Пенсионный советник

Хиггс дожил до «Нобеля»

Нобелевская премия по физике 2013 присуждена за предсказание бозона Хиггса

Павел Котляр, Николай Подорванюк 08.10.2013, 15:24
Первая очная встреча Хиггса и Энглера состоялась лишь в 2012 году CERN
Первая очная встреча Хиггса и Энглера состоялась лишь в 2012 году

Шотландский физик-теоретик Питер Хиггс получил Нобелевскую премию за предсказание элементарной частицы, названной его именем, — бозона Хиггса. Вместе с ним Нобелевский комитет отметил бельгийского физика Франсуа Энглера, проигнорировал заслуги еще нескольких ученых-теоретиков и никак не отметил заслуги ученых, открывших бозон на Большом адронном коллайдере.

Объявление лауреатов Нобелевской премии по физике в нынешнем году состоялось с часовой задержкой, нехарактерной для комитета, который старается все делать в соответствии с традициями и вовремя. Можно было предположить, что данное смещение было вызвано дискуссией: давать премию за предсказание бозона Хиггса и его экспериментальное открытие или нет. В итоге Нобелевский комитет не стал придерживаться своего негласного правила не присуждать премии теоретикам за теории, которые хорошо проверены экспериментально.

Прозаседав дополнительный час, комитет решил отметить премией Питера Хиггса и бельгийского теоретика Франсуа Энглера — за предсказание того самого бозона Хиггса, «частицы Бога», недостающего кирпичика в стандартной модели, описывающей Вселенную, который смогли обнаружить экспериментально, лишь построив Большой адронный коллайдер (БАК).

Официальная формулировка Нобелевского комитета звучит так: «За теоретическое открытие механизма, служащего нашему пониманию происхождения массы субатомных частиц и недавно подтвержденного путем обнаружения предсказанной фундаментальной частицы в ходе экспериментов ATLAS и CMS на Большом адронном коллайдере в ЦЕРНе».

Правда, у нынешнего решения Нобелевского комитета наверняка возникнут оппоненты. Во-первых, пока обнаружена лишь «частица, похожая на бозон Хиггса», и у работающих на Большом адронном коллайдере есть еще множество данных, которые следует обработать. К тому же, присуждая приз, Нобелевскому комитету нужно было как-то решить, хотя бы для себя, как же обойти вниманием труд тысяч сотрудников БАКа.

«Это в принципе ожидалось, и все довольны, что наконец эти люди получили признание. Премия заслуженная. Уверенности, что Хиггс получит, не было, но шансы были высоки. Несмотря на то что найденная частица все еще считается кандидатом на бозон Хиггса, все, что про него уже известно, не противоречит предсказаниям. Дальше измерения будут уточняться, чем их больше будет, тем они точнее, — рассказал «Газете.Ru» Сергей Сибиряков, старший научный сотрудник Института ядерных исследований РАН. — Говорить о том, точно ли частица, которая наблюдалась экспериментально, является теоретически предсказанным бозоном Хиггса стандартной модели, не совсем корректно. Правильнее сказать, что все свойства наблюдаемой частицы согласуются с предсказаниями теории. По мере набора данных это согласие растет. Исключаются альтернативные модели. Но никогда нельзя исключать вариант, что при увеличении точности могут возникнуть расхождения между экспериментом и теорией. Тогда теорию придется менять».

Франсуа Энглер в августе 1964 года вместе с Робертом Браутом опубликовали статью по теории масс элементарных частиц. В октябре вышла статья Хиггса, в которой впервые недвусмысленно указывалось, что в стандартной модели не хватает новой частицы, которая была названа его именем в 1972 году. В ноябре того же 1964 года американские физики Дик Хаген, Геральд Гуральник и Том Киббл присоединились к этой дискуссии, опубликовав собственную работу по этой теме. Как бы то ни было, работы этих шести ученых в разной степени подтолкнули поиски в направлении неуловимой частицы. Однако по правилам Нобелевского комитета премия не может вручаться более чем трем ученым и не может вручаться посмертно. Это обстоятельство исключило из шестерки Браута, который скончался в 2011 году.

В своем прогнозе международное агентство Thomson Reuters пророчило, что Хиггс может разделить эту премию с Франсуа Энглером.

Обычно Нобелевский комитет не торопится присуждать премии сразу после научного открытия, но эксперт агентства заявил, что будет удивлен и разочарован, если высокое жюри не найдет веских причин сократить срок. «Энглеру и Хиггсу за восемьдесят, и, я думаю, это учтут в свете того, что премию нельзя присуждать посмертно», — заявил аналитик агентства.

Питер Хиггс является любимым примером отечественных ученых, которые считают, что, оценивая деятельность исследователей, не нужно опираться только на формальные показатели, как индекс цитирования и индекс Хирша. «Наука настолько многообразна и настолько по-разному делается в разных областях, что одними критериями ее оценивать неправильно. Вот пример. Питер Хиггс имеет всего девять работ, но две из них попали в точку, и бозон назван его именем. Остальные работы малозаметны», — говорил в интервью «Газете.Ru» академик РАН Валерий Рубаков.

По мнению экспертов агентства Thomson Reuters, другую группу кандидатов на получение премии возглавлял Мишель Майор, в 1995 году обнаруживший первую в истории человечества экзопланету. Это открытие, которое Майор сделал совместно с Дилье Келозом и Джефри Марси, означало, что Солнечная система (Солнце и обращающиеся вокруг него планеты) не является уникальной. Еще одним кандидатом на физического «Нобеля» в 2013 году, по прогнозам агентства, являлся японский физик Хидео Хосоно, в 2008 году почти случайно открывший сверхпроводник LaAsFeO с критической температурой 26 кельвинов.

Другие эксперты обращали внимание на деятельность 80-летнего академика РАН Юрия Цолаковича Оганесяна, который работает научным руководителем лаборатории ядерных исследований в Объединенном институте ядерных исследований в Дубне.

По предложенной Оганесяном программе изучения наиболее тяжелых элементов в реакциях слияния кальция-48 с актинидными мишенями его коллегам удалось осуществить прорыв в синтезе сверхтяжелых элементов: впервые в мире синтезированы элементы с порядковыми номерами 113, 114, 115, 116, 117 и 118.

Среди отечественных деятелей науки и культуры самыми успешными в плане получения Нобелевских премий являются именно физики.

Они получали столь престижную награду шесть раз, а всего лауреатами стали девять человек. В 1958 году премию получили Павел Черенков, Игорь Тамм и Илья Франк «за открытие и интерпретацию эффекта Черенкова». Через четыре года лауреатом стал Лев Ландау «за пионерские теории в области физики конденсированного состояния, в особенности жидкого гелия». Еще через два года Нобелевский комитет отметил Николая Басова и Александра Прохорова «за фундаментальные работы в области квантовой электроники, которые привели к созданию осцилляторов и усилителей, основанных на мазерно-лазерном принципе». В 1978 году Петр Капица получил награду «за основополагающие изобретения и открытия в области физики низких температур». В 2000 году лауреатом стал Жорес Алферов «за разработку полупроводниковых гетероструктур, используемых в высокоскоростной и оптической электронике». И наконец, последняя на данный момент российская Нобелевская премия досталась в 2003 году Алексею Абрикосову и Виталию Гинзбургу «за пионерский вклад в теорию сверхпроводимости и сверхтекучести».

Всего до 2012 года лауреатами Нобелевской премии по физике стали 193 ученых.