Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

«Русский император грезил переустройством Европы на началах справедливости»

Историк Илья Кудряшов рассказывает о раскладе сил в Европе накануне Заграничного похода русской армии 1813–1814 годов

Илья Кудряшов 03.12.2013, 19:11
Участники реконструкции битвы при Аустерлице в форме наполеоновской армии в эпизоде сражения у холма... Владимир Вяткин/РИА Новости
Участники реконструкции битвы при Аустерлице в форме наполеоновской армии в эпизоде сражения у холма Сантон деревни Тварожна

«Газета.Ru» начинает серию публикаций, посвященных победам русской армии в Заграничном походе в 1813–1814 годах. Как встречала Европа остатки французской армии и как пошатнулись позиции Наполеона накануне Заграничного похода русской армии в 1813 году, рассказывает сотрудник музея-панорамы «Бородинская битва», руководитель клуба исторической реконструкции «8-я линейная полубригада» Илья Кудряшов.

Данная серия публикаций является продолжением проекта, посвященного Отечественной войне 1812 года. Цикл подготовлен совместно с историческим проектом «Руниверс».

Политическая история Тринадцатого года

Глядя из сегодняшнего дня на события двухсотлетней давности, кажется, что иного пути развития событий и не могло быть. Для того чтобы хорошо понять, что именно двигало людьми в их решениях зимой и летом 1813 года, что они чувствовали и как думали, попробуйте представить себя в то время.

Наполеон, великий гений, какие рождаются раз в тысячелетие, строит новую империю, подчинив власти своего безграничного авторитета и своим непобедимым армиям всю Европу, только Англия, укрывшись на островах, да далекая дикая Испания еще сопротивляются. В самой Франции Наполеон обуздал страсти революции.

Хотя в Германии некоторые интеллектуалы воспринимают порой его власть как тягостную, но в целом народы покорны, а монархи выражают свою верность новому покорителю мира.

Январь 1813-го. Только что закончился русский поход, всего полгода назад никто не сомневался, что это будет очередная победоносная для Наполеона война, все верили в его военный гений, а собранная им армия превосходила все виданные доселе. Но вот минула осень и зима 1812 года, и из русских снегов вернулись жалкие ее остатки, замерзшие, оголодавшие, артиллеристы без орудий и кавалеристы без лошадей. Многие остались лежать на бескрайних просторах огромной Российской империи. Это был шок для всей Европы, и не только потому, что мало кто ожидал подобного исхода русского похода, но и потому, что более половины погибшей армии составляли полки союзных государств — Италии, Неаполя, Австрии, Пруссии, Баварии, Саксонии, Вюртемберга и других, в основном германских, стран.

На фоне этой трагедии оживились политические партии противников Наполеона и наполеоновской Франции. В то время партиями называли не политические организации со своими органами управления, съездами, председателями, исполкомами и газетами, а всего лишь группы сторонников того или иного политического направления, с довольно размытыми и нечеткими границами. Надо сказать, что во всех странах, даже в тех, что воевали на стороне Наполеона или против него, были партии как профранцузские, так и антифранцузские, даже в наполненной гверильясами Испании была профранцузская партия, на которую во многом и опирался король Жозеф, старший брат Наполеона, была такая партия и в Англии, но там она находилась в оппозиции правящему кабинету.

Только в одних государствах эта партия имела больше власти и влияния, в других меньше.

Почти никому пока не приходило в голову обвинять своих противников в предательстве интересов отчизны только за то, что они ориентировались в своей внешней (и конечно, внутренней) политике на «прогрессивную и великую» наполеоновскую империю. Так вот, после гибели Великой армии в России антифранцузские партии усилились и стали вести активную пропаганду, их сторонники увидели шанс освободиться от влияния Наполеона и установленных им новых порядков, поднять знамя освободительного движения. Здесь у каждой страны были свои интересы, которые надо учитывать, чтобы понять политическую картину тогдашней Европы.

Начнем с самого заклятого врага Франции…

Великобритания, главный противник Наполеона

Англия воевала с Францией на протяжении столетий с переменным успехом. Последняя война длилась с небольшим перерывом (1802–1803) уже двадцать лет. За эти годы Франция сильно преобразилась и смогла мобилизовать все свои ресурсы, выпущенные на волю революцией, во главе ее последние 12 лет стоял амбициозный и талантливый военачальник, поэтому Англия долго не могла одолеть Францию, но постоянно организовывала европейские коалиции для того, чтобы устранить угрозу своим завоеваниям с ее стороны. Достаточно вспомнить, что причиной последнего разрыва (1803) стал отказ Англии оставить оккупированный ею остров Мальта, поскольку он представлял собой стратегически важный и удобный морской порт в самом центре Средиземного моря, хотя это и предусматривалось подписанным за год до этого договором.

На протяжении последних десяти лет Англия использовала все возможности для ослабления влияния Франции на континенте и тратила на это огромные суммы, выплачивая субсидии тем государствам, которые готовы были, в том числе в своих интересах, сражаться с Наполеоном. Великобритания была самым грозным, последовательным и упорным противником наполеоновской Франции. Без ее политического влияния и щедрых денежных субсидий невозможно было бы существование антинаполеоновских коалиций 1805–1814 годов. Но хотя деньги составляют, как известно, кровь войны, этого мало. Нужны еще и штыки.

Россия, стержень коалиции

Во главе России стоял монарх, воспитанный своими учителями на примерах античных добродетелей, но он был столь же амбициозен, как большинство молодых людей того времени. Русский император Александр грезил переустройством Европы на началах справедливости, но среди этих призрачных грез была и одна практическая составляющая. Он страстно желал присоединить к своим владениям ту часть Польши, что при разделах этой страны досталась соседям. Разумеется, это выглядело как восстановление разделенной державы,

но королем восстановленного таким образом польского государства должен был стать он сам.

Кроме того, будучи в самом начале своего царствования уязвленным Наполеоном намеком на участие в цареубийстве, он хорошо это запомнил и в своих решениях был движим злопамятством и завистью. В результате Россия уже трижды за последние семь лет воевала с Наполеоном, сейчас же, после победоносно завершившейся Отечественной войны, ее армии, хотя и истощенные, продолжали преследование остатков французской Великой армии, шаг за шагом занимая вожделенную Польшу. Царь Александр был твердым и последовательным противником Наполеона. Во многом именно он стал тем политическим стержнем антифранцузской (шестой по счету) коалиции 1813 года,

именно его твердая позиция во многом предопределила политику союзников в 1813–1814 годах.

Пруссия, самая обиженная из германских стран

Потерпевшая сокрушительное поражение в 1806 году Пруссия потеряла половину своей территории и была обязана выплачивать большие контрибуции. Ее политическое влияние было сведено к минимуму, впрочем, это касалось тогда почти всех европейских государств. Кроме того, ее армия была сильно ограничена, и крепости были заняты французскими гарнизонами. Из всех германских государств Пруссия потеряла больше всех и была настолько задавлена, что, казалось, ей никогда не удастся уже поднять голову. В 1812 году она снабжала продовольственными запасами Великую армию и выставила вспомогательный корпус, храбро сражавшийся с русской армией на Двине.

Катастрофа, постигшая Великую армию, в меньшей степени коснулась фланговых корпусов, куда входила и большая часть прусского контингента. Будучи отрезанным небольшим партизанским отрядом, командир прусского корпуса подписал в Таурогене (нынешний литовский Таураге) конвенцию, по которой отказывался впредь сражаться на стороне Наполеона. Король отдал его под суд, но распоряжение это был формальным, ибо общественное мнение было полностью на стороне прусского генерала. Русские войска постепенно занимали территорию королевства, и король Фридрих-Вильгельм приказал своим войскам оказывать им поддержку, но в сражения с французами не вступать, пока союз с Наполеоном в действии. Опасаясь за себя и семью, король покинул столицу вместе с гвардейскими полками и выехал в Бреславль — крепость в Силезии, незанятую французами. Там, находясь в безопасности, Фридрих-Вильгельм подписал с Россией союзный договор и объявил войну Наполеону. Будучи униженной Наполеоном на протяжении последних пяти лет, Пруссия ухватилась за представившийся шанс отвоевать потерянные территории и восстановить честь и влияние.

В стране наступил звездный час для антифранцузской партии.

Вооруженное посредничество Австрии

Положение Австрии было самым непростым. Страна не была богата и войны позволить себе не могла, хотя и выставила в 1812 году вспомогательный корпус, а ее генерал Шварценберг за победу над Тормасовым при Городечно заслужил фельдмаршальский жезл. К тому же Австрию с Наполеоном связывал не только союзный договор, но и родственные связи царствующих домов — австрийская эрцгерцогиня была супругой Наполеона и французской императрицей. Тем не менее три последние войны с Францией для Австрии были неудачными, она потеряла значительные территории, в значительной мере утратила свое влияние в Германии и совсем потеряла итальянские земли. Поэтому антифранцузская партия реванша была в ней сильна, но уравновешивалась партией мира.

Австрия хотела урезать влияние Франции на германские дела, приобрести обратно часть потерянных территорий, а также восстановить свое собственное влияние в Германии. Однако перед австрийскими дипломатами стояла сложная задача, поскольку всего этого нужно было добиться, по возможности, без дорогостоящей войны, сыграв на противоречиях между русско-прусскими союзниками и Наполеоном. И в планы Австрии ни при каких обстоятельствах не входило отстранение Наполеона от власти. Однако ее посредничество оказалось неудачным, поскольку царь Александр и союзники выдвигали неприемлемые для Наполеона условия мира, и Австрия медленно, но неуклонно скатывалась к войне, что и случилось в августе 1813 года. В дальнейшем она хотя и оказывала некоторое влияние на политические вопросы, но в целом шла в фарватере, проложенном русским царем.

Саксония, Бавария и другие германские государства

Остальные германские государства значительно выиграли от французского владычества. Бывшие курфюрсты получили королевские короны, у многих значительно увеличилась территория за счет присоединения мелких государств, а в случае с Баварией и за счет бывших австрийских земель. К тому же для Баварии Наполеон гарантировал защиту от более сильного австрийского соседа, а для Саксонии — от Пруссии. Саксонский король кроме того был и главой Варшавского герцогства — небольшого государства, созданного из отторгнутых у Австрии и Пруссии польских земель. Для многих других немецких государств владычество Наполеона также обеспечивало защиту от сильных и алчных соседей в лице Австрии и Пруссии, хотя и в них уже нарождалось национальное движение за освобождение от иноземного владычества, а антифранцузские (пропрусские или проавстрийские) партии поднимали голову. Поэтому многие германские государства в течение весны и начала лета верно сражались на стороне Наполеона.

Тем более что кампания разворачивалась на земле Саксонии, и для саксонских солдат поначалу это была также и война против прусского северного соседа. Но уже ближе к осени, когда в войну вступила и Австрия, под влиянием понесенных французами поражений настроения стали постепенно меняться, самым показательным и самым известным событием стал переход на сторону союзников саксонского корпуса во время битвы при Лейпциге 18 октября 1813 года, хотя сам король еще сохранял верность французскому императору. А уже после этого сражения все германские государства перешли на сторону сильного и одно за другим объявили Наполеону войну.

Наполеоновский маршал во главе Швеции

Еще одним малоизвестным участником этой войны была Швеция. Во главе ее стоял бывший революционный генерал и наполеоновский маршал Барнадотт, правивший под именем наследного принца Карла-Юхана (король Швеции был признан умалишенным и формально отстранен от власти). Швеция уже в 1809 году потеряла Финляндию, присоединенную к России, поэтому Наполеон рассчитывал, что в конфликте с русским царем Швеция будет на его стороне. Но ошибся. Карл-Юхан выбрал другой приоритет — бороться не за возвращение Финляндии, а за присоединение Норвегии, которой в тот момент на правах личной унии правил датский король. Поэтому уже в 1812 году Швеция открыто поддержала Россию в войне с Наполеоном, а в 1813-м ее войска высадились на севере Германии, а сам Карл-Юхан возглавил одну из крупных союзных армий.

В дальнейшем шведские войска старались не сражаться с французами, поскольку Бернадотт испытывал призрачную надежду сесть на французский престол в случае свержения Наполеона и не хотел портить отношения с возможными будущими подданными, а сосредоточился на войне с Данией, у которой хотел отнять Норвегию, что ему в результате и удалось. Хотя согласия датского короля уступить оказалось недостаточно и пришлось выдержать еще одну войну — уже с войсками самой Норвегии, в которой норвежцы смогли отвоевать особое положение: Норвегия не была присоединена напрямую к Швеции, а сохраняла формальную независимость и ряд привилегий, хотя ее королем становился король Швеции.

И, конечно, Франция. А точнее Наполеон…

Франция была полностью (или почти полностью) подчинена воле Наполеона, выстроившего свою исполнительную вертикаль.

Этот механизм неплохо работал, пока все шло хорошо, но рухнул при первом серьезном испытании.

Внешняя политика Франции целиком зависела от личных взглядов Наполеона и его понятий о собственной чести и интересах. Он мыслил не столько как глава огромного государства, но как военачальник. Поэтому он не соглашался на предлагавшиеся ему условия мира, считая, что он должен будет пойти на уступки только в том случае, если будет побежден. Пруссия желала восстановления в границах до 1806 года, но не завоевала это право в сражениях — так почему он должен уступать? Он не был побежден на полях битв, так почему ему предлагали оставить Германию и уйти за Рейн? Но, независимо от результатов сражений, у союзников были свои цели войны, они не считали свое дело проигранным, а потому выдвигали те условия, только на которых и готовы были мириться. Если бы Наполеон согласился на них летом 1813 года, то Франция сохранила бы все свои завоевания, сделанные в революционных войнах, и свою «естественную границу» по Альпам, Рейну и Пиренеям, что соответствовало ее национальным интересам. Но Наполеон уже был не тот, что в начале царствования, из наследника революции он превратился в монарха, утратив легитимность «народного» императора и не приобретя легитимность наследного.

В своих внешнеполитических решениях он опирался на свое понимание чести, а не на национальные интересы страны, что в итоге привело его империю к гибели.

Общая картина

Таков был расклад сил и интересов основных игроков на политическом поле. Русско-прусский союз, щедро оплачиваемый Англией, сложился уже ранней весной 1813 года, но основная часть Германии еще сохраняла верность Наполеону, а Австрия заняла выжидательную позицию. В течение января — марта 1813 года русским и пруссакам удалось полностью оккупировать дружественные французам польские земли (помним про одну из целей царя Александра в этой войне!) и занять позиции на границе Саксонии. Но к концу апреля уже вернулся Наполеон во главе новосозданной армии.

Наполеон все еще оставался военным гением, и после ряда понесенных союзниками поражений в мае и начале июня было заключено перемирие в городе Плейсвиц. Обе стороны понесли большие потери и нуждались в передышке, но еще в большей степени они рассчитывали дипломатическими маневрами не столько заставить противника уступить, сколько привлечь на свою сторону новых союзников.

Наполеон хотел оказать давление на противника при помощи Австрии, а русские и пруссаки — привлечь ее на свою сторону, а также отколоть от Наполеона его немецких союзников. Для этого Наполеону были выдвинуты неприемлемые с политической точки зрения требования. После двух понесенных поражений союзники требовали от него таких уступок, будто это он проиграл весеннюю кампанию 1813 года, а не они. Перемирие было продлено, но в результате переговоры зашли в тупик, австрийское посредничество потерпело крах, и они были вынуждены присоединиться к союзникам. В дальнейшем предпринималось еще несколько попыток прийти к соглашению — в частности, в 1814 году в Шатильоне проходили переговоры, но союзники каждый раз выдвигали неприемлемые требования как бы в счет своих будущих побед, а позиции дипломатов менялись в зависимости от положения на полях сражений, в результате, когда Наполеон соглашался на те или иные предложения, было уже поздно, и союзники выдвигали все новые и новые требования. По сути дипломатическое противостояние закончилось летом 1813-го, когда австрийское посредничество потерпело крах и исход любых переговоров отныне напрямую зависел только от успехов армий воюющих сторон, а не искусства дипломатов.

О том, что же представляли собой вооруженные силы сторон, мы расскажем в следующих статьях.