Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Европа готова к переговорам по Украине. Что заставило ее передумать

В клубе «Валдай» объяснили желание Борреля встретиться с Путиным успехами ВС России

Глава европейской дипломатии Жозеп Боррель заявил о готовности сесть за стол переговоров по Украине с российским президентом Владимиром Путиным. При этом двумя неделями ранее дипломат заявлял, что «эта война должна быть выиграна на поле боя». «Газета.Ru» разбиралась, что повлияло на решение Евросоюза сменить риторику.

Верховный представитель Евросоюза по иностранным делам Жозеп Боррель выразил готовность начать переговоры по российско-украинскому урегулированию лично с президентом Владимиром Путиным.

«Сел бы хоть завтра», — сказал он в интервью газете El País.

Еще недавно Боррель придерживался иного мнения и выступал за силовой вариант решения российско-украинского конфликта. Однако теперь, когда, по словам самого же дипломата, в Европе нет единства по вопросу отказа от российских энергоресурсов, политика санкций может уступить место привычной дипломатии.

Внешнеполитическая риторика Борреля претерпела коррективы. Накануне он признался, что Европа находится в опасности, а текущая ситуация вокруг Украины является самым серьезным «со времен Второй мировой войны» кризисом в области европейской безопасности.

Последний и единственный визит Борреля в Москву состоялся в феврале 2021 года. Тогда дипломат прибыл в российскую столицу, чтобы обсудить дело Алексея Навального. Встреча с главой российского МИДа Сергеем Лавровым, однако, не увенчалась успехом. В тот же день Москва анонсировала высылку трех европейских дипломатов по обвинению в участии в несанкционированных акциях протеста в январе того же года. В Евросоюзе визит Борреля охарактеризовали как провальный.

Отношения Борреля с официальной Москвой складываются непросто.

Большой скандал вызвала его фраза о России как «главном враге» Евросоюза. На тот момент дипломат возглавлял МИД Испании, так что Мадриду пришлось оправдываться за его тон.

Ремарки Борреля о готовности к переговорам последовали за приказом Владимира Путина остановить штурм завода «Азовсталь» в Мариуполе. Схожая реакция последовала с украинской стороны: советник главы Офиса президента Михаил Подоляк и глава фракции «Слуга народа» Давид Арахамия выразили готовность провести переговоры с российской делегацией в Мариуполе.

Нужны ли Евросоюзу переговоры ?

Корректировка риторики главного европейского дипломата может быть связана с изменениями на фронте, считают опрошенные «Газетой.Ru» дипломаты и политологи. По их мнению, Боррель выразил готовность говорить с Путиным именно в тот момент, когда успехи российской армии на поле боя могут принести ей большие дивиденды.

Военные специалисты Евросоюза могли объяснить Боррелю, что на поле боя вопрос может решиться «только в сторону победы российского оружия», допустил заместитель секретаря Общественной палаты РФ, бывший заместитель генерального секретаря ООН Сергей Орджоникидзе.

Кроме того, Боррель ведет собственную игру и хочет поднять себе авторитет на фоне российско-украинской конфронтации, полагает Орджоникидзе. Однако бывший зампред генсека ООН не уверен, что Боррель — именно та фигура, с которой российские власти сядут за стол переговоров.

«Это не тот человек, за которым стоит военно-политическая сила в рамках конфликта на Украине: он — обычный чиновник. Если Путин и пойдет на переговоры, то с теми людьми, которые могут оказывать влияние на ход конфликта», — рассказал Орджоникидзе «Газете.Ru».

Идея посредничества скомпрометировала себя в ходе конфликта, уверен дипломат.

«Евросоюз не против вмешаться и быть посредником. Но России это не нужно. Посредники не нужны, потому что любой посредник будет тянуть одеяло на себя.

Судя по тому, что посредники поставляют украинцам оружие и оказывают им финансовую помощь, они не могут быть объективными переговорщиками. Ряд стран уже связал себя военными обязательствами с Киевом. Посредник нужен тогда, когда нет уверенности в выигрыше военного сражения. А если она есть, то и посредничество не нужно», — констатировал Сергей Орджоникидзе.

Программный директор клуба «Валдай» Тимофей Бордачев также связал смену риторики Борреля с изменениями на поле боя в пользу России. В то же время, предупредил Бордачев, не стоит преувеличивать значение слов главы европейской дипломатии.

«Ситуация динамична, существует много вариантов развития событий. Через неделю Боррель может сказать нечто совершенно противоположное. Его ремарка о переговорах с Путиным может расцениваться как текущий показатель динамики на театре специальной военной операции (СВО) или динамики в международном переговорном процессе. Конечно, когда европейцы говорят о сражении до последнего солдата ВСУ, они рассчитывают на переговорный процесс в свою пользу», — объяснил Бордачев.

С учетом того, что РФ перешла ко второй стадии СВО, а борьба за Мариуполь повлекла за собой проблемы и тяготы для мирного населения, Боррель посчитал, что серьезного преимущества пока нет ни у кого. Сейчас подходящий момент, чтобы договориться о том, как жить дальше. Такую точку зрения в разговоре с «Газетой.Ru» привел доцент кафедры европейского права МГИМО, директор Центра европейской информации Николай Топорнин

«В какой-то степени подход Борреля эмоционален. Он исходит из того, что переговорам нет альтернативы. Нужно понимать, что после окончания второй стадии СВО может начаться что-то другое, поскольку РФ уже обозначила новые контуры, включая Приднестровье. Рамки спецоперации расширяются», — сказал он.

Топорнин уверен: если силы России смогут продвинуться дальше на юг, переговоры могут окончательно зайти в тупик.

«Боррель поэтому и пытается усадить стороны за стол переговоров, пока не поздно и пока стороны готовы говорить друг с другом», — отметил Топорнин.

От итогов военного противостояния будет зависеть фон переговоров, продолжил эксперт. И Россия, и Украина понимают: кто больше преуспеет в военном противостоянии, тот и получит больше преимуществ в переговорах.

«Обратная сторона вопроса: как долго стороны готовы идти на потери, чтобы достигать тех или иных целей на поле боя. Многое решается на полях Донбасса. Но даже когда пушки работают, дипломатия не должна умолкать. Переговоры в любом случае должны продолжаться. А дипломаты должны искать любые варианты, чтобы боестолкновения предотвратить. Конечно, все хотят сохранить человеческие жизни», — подытожил Топорнин.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть