Пенсионный советник

«В обсерватории INTEGRAL Роскосмос играл большую роль»

О важном открытии, связанном со сверхновыми звездами, и об обсерватории INTEGRAL рассказывает д. ф.-м. н., сотрудник ИКИ РАН Сергей Гребенев

Николай Подорванюк, Анна Сабурова 19.10.2012, 11:22
Остаток вспышки сверхновой 1987A ESA
Остаток вспышки сверхновой 1987A

О важном открытии, связанном со взрывами сверхновых звезд, и о космической обсерватории INTEGRAL, отметившей на этой неделе свое десятилетие, в интервью «Газете.Ru» рассказал сотрудник Института космических исследований (ИКИ РАН) Сергей Гребенев, ведущий автор вышедшей накануне публикации в журнале Nature.

Вспышки сверхновых обогатили межзвездную среду кремнием, кальцием, железом и другими тяжелыми элементами и сделали возможным образование планет земного типа и зарождение на них жизни. В XVI--XVII веках вспышки сверхновых наблюдали Тихо Браге и Иоганн Кеплер. За последние 400 лет ближайшая к Земле вспышка сверхновой произошла в спутнике нашей Галактики — Большом Магеллановом Облаке. Это было в 1987 году (поэтому сверхновая получила обозначение 1987A). Исследования данной сверхновой и ее остатка существенно помогли ученым уточнить теорию взрыва сверхновых и прояснить ряд других спорных вопросов фундаментальной науки, причем ряд теоретических предсказаний не получил наблюдательного подтверждения.

Одним из таких моментов стало предсказание синтеза радиоактивного изотопа титана-44 (44Ti) в остатке вспышки сверхновой (подробнее об этом можно прочитать во врезе), но соответствующее излучение не удавалось зафиксировать ни в одном остатке.

Теперь это сделали сотрудники ИКИ РАН Сергей Гребенев, Александр Лутовинов и Сергей Цыганков, а также научный руководитель обсерватории INTEGRAL, совместного проекта России и Европейского космического агентства (ESA), Крис Уинклер. Соответствующая работа опубликована в журнале Nature, а ее ведущий автор, Сергей Гребенев, находясь в Париже на научной конференции, посвященной спутнику INTEGRAL, ответил на вопросы корреспондентов «Газеты.Ru».

— В журналах уровня Science и Nature редко появляются статьи, где ведущим автором является человек, имеющий российскую аффилиацию. Тем более редкость, когда ведущий автор работает в российском институте. Скажите, пожалуйста, сложно ли российскому ученому опубликовать работу в Nature? Насколько это непростой процесс — отправка и общение с рецензентами в Nature?

— Публикация в Nature — вообще сложное дело, но я бы не сказал, что хоть в чем-то сложности были связаны с нашей российской аффилиацией. Конечно, после принятия статьи ее направили редактору, он работал в том числе над языком, но большинство его замечаний было связано с их house style правилами, довольно своеобразными и отличающимися от других журналов. А так — и редакторы, и специалист, курирующий работы с рецензентами, были очень доброжелательны.

— Сформулируйте кратко для читателей «Газеты.Ru» самый важный результат вашей работы.

— Самый важный результат — это то, что мы показали: радиоактивный изотоп титана-44 действительно есть в остатке сверхновой 1987A и в достаточном количестве для объяснения ее наблюдательных проявлений в течение последних 20–25 лет.

— Планируете ли вы или, может быть, даже проводите сверхдолгие наблюдения на спутнике INTEGRAL других сверхновых и их остатков, чтобы зафиксировать в них излучение в линиях радиоактивного распада титана-44?

— Для многих остатков такие наблюдения уже выполнены, и мы сейчас работаем с ними. Специальных наблюдений больше не планируем, все-таки 1987А — сверхновая исключительная, и на другие остатки, кроме разве что Кассиопеи A (остаток вспышки cверхновой, которая взорвалась несколько сотен лет назад. — «Газета.Ru»), никто времени не даст.

Космическая обсерватория INTEGRAL, совместный проект России и ESA // ESA
Космическая обсерватория INTEGRAL, совместный проект России и ESA // ESA

— Расскажите, пожалуйста, об обсерватории INTEGRAL, которой на этой неделе исполнилось 10 лет. Какую роль в этом проекте играет Роскосмос?

— Обсерватория очень успешная, с ее помощью получено очень много блестящих результатов, причем там, где мы этого совершенно не ожидали.

Например, кто мог подумать, что она удвоит число известных на небе рентгеновских источников, причем откроет ранее неизвестные их популяции?

По масштабу сделанного ее можно сравнить лишь с обсерваторией «Ухуру». Мы в ИКИ к десятилетию запуска подготовили брошюру , в которой перечисляем и описываем основные результаты обсерватории — в основном с ведущим вкладом российских учёных. Так что я не буду здесь повторяться. Роскосмос играл очень большую роль, все-таки они организовали запуск, дали ракету, организовали изготовление адаптера для установки на нее европейского спутника. Отмечу, что для Российского космического агентства это был первый опыт прямого сотрудничества с ESA. И договор о сотрудничестве по INTEGRAL был подписан лично Владимиром Путиным — тогда еще премьер-министром при Борисе Ельцине.

— Мы часто задаем нашим собеседникам следующий вопрос: «Согласны ли вы с утверждением, что российская наука сейчас переживает не лучшие времена?» Как бы вы ответили на этот вопрос?

— Безусловно, проблем много, хотя в моей области удается поддерживать высокий научный уровень, признанный во всем мире. Отчасти это связано с самой областью — рентгеновская астрономия бурно развивается во всем мире, отчасти — с теми традициями, которые заложили в нашем отделе астрофизики высоких энергий академики Яков Зельдович и Рашид Сюняев.

Но в целом положение тяжелое, создается впечатление, что чиновники от науки заботятся не o развитии исследований и их финансировании, а о борьбе с Академией наук, и относятся к ученым, как к надоедливым просителям денег, и заняты придумыванием вежливых способов, как их не дать.

— Расскажите, пожалуйста, о своих соавторах. Давно ли вы вместе сотрудничаете? Могли бы сказать несколько слов о себе и об отделе астрофизики высоких энергий ИКИ РАН?

— Да, мы все работаем вместе и давно, Александр Лутовинов когда-то был моим аспирантом, сейчас готовится защищать докторскую, Сергей Цыганков был аспирантом Александра. Крис Винклер — научный руководитель обсерватории INTEGRAL, он сразу поверил нашему начальному результату и очень много сделал для получения данных и доведения этой работы до законченного результата.