Шэринг-экономика не хочет делиться

Как инновационные стартапы превратились в крупный рыночный сегмент

Экономика совместного потребления, или шэринг-экономика, из стартапов новой волны с налетом новаторства превратилась в огромный сегмент, который раздражает традиционных его участников и радует потребителей. «Газета.Ru» разобралась, почему идея общественного потребления вещей быстро превратилась в коммерческих гигантов и с чем сталкиваются современные онлайн-сервисы.

Модель шэринга возникла из идеи задействовать свои собственные ресурсы, будь то искусно сделанный стул или автомобиль с пустующим задним сиденьем. Первые представители этого сегмента расположились на онлайн-площадках и выступили в форме посредников между обычными потребителями. Из этой модели выросли такие сервисы, как AirBnB или индустрия каршеринга.

В 2011 году журнал Time включил экономику совместного потребления в список вещей, которые изменят мир.

В колонке также был упомянут сервис AirBnB, который уже к этому времени успел привлечь $120 млн и позиционировал себя как площадка по обмену жилплощадью: люди из разных стран предоставляют свою квартиру, комнату или даже бунгало путешественникам и туристам. Тогда, как и сейчас, идея создания онлайн-площадки для размещения и поиска жилья в любом уголке мира действительно близка к философии обмена, хотя и не безвозмездного.

Несмотря на то что перспектива заказать такси, водитель которого довезет вас до нужного места, очень призрачно связана с пресловутым желанием делиться, одним из самых успешных и узнаваемых представителей шэринг-экономики стал онлайн-сервис Uber, который продолжает развиваться по всему миру впечатляющими темпами. Сама компания объясняет свою концепцию шэринга следующим образом: водитель с машиной, как и комната в квартире, которую можно сдать, является тем самым незадействованным ресурсом, который можно использовать в случае необходимости.

Третьим порождением шэринг-экономики стал сервис Task Rabbit, который представляет собой площадку по обмену мелкими услугами: к примеру, один пользователь нуждается в помощи при перевозке шкафа, а другой готов помочь с этим за определенную сумму. В России намного позднее появился свой аналог подобного сервиса под названием YouDo. Близким к такому типу сервисов оказался Etsy (российский аналог — «ДаруДар»).

Начиная в качестве мелких стартапов, сервисы смогли завоевать доверие и большую популярность среди пользователей, активно пользующихся интернетом.

Согласно исследованию, представленному группой специалистов Vision Critical и Crowd Companies, на рынке так называемой совместной экономики в отдельном сегменте, как правило, доминирует один крупный игрок. Так, на самом популярном краудфандинговом сервисе Kickstarter сосредоточено 57% всех сделок, Craigslist занимает 65% рынка профессиональных услуг, Uber владеет 86% перевозок, а Etsy показывает и вовсе поразительные результаты — на онлайн-сервис приходится 91% сделок в сфере пользовательских продуктов.

Из результатов исследования можно сделать вывод, что онлайн-площадки выгодны скорее для их пользователей, которые имеют возможность пользоваться услугой или предлагать свои товары широкому кругу потребителей, нежели для желающих поконкурировать с шэринг-гигантами.

Кроме того, с приходом желающих «поделиться своими услугами» на рынке началась настоящая война между новыми игроками и традиционными поставщиками различных сервисов, далеких от онлайна.

Так, французские таксисты в борьбе с сервисами Uber за привычный им рынок прибегали к самым радикальным мерам: автомобилям популярнейшего американского онлайн-сервиса объявляли бойкот и обращались во все инстанции, как в суды, так и к мэру Парижа, с просьбой регулировать онлайн-такси, которые пришли на рынок с необычно низкими ценами и поменяли правила конкуренции. В настоящее время европейские суды до сих пор пытаются выработать механизм регулирования нашумевшего сервиса, поскольку сам Uber предпочитает руководствоваться правилами отрасли информационных технологий, в то время как его противники настаивают на выполнении норм транспортной отрасли как обычные службы такси.

В России бунт против онлайн-сервисов такси закончился более прозаично: летом этого года Ассоциация петербургских таксистов выступила с открытым обращением к губернатору Санкт-Петербурга Георгию Полтавченко, требуя запретить Uber, а также его российские аналоги — Gett и «Яндекс.Такси», — но ответ недовольным работникам поступил в тот же день. Пресс-секретарь Полтавченко объявил, что у правительства города таких полномочий нет.

Подобную реакцию встретил и сервис BlaBlaCar в Испании, где против него объединились представители индустрии автобусных перевозок. Как пишет издание Fortune, на митинге против сервиса, подбирающего попутчика во время путешествия, собрались не только водители автобусов, но и бывшие пользователи BlaBlaCar. Если одних не устраивало положение сервиса на рынке, то других возмущали комиссии сервиса по сделке и невозможность восполнить издержки, такие как поломка машины или ее проверка. Так или иначе представители традиционного рынка настойчиво требуют запрета онлайн-сервисов, поскольку уверены, что правила транспортной отрасли распространяются на всех ее участников и руководствоваться только нормами отрасли информационных технологий означает нечестную игру на рынке.

По данным исследования Fortune, автобусная компания Confebus, которая предлагает своим клиентам перевозки по 17 основным маршрутам, по пятницам теряет около 32% своих пассажиров, которые предпочитают пользоваться BlaBlaCar, в том числе и из-за значительно более низких цен.

К примеру, в среднем поездка, осуществленная с помощью BlaBlaCar из Мадрида в Валенсию, будет стоить €15, в то время как билет на автобус по этому же маршруту обойдется в два раза дороже.

Тем не менее бывшие стартапы и нынешние гиганты оставляют место и для новичков, сами являясь отличной площадкой для старта. К примеру, The Telegraph опубликовала историю 38-летней Стеллы Баггот, которая на протяжении 14 лет работала иллюстратором в традиционном для обычного клерка трудовом графике, прежде чем перейти на фриланс и открыть для себя новые варианты работы. Женщина решила реализовать свое хобби — изготовление причудливых фигурок из керамики. Стартовой площадкой стал сервис Etsy, и после нескольких лет успешной торговли ручными работами, как рассказывает сама Баггот, она смогла позволить себе покупку квартиры.

Несмотря на свою успешность, новый свободный график работы повлек за собой пару нюансов: предпринимательница призналась, что ее до сих пор пугает вариант, при котором ее работы резко перестанут продаваться и она лишится источника доходов.

Кроме того, Баггот также назвала спорными моментами в ее работе в качестве мелкого участника развивающейся шэринг-экономики вопрос с налогами и относительная финансовая нестабильность.

Многие исследователи, изучающие такое явление, как шэринг-экономика, предлагают отказаться от этого термина, который по мере развития отрасли утратил свое первоначальное значение. «Нет ничего общего с термином «делиться» в том, что вы нанимаете работника для уборки своего дома или заказываете такси для поездки до работы, даже если вы используете для этого специальное приложение», — считает журналист The Guardian Алекс Херн, и с ним сложно не согласиться, ведь всемирно известные шэринг-компании из мелких стартапов давно превратились в коммерческих гигантов.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть