Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

«Он хочет, чтобы санкции были отменены». Как Лукашенко пытается давить на ЕС

Лукашенко и Меркель провели еще один телефонный разговор по проблеме беженцев

Ангела Меркель вновь созвонилась с Александром Лукашенко из-за миграционного кризиса у границ Евросоюза. И пока в Минске говорят, что стороны пришли к пониманию, в Берлине отмечают лишь частичное согласие и.о. канцлера на обсуждение ряда вопросов. При этом в Европе Лукашенко уличили в готовности остановить кризис в обмен на признание его легитимности и отмену санкций. Выполнять такие требования в ЕС отказываются, выступая за усиление ограничительных мер. Эксперты согласны, что Лукашенко намерен использовать кризис в свою пользу, но констатируют провал такого подхода.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко второй раз за последние несколько дней переговорил с канцлером Германии Ангелой Меркель по поводу миграционного кризиса на границе республики с Польшей. По заявлениям белорусской стороны, в ходе телефонного разговора лидеры обсудили текущую ситуацию и «пришли к пониманию по дальнейшим действиям».

При этом по информации немецкой газеты Bild, в рамках переговоров Меркель «сохраняла жесткую позицию» по отношению к Лукашенко, однако обещала обсудить «некоторые вопросы» в Евросоюзе.

Новый диалог двух лидеров состоялся на фоне неоднозначных сообщений о требованиях Минска в адрес ЕС. Глава эстонского МИДа Ева-Мария Лийметс заявила, что Лукашенко пообещал Евросоюзу положить конец миграционному кризису в обмен на официальное признание его в качестве президента Белоруссии и снятие санкций.

«Он хочет, чтобы санкции были отменены, чтобы его признали главой государства, чтобы он мог продолжать [руководить страной]», — указала министр.

По ее словам, эти требования белорусский лидер выдвинул в ходе разговора с канцлером Германии Ангелой Меркель. Она также добавила, что никто в Европе не собирается удовлетворять призывы Лукашенко.

Собственно, в ФРГ отчасти подтвердили позицию Эстонии. Как отметил официальный представитель немецкого кабмина Штеффен Зайберт, правительство Германии не признает легитимность Лукашенко как президента Белоруссии.

«Канцлер (Меркель) провела телефонный разговор с Лукашенко — чтобы найти гуманитарные пути, чтобы обеспечить, например, доступ для УВКБ (Управление верховного комиссара ООН по делам беженцев) <…> она провела этот разговор в тесной координации с Еврокомиссией и после предварительной информации со стороны важных партнеров в регионе <…> Для того, чтобы улучшить эту вызывающую тревогу гуманитарную ситуацию для тысяч людей, имеет смысл говорить с теми, кто в Минске имеет возможность изменить положение, даже если речь идет о правителе, легитимность которого Германия и остальные европейские страны не признают», — отметил Зайберт.

Следом за ФРГ свою позицию высказали и в Литве, по словам главы МИД страны Габриэлюса Ладсбергиса, он не верит, что диалог с властями Белоруссии станет действенным способом для урегулирования кризиса.

«Двусторонние контакты чреваты риском их использования для легитимизации (белорусской власти). Пока, на мой взгляд, можно сделать больше ужесточением режима санкций. Давление в той мере, в какой оно может сказываться на сотрудничающих с режимом (Лукашенко), пока не достигнуто», — подчеркнул министр.

Что Лукашенко мог потребовать от ЕС

Разница в подходах к Лукашенко внутри Евросоюза, в особенности со стороны Литвы, которая сталкивается с миграционным кризисом вместе с Латвией, Эстонией и Польшей, вполне понятна. Эти государства в последнее время активно требуют усиления санкций в отношении белорусского руководства, в том числе введения нового пакета, который предусматривает ограничения против белорусских авиакомпаний — поставщиков нелегалов по версии ЕС.

Германия же, напротив, первой пошла на диалог с Лукашенко после неформального бойкота президента Белоруссии в Европе из-за президентских выборов 2020 года. Запад итоги голосования не признал, а также обвинил главу государства в репрессиях на фоне волны массовых протестов с задержаниями и столкновениями с милицией. Собственно, с этого момента ЕС начал активно вводить санкции против Минска, а также поддерживать белорусскую оппозицию.

Однако пока переговоры Меркель и Лукашенко не оказали серьезного влияния на кризис. Напротив, после диалога сторон мигранты предприняли попытку штурма польской границы. Единственным положительным моментом стало улучшение условий для беженцев: белорусские власти разместили мигрантов в отапливаемых ангарах на своей территории.

Было ли это одним из пунктов соглашения между Меркель и Лукашенко — неизвестно. Сам президент Белоруссии заявил тогда, что изложил собеседнице свое видение разрешения миграционного кризиса на границе и канцлер Германии взяла паузу, чтобы обсудить соответствующий вопрос с членами ЕС.

Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты по-разному оценивают беседы двух лидеров. Так, политолог Андрей Суздальцев уверен, что в первом разговоре с Меркель Лукашенко ей четко сказал, что если его признают легитимным президентом и снимут санкции, то у Европы никакой проблемы с мигрантами не будет.

«После этого разговора пошли какие-то изменения, мигрантов разместили в пустующие огромные ангары на границе. Почему нельзя было этого сделать сразу? Видимо, Минску нужно было продемонстрировать гуманитарную катастрофу и агрессию поляков. Однако Польша же не напала на Белоруссию, и сами беженцы находятся на белорусской территории. То есть власти Белоруссии как раз и отвечают за гуманитарный кризис. Судя по всему, Меркель об этом сказала Лукашенко, поэтому мигрантов все же завели в ангары, чтобы не позориться», — добавил эксперт.

В то же время эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер считает, что Лукашенко может и хочет, чтобы его признали и отменили санкции, но этого никто не сделает.

«Звонок Меркель Лукашенко не привел к изменениям позиции Польши и Германии в отношении приема беженцев. Эти три тысячи мигрантов вряд ли поменяют позицию ФРГ в отношении Лукашенко, тем более что Меркель меньше, чем через месяц уйдет с поста канцлера.

Конечно, немцы бы хотели, чтобы на белорусско-польской границе не было стычек, столкновений и провокаций, чтобы там вообще все было тихо и мирно. Но пока они не сделали ни одного шага, чтобы в чем-то пойти на встречу Белоруссии», — отметил эксперт.

С точки зрения Брутера, стороны, скорее всего, действительно обсудили как выйти из ситуации с мигрантами. По его мнению, Лукашенко мог указать Меркель на то, что Германия уже приняла более 1 млн мигрантов, так что может взять еще 3 тыс., а канцлер ФРГ отправилась думать над этим.

«Теоретически, Германия может согласиться принять какую-то часть этих людей маленькими группами или возможно примут всех, но назначат какой-то крайний срок. У мигрантов безвыходная ситуация, они не могут и не готовы возвращаться обратно. Они ждут, что кто-то решит их судьбу. Но никто этого делать на данный момент не собирается», — указал эксперт.

Как Минск давит на ЕС

Мнение о том, что Лукашенко пытается использовать миграционный кризис для давления на Евросоюз, в особенности для обеспечения своей легитимизации в глазах европейских политиков, отнюдь не ново. Ряд европейских СМИ не раз указывали на подобный подход Минска, тем самым объясняя искусственный характер миграционного кризиса. Масла в огонь тут подливает то, что сам Лукашенко предупреждал ЕС о волне мигрантов из-за того, что Белоруссия более не будет защищать Европу от нелегалов.

По версии политолога Андрея Суздальцева, белорусский лидер действительно пытается использовать кризис в свою пользу, пытаясь давить на ЕС и решать проблемы с Брюсселем с помощью мигрантов.

«Беженцы просто решают проблему власти Лукашенко, они — расходный материал для него. Однако вряд ли так он сможет заставить Запад пойти на переговоры и признать себя. Евросоюз, конечно, иногда идет на совершенно невероятные уступки, но тут ему мешает Польша, которая воспринимает мигрантов как нападение на свою страну.

Да и на столах европейских политиков лежат данные о политзаключенных, пытках и погибших в Белоруссии, что играет свою роль. Это тупик, потому что Европа не примет мигрантов, а в Минске не знают, что с ними делать дальше», — считает эксперт.

В свою очередь Владимир Брутер из Международного института гуманитарно-политических исследований считает, что Лукашенко не может надавить на Евросоюз с помощью трех тысяч мигрантов, поскольку это — слишком незначительная угроза.

«Если бы от Лукашенко каждый день поступало по три тысячи мигрантов, и Европа была бы вынуждена их принимать, то можно было бы говорить о давлении. Но пока они не приняли никого и в основном морочат голову белорусскому лидеру. Вероятности того, что Лукашенко будет увеличивать количество мигрантов нет, поскольку они находятся на его территории и он сам вынужден приостановить полеты. Поэтому какого-то давления тут не наблюдается, такого, которое было бы чем-то опасно для той же Германии. Тем более, что количество мигрантов такое маленькое, что о нем и говорить не следует», — резюмировал эксперт.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть