Пенсионный советник

«Плесень» лучше «Воды»

Фильм «Плесень» оказался смесью научпопа с мракобесием

Петр Смирнов, Артем Тунцов 02.02.2009, 14:02
Первый канал

После массированной рекламной подготовки по Первому каналу в воскресный прайм-тайм прошёл фильм «Плесень» – полтора часа добротного научпопа, ладно сшитого с откровеннейшей лженаукой.

Все, кто в воскресенье вечером не поленились потратить полтора часа своего времени на просмотр популярного фильма «Плесень», не прогадали. Теперь мы знаем, что не стоит доедать варенье и солёные огурцы, даже чуть-чуть пораженные плесенью, и злоупотреблять антибиотиками, ускоряя эволюцию микробов. На этом список полезных знаний, полученных от просмотра познавательного фильма, практически исчерпывается.

Нет, «Плесень» бесконечно лучше «Великой тайны воды», созданной той же командой под руководством Саиды Медведевой. Первый канал может потирать руки: обставить «Россию», по которой три года назад показали «Воду», удалось. На этот раз мы всё-таки имеем дело не с откровенным мракобесием, а с реальной наукой, пробивающейся то тут, то там в хитросплетениях сюжета, как неистребимый плесневый грибок.

Да и с темой авторы не прогадали. Во-первых, грибы, как возбудителей инфекционных заболеваний, обычно недооценивают, вспоминая только про назойливый зуд в ногах, но совершенно забывая про тяжело поддающиеся лечению кандидозы легких. Во-вторых, представителей того же царства активно используют в медицине и пищевой промышленности. В-третьих, всякое упоминание о грибах неизменно привлекает внимание — хотя бы со стороны любителей галлюциногенных «мультиков».

Первые несколько минут завораживают: занимательные исторические факты, рассказ о «сенсационном эксперименте российских ученых», отлично сработанная картинка и взвешенный текст формируют самый благоприятный настрой. От «ага, сейчас-то нам все секреты и расскажут» до «наконец-то наши научились снимать популярные документальные фильмы». Замгендиректора Первого канала Олег Вольнов на пресс-показе даже не постеснялся рассказать о восхищенной реакции Дэвида Аттенборо — великого британского натуралиста, их Юрия Сенкевича и Николая Дроздова в одном флаконе, — на научно-популярные планы канала. Может, аванс и оправдан: по крайней мере, прогресс от «Воды» к «Плесени» грандиозный.

Но пока с уважением к собственному зрителю у авторов как-то не задалось.

Да, споры грибов действительно можно найти во льдах; да, был такой эксперимент «Биориск», когда несколько видов помещали в условия открытого космоса. Но это отнюдь не «уникальная черта» плесени: бактерии ничем не уступают своим более совершенным эукариотическим собратьям в жизнеспособности. Да и формулировки из разряда «она способна выжить даже там, где жизни быть не может» заставляют усомниться в способностях авторов к логическому мышлению.

Полноценного термина «плесень» не существует, и здесь надо отдать авторам должное. Убедившись в невозможности корректно определить эту группу грибов, они не стали брать на себя ответственность по заполнению пробелов в научно-популярном словаре, предоставив зрителю сделать это самостоятельно во время полутора часов просмотра.

Тем более что это отличная возможность существенно расширить список страшилок и включить в кино «за компанию» бактерии и вирусы.

Неплохой способ объяснить некоторые биологические законы, справедливые для всех живых организмов. Только получается, что добрая половина фильма «Плесень» посвящена бактериям и вирусам.

После этого грань между наукой и гипотезами окончательно стерлась.

Одно дело — интересные исторические и подтвержденные научные факты. Совсем другое — предположения госпожи Лаперла о стратегическом равновесии «плохих» и «хороших» грибков в нашем организме, гипотезы о влиянии солнечной активности или связи крестовых походов с «урожаем» спорыньи. Не говоря уже о «биорезонансном» влиянии колокольного звона на рост патогенных микробов и состояние иммунной системы человека.

Даже в утверждении «страх приводит к болезни» в случае с плесенью (а не с продемонстрированной в фильме чумой, вызываемой бактериями Yersinia pestis) содержится больше информации, чем в упомянутых гипотезах. Птичий грипп и коровье бешенство, с которыми авторы сравнивают вызванные плесенью болезни, — наверное, идеальная «контрольная группа». Несмотря на разную природу (вирус и прион), оба заболевания относятся к эпизоотиям, а не к эпидемиям, и со смертностью от них можно сравнивать любую человеческую инфекцию — что чёрную плесень, что ангину.

Грибам в отличие от бактерий или вирусов гораздо тяжелее проникнуть через защитные системы нашего организма, так что те же кандидозы обычно проявляются только в случае иммунодефицитов — именно кандидоз лёгких послужил причиной обращения первых больных СПИДом.

Просто в фильме о всемогуществе плесени говорить об этом как-то не с руки.

Не удивительно, что после просмотра фильма сложилось впечатление, что вино- и сыроделие требует более серьёзного академического образования, чем научная деятельность. Хочется надеяться, что в следующем проекте специалисты Первого канала будут тщательнее подбирать научно-исторических консультантов, которые не дадут микробиологу образца 1944 года одноразовых латексных перчаток.