервные части использовались для обложения крепостей, по мере формирования их сменял ландвер. Во время летнего перемирия 1813 года из резервных батальонов были созданы резервные полки, которые после войны стали линейными и получили номера с 13-го по 24-й.

В марте того же года король объявил созыв ополчения (ландвера), которое собиралось во всех областях королевства: ополченцы должны были служить только во время войны, а затем вернуться по домам. В принципе старались, чтобы в ряды призывников не попадали женатые, имеющие детей, престарелых родителей или родственников на иждивении. Хотя это правило нарушалось, но в целом средний возраст ополченцев не превышал 25 лет. В весенней кампании ландвер, по сути, еще не успел принять участия, но во время перемирия уже был сформирован и сражался в решающей осенней стадии войны за освобождение Германии. К концу июля ландвер насчитывал 68 батальонов пехоты и 40 эскадронов кавалерии, в которых под ружьем было 140 000 человек. Если русское ополчение в большинстве своем действовало отдельно от регулярных частей, даже если входило в состав армий, и использовалось для второстепенных задач (кордонной службы, конвоирования пленных, поддержания порядка внутри страны, осады крепостей в 1813–1814 годах), причиной тому был недостаток времени, отпущенного на их обучение, и разница в подготовке между ними и русской регулярной армией, то прусский ландвер входил в состав регулярной армии как полноценные части и принимал участие во многих сражениях наравне в регулярной армией. Тому две основные причины. Во-первых, у них было действительно больше времени на подготовку и обучение, а во-вторых, прусская регулярная армия, в начале 1813 года за несколько недель выросшая почти втрое в основном за счет призыва необученных рекрутов, несильно превосходила по качеству ландверные части. Хотя поначалу разница, конечно, была, но к 1815 году, когда ландвер был распущен, уже почти стерлась.

Но собрать людей – это еще далеко не все.

Энтузиазм и патриотический подъем недостаточны, если нет оружия, обмундирования и офицерских кадров.

При таком почти взрывном росте численности армии — с 50 до 270 тыс. человек всего за полгода — проблема обучения, вооружения и снаряжения встала во весь рост. Если с нехваткой кадров приходилось мириться и даже старшие офицерские должности занимали бывшие отставные поручики и юнкера, то с обмундированием и вооружением помогали союзные державы. Австрийцы поставили 20 000 новых ружей для вооружения ландвера, но на месте оказалось, что на мануфактуре забыли просверлить в стволах запальные отверстия. Британия, которая, как известно, вооружала и снабжала своих союзников на Пиренейском полуострове, доставила в прусские порты комплекты снаряжения и обмундирования, изготовленные первоначально для португальской армии, в результате получившие его солдаты 4-го резервного полка выглядели для прусской армии достаточно необычно.

Прусской армии 1813 года были свойственны все недостатки наскоро сформированного войска: большой процент молодых призывников, низкий уровень подготовки, разнородное обмундирование и вооружение, недостаток командных кадров. В результате армия, состоявшая из людей, непривычных к лишениям солдатской службы, плохо обмундированных, порой босых, иногда обученных только двум командам — «Вперед» и «Пали» — и состоявших под командованием неопытных офицеров, несла большие потери на марше и в бою.

Но и такая армия оказалась способна побеждать.

Если же мы вспомним, что население Пруссии в 1812 году насчитывало всего 4,5 млн жителей — меньше, чем сегодня живет в Петербурге, то нам будет понятно напряжение сил страны, особенно в сравнении с ее ближайшими союзниками, Россией, Австрией и Великобританией, выставившими сравнимые по численности силы (при населении России около 40 млн, Австрии — 17,5 млн, Великобритании — 9 млн человек).

Австрия

Австрия также в 1812 году была связана с Францией союзным договором и приняла активное участие в войне с Россией, выставив три пехотных и одну кавалерийскую дивизии в составе Вспомогательного корпуса Шварценберга. Последний по ходатайству Наполеона за победу под Городечно над армией Тормасова даже получил фельдмаршальский жезл.

До лета 1813 года Австрия занимала нейтральную позицию, внимательно наблюдая за ходом военных действий весной и стараясь затем выманить у Наполеона территориальные уступки в награду за продолжение невмешательства. Тут надо помнить, что Вена была связана с Парижем не только союзным договором, формально действовавшим вплоть до лета 1813 года, но и родственными узами, ведь императрицей Франции была Мария-Луиза, австрийская эрцгерцогиня. Помимо этого страна, и так небогатая, потерявшая после поражения 1809 года 1/7 своих доходов и вынужденная выплатить 85 млн франков контрибуции (примерно 850 млн евро), должна была сокращать свои расходы.

В первую очередь был урезан военный бюджет, ведь воевать Австрии теперь было не с кем. Турция только что пережила шестилетнюю неудачную войну с Россией, остальные державы не представляли для нее серьезной угрозы, кроме разве что Франции, но если до этого она могла мериться силами с наполеоновской империей только в составе объединенной коалиции, то теперь думать даже об этом было опасно. Австрия покорно следовала в фарватере политики Бонапарта. Пока с Великой армией не приключилась катастрофа в России.

Но и тогда вышеназванные факторы привели к тому, что в войну Австрия вступила на стороне союзников только летом, после неудачных попыток посредничества.

Австрийский гусар Руниверс
Австрийский гусар

Из-за потерянных территорий многие полки были расформированы, а оставшиеся переведены на мирное положение, в пехотных ротах даже по спискам вместо прежних 180 было 100 человек, и из них половина числилась в постоянном отпуске. Собирались они крайне редко, что было недостаточно для нормального обучения. Кавалерия и артиллерия были на хорошем уровне, но в целом, как и в большинстве других армий, большую часть личного состава (почти две трети) составляли рекруты, хотя надо признать, что это соотношение намного лучше, нежели в прусской и русской армиях, где ветераны, прошедшие хотя бы одну кампанию, составляли от 10 до 20 процентов.

Армия комплектовалась частично вербовкой, частично призывом, при этом до 1806 года активно вербовали добровольцев в южной Германии, которая поставляла в ее состав много грамотных солдат, очень быстро становившихся унтер-офицерами. Один из таких солдат оставил воспоминания, где, в частности, писал, что пошел на вербовочный пункт, «чтобы избежать юридической карьеры». Рекрутский набор распространялся на наследственные земли (Австрию, Богемию), а также на Галицию. Особую силу и славу составляли венгерские полки, поскольку комплектовались «добровольцами» в рамках установленной численности.

Если обычные меры не давали достаточного результата, то специальные команды из солдат вместе с цыганскими оркестрами и красивыми девушками отправлялись на ярмарки, где играли музыку и танцевали, девушка должна была выманить парня на танец и неожиданно для него надеть ему на голову кивер. И с этого момента он считался призванным на службу.

Легкая пехота была представлена славянами, жившими вдоль турецкой границы, это были поселенные войска, которые несли службу, получая за это земельные наделы, жалованье и освобождение от налогов. Из младших возрастов они формировали батальоны, принимавшие участие и в кампаниях вдали от своих домов. Даже для той Европы это были дикие народы. Есть история, как австрийский генерал во время одной из кампаний в Италии в конце XVIII века обещал награду за голову каждого убитого француза, но через некоторое время обнаружилось, что в соседних деревнях стали пропадать крестьяне.

Тяжелая кавалерия традиционно была немецкой, легкая – венгерской (знаменитые гусары) или польской. Конский состав был хорошего качества, что австрийская кавалерия неоднократно доказывала в наполеоновских войнах.

Австрия в 1813 году выставила две основные армии, одну в Богемии для действий против главных сил Наполеона, в 130 тыс., и другую в Италии в 50 тыс. для отвоевывания утерянных ею в предыдущих войнах территорий. Кроме того, два отдельных корпуса в Австрии и на границе с Баварией по 30 тыс. и гарнизоны крепостей.

Реформы эрцгерцога Карла в 1801–1809 годах дали ряд положительных результатов. Однако армия 1813 года уступала по численности и боеспособности выставленной за четыре года до этого.

Несмотря на устоявшиеся мифы, австрийская армия была стойким противником. Достаточно сказать, что именно кесарцы впервые смогли одолеть Наполеона в сражении (Эсслинг, 21–22 мая 1809 года) и много раз до этого доказывали свою стойкость, разбив, например, при Маренго его консульскую гвардию, когда только прибытие дивизии Дезе спасло Бонапарта от разгрома. Как писал в мемуарах сам Наполеон, «если вы не видели австрийцев при Эсслинге, то вы не видели ничего».

Швеция

Шведская армия в кампании 1813 года занимала четвертое место после австрийской, прусской и русской. Но главным образом Швеция известна не столько своим вкладом, сколько тем, что Северной армией, составленной из русских, шведов, пруссаков и других немецких контингентов, командовал шведский наследный принц и фактический глава государства Карл-Юхан, в прошлом военный министр Французской Республики и маршал Империи Жан-Батист-Жюль Бернадотт, основатель ныне царствующей шведской королевской династии.

Карл-Юхан, наследный принц Шведский. Франсуа Жерар Руниверс
Карл-Юхан, наследный принц Шведский. Франсуа Жерар

Шведская армия комплектовалась, как и за столетие до этого, во времена Карла XII и Полтавы, при помощи так называемой индельты, хотя небольшая постоянная часть армии пополнялась также и прямой вербовкой. При системе индельты несколько крестьянских дворов (как правило, два, но бывали исключения вплоть до 15 дворов) обязаны были выделить дом, скотину и двор для солдата, который жил таким образом, проходил по выходным дням базовое военное обучение, раз в году после сбора урожая отправлялся в лагеря, где занимался уже в составе полка или батальона, а во время войны отправлялся в поход. Вся страна была расписана по полкам, которые таким образом формировались. Это освобождало крестьян от рекрутской повинности, а государство — от больших затрат на содержание вооруженных сил. Но при этой схеме был и один серьезный недостаток. Он заключался в том, что шведская армия никогда не проходила подготовки на уровне бригад или дивизий. Если в войне с Россией в 1808–1809 годах в Финляндии это требовалось нечасто, то в кампании 1813 года пришлось потратить немало времени, прежде чем шведская армия оказалась более или менее слаженным военным организмом.

В целом на ее действия накладывали отпечаток интересы, которые Стокгольм преследовал в войне против наполеоновской Франции. Швеция, утратившая Финляндию, хотела компенсировать эту потерю за счет Дании, отняв у той Норвегию, поэтому значительная часть шведских войск оставалась на Скандинавском полуострове, готовясь туда вторгнуться (что и произошло в 1814 году).

Великобритания

Как это ни покажется странным, но английские войска также принимали участие в войне 1813 года в Германии. Они были представлены не только некоторыми частями состоявшего на британской службе Королевского германского легиона из бывших ганноверских и гессенских военнослужащих, но и собственно британскими войсками, хотя и немногочисленными: один гусарский полк, ракетная батарея и две батареи конной артиллерии в составе Северной армии. Сформированная в 1813 году ракетная батарея находилась в битве при Лейпциге в личном эскорте ее командующего, Наследного шведского принца. Тогда погиб ее командир капитан Ричард Боуг. Сегодня наследником традиций этой батареи в британской армии является батарея «О» Королевской конной артиллерии. В память об этом сражении 17 октября в батарее поднимают тост за шведского короля и выпивают при этом аквавит (скандинавская картофельная водка), а царствующий в Швеции монарх посылает приветствие личному составу батареи.

Конный артиллерист. Руниверс
Конный артиллерист.

Но главный вклад в дело коалиции будущей «мастерской мира» состоял в другом. В 1813 году Англия поставила союзникам почти миллион ружей и выплатила субсидий на 11 млн фунтов (почти 3 млрд евро). Без этого не то что победа — сама война против Наполеона была бы невозможна.

Данная серия публикаций является продолжением проекта, посвященного Отечественной войне 1812 года. Цикл подготовлен совместно с историческим проектом «Руниверс».