Пенсионный советник

«Был призван каждый 13-й работоспособный крестьянин»

«Газета.Ru» рассказывает о том, как русская армия готовилась к Заграничному походу 1813–1814 годов

Илья Кудряшов 26.12.2013, 16:16
Русские уланы. 1813-14 годы Рисунок Джованни Каппи
Русские уланы. 1813-14 годы

201 год назад, в декабре 1812-го, армия Кутузова подошла к границам Российской империи победительницей в войне с Наполеоном. О том, как русская армия готовилась к Заграничному походу, «Газете.Ru» рассказывает сотрудник музея-панорамы «Бородинская битва», руководитель клуба исторической реконструкции «8-я линейная полубригада» Илья Кудряшов.

Русская армия: что изменилось к началу 1813 года?

Русская армия пришла к границам Российской империи в декабре 1812 года победительницей. От Великой армии, с которой Наполеон за шесть месяцев до этого перешел границу, остались лишь небольшие отряды, отступавшие в поисках надежных укрытий.

Но для русской армии кампания тоже была нелегкой. Большие потери, понесенные в арьергардных боях при отступлении, при обороне Смоленска и при Бородино, более или менее пополнили в Тарутино. Но и наступление далось нелегко. Идти приходилось по боковым, второстепенным дорогам, снабжение отставало, большое количество лошадей пало. Если французы гибли от морозов, то и русская армия тоже страдала от погоды.

В результате от той армии, что начала войну в июне 1812 года, мало что осталось.

Гвардейские полки хотя и понесли потери, но в целом сохранили свой состав, другим повезло меньше. Например, 50-й егерский полк, насчитывавший в июне больше 1000 человек, потерял 200 человек под Красным, затем еще 280 при обороне Смоленска и, хотя и получил около 500 рекрутов пополнения, на следующий день после Бородина имел в составе только 213 человек. В Тарутино полк был раскассирован: командные кадры отправились в депо для формирования нового полка, а рядовые распределены по другим частям.

От Тарутино до Вильно Главная армия потеряла убитыми, ранеными и больными больше половины состава, от падежа лошадей эскадроны сократились вчетверо, а две трети пушек пришлось оставить позади.

Состояние фланговых группировок (корпуса Витгенштейна и Западной армии Чичагова) было не лучше. Кавалерия ослабла, казачьи полки насчитывали по 120–150 человек, а в некоторых и вдвое меньше, регулярные полки были немногим сильнее.

Многие пехотные полки были сведены в один батальон, да и те в среднем были по силе чуть больше роты. Например, в состоявшей из шести полков 12-й дивизии Васильчикова на 26 декабря насчитывалось всего 1030 человек.

Рекрутские наборы

Русская армия пополнялась при помощи рекрутских наборов. В России для подушного налога проводились переписи податного населения, где учитывались мужчины и мальчики всех возрастов, так называемые ревизские души (помните сюжет гоголевских «Мертвых душ»?). Из их количества и определяли, сколько рекрутов с какого количества душ следует призвать, а помещики и община определяли, кто именно пойдет на государеву службу.

Причем если за прошедшие 107 предыдущих лет (1705–1811) было 82 набора, то есть в среднем четыре набора каждые пять лет (по одном-два, иногда пять человек на 500 душ), то только за вторую половину 1812-го было проведено два основных и несколько дополнительных наборов, и они были весьма чувствительны для населения. 84-й ноябрьский набор должен был дать восемь человек с каждых 500 душ, это был уже четвертый рекрутский набор за последний год с небольшим, а в некоторых губерниях (Киевской и Лифляндской) прошли наборы по 10 человек с 500 душ. Всего в среднем за осень 1812 года было собрано по 18 рекрутов на каждые 500 ревизских душ, то есть в ходе войны был призван примерно каждый 13-й работоспособный крестьянин, не считая наборов 1811 и 1813 годов.

Ополчение, или солдаты взаймы

Другим способом пополнения вооруженных сил в 1812 году был сбор ополчения, которое дало силы, сопоставимые с численностью всей регулярной армии, и превысило в полтора раза даже все рекрутские наборы 1812 года. Московское и Смоленское как первые участвовавшие в боевых действиях и понесшие большие потери были по изгнании неприятеля распущены по домам, остальные занимались поддержанием порядка внутри империи, высвободив регулярные войска, а также приняли участие в Заграничных походах, главным образом при осадах крепостей.

Мещане и дворяне поступали в ополчение добровольно, а крестьян сдавали их помещики. При этом сам крестьянин, если принадлежал помещику, записаться в ополчение не имел права – это приравнивалось к побегу и соответственно каралось. После войны оставшиеся в живых были отпущены домой, а погибшие и умершие были зачтены их владельцам в счет будущих рекрутских наборов.

Подготовка резервов

Для похода в Германию сил все равно было недостаточно. Все вместе вооруженные силы на западных границах в декабре 1812 года насчитывали около 100 тыс. человек, изнуренных тяжелым походом. Требовалось пополнить армию, снабдить ее провиантом, обмундированием и вооружением, привести в порядок организацию корпусов и дивизий.

В ходе преследования отступавшей французской армии в первые два зимних месяца нового года русская армия решила стратегическую задачу выхода к Одеру и две не менее важных политических задачи: оккупацию дружественной Наполеону Польши и занятие территории Пруссии, что подталкивало последнюю к союзу с Россией.

На самых западных границах империи была сформирована Резервная армия, куда вошли все тыловые резервы, пехотные, кавалерийские и артиллерийские, в том числе находившиеся в Петербурге и Ярославле. В состав ее подразделений поступали рекруты со всех губерний, а она затем формировала из них маршевые подразделения и отправляла в действующую армию. Но в начале 1813 года она только начинала развертываться и только к апрелю смогла работать в полную силу.

Проблемы

Сказывался недостаток снаряжения и вооружения, от потребного количества ружей смогли обеспечить лишь половину, в том числе 13 тыс. собранных на поле боя и 50 тыс. полученных из Англии. Особым постановлением было предписано по всем губерниям на полях сражений изыскивать седла и поставлять их в рекрутские кавалерийские депо. Порох и боевые припасы для пехоты и артиллерии поставлялись с русских заводов, а также в большом количестве закупались в Англии. Продовольствие доставлялось морским путем в порты Северной Германии, в основном в Кенигсберг, а оттуда уже по дорогам на подводах его везли к войскам.

Другой проблемой была нехватка командных кадров, ведь если собрать и призвать положенное количество рекрутов еще можно было, то подготовить за столь короткое время необходимое количество офицеров не представлялось возможным.

В результате маршевые батальоны отправлялись в армию со слабыми командными кадрами, что приводило к дезертирству и росту болезней среди рекрутов. Так, из 36 тыс. человек, отправленных в армию в течение зимы 1813 года, до пунктов назначения добралось менее двух третей. И это без всяких боев и сражений.

В целом русская армия к началу Заграничных походов состояла в большей степени из молодых рекрутов, от регулярной армии, готовившейся летом 1812-го встретить войско Наполеона, мало кто остался в строю. Но и эта армия после весенней кампании и пополнений лета будет разбавлена новобранцами. У Наполеона, кстати, была схожая ситуация.

Организационные изменения

В конце 1812 года были предписаны и организационные изменения. Серьезно была изменена структура кавалерии. Все кавалерийские полки были переведены на одинаковую штатную структуру, если до этого полки тяжелой кавалерии (кирасиры и драгуны) имели четыре эскадрона плюс один запасной, а легкой кавалерии (уланы и гусары) по восемь плюс два запасных, то теперь всем полкам положено было иметь по шесть строевых эскадронов и одному запасному. Половина драгунских полков (а их было в 1812 году 36) была переформирована в гусарские, уланские, конно-егерские и кирасирские.

Сформированные в 1811 году кавалерийские дивизии оставались на бумаге, во время Отечественной войны в составе главной армии были кавалерийские корпуса (№1–4) из четырех полков драгун и двух полков легкой кавалерии (гусар или улан), но практически не действовавшие в таком составе. Из них постоянно для решения тех или иных задач даже в больших сражениях выделялись сводные отряды. Эти корпуса были упразднены, и из кавалерийских полков предписано было создать дивизии однородного состава – гусарские дивизии по четыре гусарских полка, уланские по четыре уланских и так далее.

В апреле 1813 года два гренадерских полка были причислены к гвардии (Павловский и Лейб-гренадерский), а два пехотных (Кексгольмский и Перновский) стали гренадерскими.

Лейб-кирасирский полк также стал гвардейским. В Отечественную войну была одна гвардейская дивизия, а две дивизии гренадер входили в состав разных пехотных корпусов. Теперь, с расширением гвардейской пехоты был создан резерв армии из Гвардейского и Гренадерского (3-го) корпусов, каждый в составе двух дивизий.

Но надо сказать, что почти все эти организационные изменения оставались только предписаниями вплоть до лета 1813 года, когда длинное двухмесячное перемирие позволило завершить всю эту работу. А в зимней и весенней кампании 1813 года русская армия организационно представляла собой пеструю картину, где действовали по большей части временные соединения, составленные с учетом стоящих задач.

PS Печальная судьба дивизии Неверовского

27-я пехотная дивизия была сформирована в Москве перед войной и уже после ее начала присоединилась к армии Багратиона. В то время она насчитывала 24 штаб-, 189 обер-офицеров и 10,4 тыс. нижних чинов. Под Красным она приняла на себя удар авангарда армии Наполеона и с боями отступила к Смоленску, потеряв больше 900 человек. Участвовала в обороне Смоленска, где потери дивизии составили 1430 человек. Дивизия приняла на себя первый удар на Бородинском поле, защищая Шевардинский редут. Перед началом Бородинского сражения в строю находилось 4709 нижних чинов. В этом сражении дивизия потеряла 3300 человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести, и на следующий день в строю осталось 1382 нижних чина. 31 августа дивизия получила пополнение — 1000 ратников Московского ополчения, сражалась при Малоярославце, где большая часть дивизии погибла. Один из полков дивизии был расформирован, два во время наступления из-за малой численности оставлены в Смоленской губернии, а еще три в Гродненской. Пополнившись новыми рекрутами, дивизия в апреле 1813 года выступила на соединение с действующей армией.

Данная серия публикаций является продолжением проекта, посвященного Отечественной войне 1812 года. Цикл подготовлен совместно с историческим проектом «Руниверс».