Спикер палаты представителей конгресса Пелоси: США не позволят КНР изолировать Тайвань 20:27
Чемпион мира Шубенков не понимает, почему World Athletics не дает ему нейтральный статус 20:25
Владимир Мау вернулся к исполнению обязанностей ректора РАНХиГС 20:20
Тайвань хочет заставить Foxconn отказаться от инвестиций в китайское производство... 20:16
Экс-наставник «Локомотива» Семин призвал Дзюбу побыстрее найти себе команду 20:16
Дети гуляют в противогазах: жители Воронежской области жалуются на экологическое... 20:09
Представитель МИД Захарова ответила на предложение США ввести налог на въезд... 20:08
В МИД Швейцарии сообщили, что будут представлять интересы Киева в Москве... 20:03
Итальянский журналист назвал Кокорина игроком-фантомом и катастрофой итальянского футбола 19:58
В ЦБ назвали «глупым и странным» предложение по блокировке переводов свыше... 19:54
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

«Росфинмониторинг заморозил деньги более 2 тыс. террористов»

Росфинмониторинг с начала 2021 года заблокировал 35 млн рублей, которые могли пойти на теракты

Боевики при планировании терактов все реже используют обналичку и все чаще криптовалюту. С начала спецоперации в перечень террористов были включены 312 человек, восемь из них — военнослужащие ВСУ. При этом объем сомнительных переводов в России в первом квартале сократился на 10% до 740 млрд руб. Об этом и о том, как работает финансовая разведка в новых условиях, в интервью «Газете.Ru» рассказал замдиректора Росфинмониторинга Иван Корнев.

— Иван Александрович, с момента начала военной спецоперации активность террористов, по наблюдениям Росфинмониторинга, снизилась или выросла? С чем вы это связываете?

— Специальная военная операция была вынужденной мерой российского правительства. Ее начали для обеспечения всей национальной безопасности. Конечно, спецоперация перевела режим работы государственных органов на «особый порядок». Федеральная служба по финансовому мониторингу не стала исключением. Мы выстроили с правоохранительными органами работу, которая позволяет в должной мере реагировать на новые вызовы и угрозы национальной безопасности – в том числе, в рамках противодействия финансированию терроризма. Лиц, которые подозреваются в причастности к терроризму, мы вносим в специальный перечень.

— Сколько лиц были включены в перечень террористов с 24 февраля?

— С начала специальной военной операции в перечень было включено 312 фигурантов. Из них 8 лиц действуют в составе вооруженных формирований на территории Украины.

Работа, которую осуществляет Росфинмониторинг, в полной мере позволяет использовать предупредительные меры. В том числе — ограничивать бесконтрольное распоряжение активами и имуществом лиц, которые связаны с терроризмом и способны нанести вред россиянам.

— Сколько потенциально возможных терактов удалось предотвратить в 2022 году и благодаря чему?

— Террористические акты представляют угрозу всей системе безопасности страны. Но мало пресечь теракт на стадии его реализации. Задача российских специальных служб — пресечь их в самом начале. То есть на стадии даже не планирования, а первых попытках его финансирования.

Чтобы предотвратить теракт и его финансирование, мы устанавливаем социальные связи террористов и своевременно блокируем их деньги. Механизм применяется очень активно. Сейчас он реализуется с помощью Межведомственной комиссии по противодействию финансированию терроризма.

Комиссия уже вынесла решения о замораживании активов 2 095 лиц. Представим, какое количество терактов удалось предотвратить. Каждое из этих лиц могло способствовать финансированию не одного и не двух терактов. Только с начала 2021 года активы более чем на 35 млн руб. 258 лиц были заморожены и не позволили им «перетечь» в физические активы террористов.

— Какие кейсы Вам запомнились и почему?

— Один из ярких примеров расследований в нашей практике — дело в отношении двух лиц, которые осуществляли сбор средств для финансирования ИГ (организация запрещена в России) под видом благотворительности. Следствием и судом было установлено, что в период с января 2013 года по май 2014 года они, находясь на территории одного из субъектов Северо-Кавказского федерального округа, вошли в состав запрещенной международной террористической организации. Эти лица участвовали в укрывательстве ее членов от правоохранительных органов.

С февраля 2015 года фигуранты, разделяя идеи «Исламского государства», провели сбор денег через интернет под видом благотворительности. Также использовались социальные сети и мессенджеры. Всего было собрано более 1,4 млн рублей для финансирования ИГ. Преступную деятельность удалось выявить и пресечь только благодаря совместным действиям Росфинмониторинга и правоохранительных органов.

Полное отсутствие моральной составляющей, которое используют террористы, прикрываясь благими целями, лишь в очередной раз подтверждает важность нашей работы по обеспечению безопасности всех наших граждан.

— Сколько лиц, причастных к террористической активности, было выявлено с помощи модели их финансового поведения? Насколько активно банки сейчас используют этот инструмент?

— Национальная кредитно-денежная система на современном этапе сталкивается с серьезными угрозами, которые идут со стороны международных террористических организаций. Снижение рисков финансирования терроризма требует реализации новых подходов в работе комплаенс-служб банков, донастройки систем их внутреннего контроля.

Поэтому Росфинмониторинг в 2015 году совместно с Центральным банком России, ФСБ, МВД России и банками запустил проект многофакторной модели индикаторов. Она позволяет устанавливать террористов через банковскую и небанковскую системы. Данные индикаторы соответствуют профилю типового поведения иностранного террориста-боевика. В результате был изменен «антиотмывочный» 115-ФЗ: теперь финансовые организации могут направлять в Росфинмониторинг информацию о подозрительной деятельности физических лиц, возможно связанных с финансированием терроризма.

— Какие новые каналы финансирования терроризма выявил Росфинмониторинг в 2022 году и как с ними борется?

— Преступники, придумывая способы совершения преступлений, ожидают реакции властей и после, импровизируя, находят способы обхода государственных ограничений. В наше время подход к данному вопросу был изменен и теперь угрозы определяются заранее.

По рекомендациям Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) Росфинмониторинг на постоянной основе проводит оценку рисков финансирования терроризма. Цель — формирование адекватного понимания рисков и угроз финансовой системы на национальном уровне.

— Каков объем незаконных финансовых операций в 2022 году? Как изменился этот показатель с 2021 года? Какие новые схемы отмывания денег появились?

— Противодействие легализации (отмыванию) доходов, полученных преступных путем, — ключевое звено финансовой безопасности страны, наряду с противодействием финансированию терроризма. Схемы отмывания денег развиваются наряду с развитием цифровых технологий. Однако неизменными остается ряд схем, которые активно используются и постоянно совершенствуются. Среди них — курьеры наличности; переводы по договорам займа от траста; передача ценных бумаг.

Отмечу, что последние несколько лет наблюдается тренд на снижение использования банковских карт, в том числе зарегистрированных на третьих лиц (так называемых «дропов»), в противоправной деятельности. Тенденция обусловлена в первую очередь популяризацией альтернативных способов взаиморасчетов между покупателем и продавцом, в том числе электронных средств платежа.

Одним из самых популярных электронных средств платежа является криптовалюта, в особенности биткоин. Он используется как основное средство для взаиморасчетов в теневом сегменте «DarkNet».

Объем сомнительных операций в первом квартале 2022 года составил около 740 млрд руб., что на 10% меньше соответствующего показателя четвертого квартала 2021 года.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть