«Теперь будет тяжелее»

Научные потери 2012 года: после смерти Сергея Капицы и Эдуарда Круглякова скончался известный физик и активный общественный деятель Дмитрий Дьяконов

,


Индекс цитирования Дмитрия Дьяконова превышал 7900

Индекс цитирования Дмитрия Дьяконова превышал 7900

ufn.ru
Умер один из самых известных российских физиков, сопредседатель Общества научных работников Дмитрий Дьяконов.

2012 год российский научный мир понес три тяжелые потери. В сентябре скончался самый известный популяризатор науки, ведущий телепрограммы «Очевидное – невероятное» Сергей Капица. В ноябре умер непримиримый борец с лженаукой, глава соответствующей комиссии РАН Эдуард Кругляков. За несколько дней до Нового года стало известно о смерти одного из самых активных ученых, активно отстаивающего интересы российского научного сообщества, физика Дмитрия Дьяконова.

Он родился в 1949 году в Ленинграде, и большая часть его научной жизни также была связана с питерской научной средой. В последнее время он заведовал сектором теоретической физики высоких энергий Петербургского института ядерной физики им. Б.П. Константинова (ПИЯФ, Гатчина) Национального исследовательского центра «Курчатовский институт», а также был профессором Санкт-Петербургского Академического университета РАН. В 1972 году Дмитрий Дьяконов окончил с отличием физический факультет Ленинградского государственного университета, в 1977 году защитил кандидатскую диссертацию, а в 1986-м — докторскую все в том же ПИЯФ.

В 1997–2006 годах он был профессором Института теоретической физики NORDITA в Копенгагене (Дания). Сделать такую карьеру ученому из России, защитившему диссертации в России, очень непросто, это несомненное признание научных заслуг высочайшего уровня.

Интересно, что в это время он проживал на знаменитой в Дании академической вилле Карлсберг, где в свое время жил Нильс Бор.

Дьяконов читал лекции в ПИЯФ, ЛГУ, питерском политехе, Университете Пенсильвании, Копенгагенском университете, Университете Бохума (Германия), Санкт-Петербургском академическом университете. Он автор более 150 научных работ, составитель трех книг; его индекс цитирования — 7900 согласно базе данных Google Scholar, «индекс Хирша» — 36.

Работы Дьяконова были посвящены различным аспектам физики частиц: изучению сильных взаимодействий, взаимодействий кварков и глюонов, предсказанию новых частиц, барионной асимметрии вещества во Вселенной; проблемам квантовой гравитации и «великого объединения» всех известных взаимодействий. Он был награжден различными премиями и медалями в Германии, Японии, Дании, России.

Однако в России Дьяконов был известен не только как ученый и талантливый популяризатор науки, но и как активный общественный деятель, представитель научного сообщества, активно отстаивающий его интересы.

Он был одним из основателей Общества научных работников и его сопредседателем наравне с профессором Александром Фрадковым из института проблем машиноведения РАН и Борисом Штерном из Института ядерных исследований РАН. Он был бескорыстным и бескомпромиссным борцом за лучшее будущее науки и ученых в России. Когда в 2010 году тогда еще премьер-министр России Владимир Путин объявил о планах в разы сократить бюджет РФФИ, Дмитрий Дьяконов сам обратился в отдел науки «Газеты.Ru» с просьбой осветить эту тему. Письмо содержало текст, в котором наглядно пояснялось, в чем важность РФФИ для науки и почему такое решение неприемлемо. Переслав информацию, он добавил: «Вы можете использовать мой текст, как сочтете нужным — можно со ссылкой, можно без. Мне никакое авторство не дорого, мне важно, чтобы вы опубликовали существо дела».

Дьяконов активно участвовал в организации обращений ученых в защиту РФФИ и РГНФ, в соответствующих митингах, и это дало плоды: бюджет РФФИ был по крайней мере сохранен. При этом он активно работал и в науке, постоянно следил за тем, что происходит в области физики. К примеру, в «Газете.Ru» можно прочитать его комментарий о работе Большого адронного коллайдера.

В числе представителей Общества научных работников Дмитрий Дьяконов одним из первых встретился с новым тогда министром образования и науки России — Дмитрием Ливановым, а после этого первым же поделился своими положительными впечатлениями о встрече, развеяв в том числе опасения относительно печальной судьбы РАН в свете смены руководства министерства.

«Ливанов хочет максимально поддерживать «сильных» и активно работающих ученых повсюду - и в университетах, и в РАН, и других местах. Многие работники РАН, очевидно, хотят того же. Если это считать реформой, то я — «за», — сказал Дьяконов.

В минувшую субботу у Дмитрия Дьяконова случился тяжелейший инфаркт. Несмотря на все усилия врачей, спустя несколько дней он скончался.

«Повсюду, где затевалось что-то новое (сайт scientific.ru, проект «Корпус экспертов», «Троицкий вариант», Общество научных работников), был и он. Теперь будет тяжелее. Всем искренние соболезнования», — написал Борис Штерн.